Перейти к содержимому

IPB Style© Fisana
 

Фотография

Танковые сражения в 1916-1918 гг.


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1 Тов. Рязанцев

Тов. Рязанцев

    Рядовой

  • Отсутствующие
  • 31 сообщений

Отправлено 23 июня 2009 - 22:38

Танковые сражения в 1916-1918 гг.
Во Франции, как и в Англии, работа по созданию танков велась в глубокой тайне, так как одно из важнейших условий успеха заключалось во внезапности нападения на неподготовленного противника и панике, которую должна была вызвать неожиданная массированная атака новых боевых машин.

Однако англичане отказались от этой точки зрения и испробовали бронетанковое оружие в незначительных масштабах в сражении на р. Сомма. Этим они повторили всего лишь через 10 месяцев ошибку, совершенную немцами при первом применении газов. 15 сентября 1916 г. у Флер англичане бросили на штурм немецких позиций 49 танков; затем они снова применили танки 25 и 26 сентября при Тьепваль.

На французском фронте танки впервые участвовали в боях 16 апреля 1917 г. После применения танков англичанами немцы частично приняли противотанковые меры, расширив траншеи, что могло полностью парализовать машины типа Шнейдер и Сен-Шамон вследствие их ограниченной проходимости. Поэтому танки удалось использовать только для захвата третьих позиций (первые и вторые позиции занимались пехотой после мощной артподготовки): они заменили артиллерию, огонь которой не достигал этих позиций, и дали возможность избежать длительных остановок, позволяющих противнику восстановить нарушенную оборону. Чтобы танки могли преодолеть участки, обработанные артиллерией, им придавались специальные группы для подготовки проходов. Тогда машины своевременно достигали рубежа, откуда они снова могли беспрепятственно продвигаться вперед.

Именно этот принцип был положен в основу организации наступления на р. Эна. 5-я и 6-я армии прорывали [39] фронт противника от Воксайон до Куси-ле-Шато, а 10-я армия, находившаяся во втором эшелоне, развивала успех в направлении р. Сер. Соединениям, осуществлявшим прорыв, были приданы две танковые группы. Местность не представляла никаких особых трудностей для действий танков. Участок прорыва был ограничен на востоке р. Эна, на западе — высотами Краонн; его пересекала р. Мьет шириной всего 3 м, а на севере и на востоке возвышались холмы Амифонтен и Прувэ. Обе группы под командованием Шоба (3 бронедивиэиона танков Шнейдер) и Боссю (5 бронедивизионов) насчитывали 130 танков. Они должны были помочь пехоте захватить третьи позиции немцев на фронте Амифонтен, Прувэ. Но 15-дневная подготовка дала возможность немцам подвести подкрепления, в особенности артиллерию. Кроме того, местность хорошо просматривалась, что является особенно ценным в танковом бою. На левом фланге танковая группа Шоба, остановившаяся перед первой траншеей противника, расширенной до 4-5 м, несла большие потери от артиллерийского огня из Краонн. На правом фланге после длительного марш-подхода танковая группа Боссю, вытянувшаяся в бесконечную колонну, была вынуждена переправляться через р. Мьетт только в одном пункте и подверглась сильному артобстрелу. Несмотря на то, что много танков загорелось (в том числе и командирский танк Боссю), машины продолжали движение и достигли железной дороги Амифонтен — Гиньикур, но у пехоты не хватило сил следовать за ними и им пришлось отойти. В результате танки, хотя и продвинулись на 2-3 км дальше пехоты, но не оказали ей ожидаемой помощи.

Неудача явилась следствием неверного замысла и общей плохой организации сражения, отсутствия связи с пехотой, малой подвижности и слабой проходимости танков; выбранный боевой порядок не обеспечивал успешного продвижения танков на поле боя. Потери от артиллерийского огня противника составили 57% от общего количества машин, принявших участие в наступлении, то есть 76 танков.

Эти первые попытки оказали сильное влияние на теорию боевого использования танков. Французы стали склоняться к применению танков для сопровождения пехоты, а англичане вернулись по существу к стратегическим планам генерала Эстьена. Поэтому в конце 1917 г. [40] были осуществлены две операции совершенно различного характера, известные как сражения под Мальмезоном (23 октября) и у Камбре (20 ноября).

Наступление на Мальмезон имело ограниченную цель — захватить дорогу Шмен-де-Дам. Танки (3 дивизиона танков Шнейдер и 3 — танков Сен-Шамон) поддерживали наступление 6 пехотных дивизий на фронте 11 км и были использованы исключительно для сопровождения пехоты. Их действия дали ожидаемые результаты, так как взаимодействие танков с другими родами войск было тщательно налажено. Два спешенных кирасирских батальона были специально обучены сопровождению танков в бою; чтобы проделать проходы в проволочных заграждениях, вели огонь снарядами с взрывателями мгновенного действия с целью избежать глубоких воронок. Авиация наблюдала за продвижением пехоты и танков, а также за передвижением немецких резервов, засекала огневые позиции противотанковых орудий. Плотный контрбатарейный огонь и густой туман мешали действиям немецкой артиллерии.

В ноябре 1917 г. английские бронетанковые войска имели 3 бригады трехбатальонного состава. Батальон состоял из 3 рот, в каждой из которых было 4 взвода по 3 танка (1 пушечный и 2 пулеметных). Всего 378 боевых танков «Марка IV» и 98 вспомогательных (танков снабжения). Эти силы, приданные 3-й английской армии, дали первое крупное танковое сражение.

Задачей операции было прорвать линию Гинденбурга между Гоннелье и Эрми на фронте около 15 км, затем создать на канале Шельды, против Камбре, мощное прикрытие для развития успеха в северном направлении, между Бурлон и Сансе, посредством удара в тыл. Артиллерийская подготовка не производилась, проход пехоте через проволочные заграждения обеспечивали танки. В момент выхода танков с исходных позиций артиллерия должна была открыть огонь по командным пунктам, узлам связи и батареям противника и одновременно создать огневой вал, за которым должны были продвигаться танки и пехота. Кавалерия имела задачу как можно скорее развить успех. Местность, удобная для действий танков, представляла собой ряд низин и холмов, спускавшихся к р. Шельда. Шельда пересекала поле сражения, но переправы имелись лишь в некоторых пунктах; деревни Бурлон и Фонтен-Нотр-Дам вместе с Бурлонским лесом [41] образовали довольно сильный оборонительный рубеж противника.

В наступлении принимали участие 6 пехотных дивизий, из которых 5 находились в первом эшелоне, кавалерийский корпус и танки. Были приняты меры для сохранения тайны: танки сосредоточивались лишь в последние три ночи перед наступлением. Они были равномерно распределены между пехотными дивизиями, наносившими главный удар, образуя, как и пехота, два эшелона. Командующий генерал Эллес находился в одном из танков наступавшей в центре бригады. Чтобы иметь возможность преодолеть немецкие окопы шириной около 4 м , на каждом танке были прикреплены цепями огромные фашины. Экипаж мог спустить их, не выходя из машины, и прокатить вперед; таким образом, траншея частично заполнялась. Три танка, входящие в состав взвода, по очереди выходили вперед для преодоления различных препятствий.

В 7 час. 10 мин. танки вышли с исходных позиций, в 1 км позади переднего края своей обороны. В 7 час. 20 мин. они пересекли передний край; артиллерия вела огонь (в том числе огневой вал) гранатами и дымовыми снарядами, чтобы ослепить немецкие батареи, хотя это несколько стесняло и действия английских танков, которым пришлось передвигаться по компасу. Проволочные заграждения были быстро уничтожены, окопы преодолены, оборона подавлена или полностью дезорганизована. К полудню южный берег канала Шельды от Кревкер и до пункта южнее Фоли находился в руках англичан. Были заняты Маньер, Маркуэн, Нуайель; к исходу дня наступавшие войска овладели и Флескьером, где засевшая в подвалах немецкая пехота, поддержанная с находящихся неподалеку артиллерийских позиций, долго оказывала упорное сопротивление. Танки понесли большие потери, но все же между Кантен и Флескьер удалось прорвать оборону противника на довольно широком фронте.

Теперь нужно было развить успех. Но пехота уже была не в состоянии это сделать, а танки исчерпали все свои возможности. В резерве оставалась лишь 29-я английская пехотная дивизия с 20 танками. Этого было явно недостаточно. После 14 час. 30 мин. 30 танков сосредоточились к юго-западу от Маньер с целью овладеть Кантен и Фон-тен-Нотр-Дам в тесном взаимодействии с кавалерией. Но кавалерия — канадский эскадрон — появилась на поле [42] боя лишь в 16 час. 30 мин. северо-западнее Маньера. Ей удалось продвинуться до подступав к Камбре, где канадцы были рассеяны. Другие кавалерийские подразделения также понесли в районе Камбре серьезные потери. Время для прорыва здесь было упущено.

Вечером 20 ноября сражение по существу было окончено. За несколько часов была прорвана весьма сильная оборона на франте 16 км и на глубину 9 км. Немцы потеряли 8 тыс. пленными, 100 орудий, англичане — 4 тыс. человек и 49 танков, подбитых артиллерией. В последующие дни бои приняли местное значение и количество участвовавших в них танков резко сократилось до 50, максимум 60. Англичанам удалось захватить Гренкур, Аннё, Бурлонский лес, после чего сражение окончательно затихло. Для достижения решительной победы англичанам следовало бы глубже эшелонировать свои танки, кроме того, им не хватало войск, способных быстро передвигаться на поле боя, и более совершенного вооружения.

Эти бои показали, что необходимо усовершенствовать материальную часть (создать больше удобств для экипажа, построить надежные двигатель и механизмы, усилить броню, обеспечить противопожарную защиту, улучшить проходимость и скорость). Надо было иметь быстроходную машину, способную развивать успех, достигнутый в результате атаки пехоты. Кроме того, имевшаяся техника была изношена до предела. Таким образом, с самого начала требовалось разрешить важнейшие проблемы, связанные с созданием новых типов танков. Если толщина брони большая, танк не может двигаться быстро; наоборот, недостатком быстроходных машин является их слишком легкое бронирование. Мощный двигатель позволяет развивать высокую скорость, но зато уменьшается запас хода. Гусеничный ход должен обеспечить высокую проходимость и быстрое передвижение по любым дорогам и вне дорог, а эти требования противоречивы. Наконец, хорошо вооружить танк — тоже нелегкая задача.

В 1918 г. во Франции появилась машина типа Рено, замечательный танк сопровождения, в Англии — танки «Марка V» и «Марка V*», представлявшие собой усовершенствованные образцы прежних типов, а также был создан быстроходный танк Уиппет. Сражения 18 июля и 8 августа 1918 г. блестяще подтвердили значение бронетанковых войск. [43]

18 июля 1918 г. 10-я и 6-я французские армии начали наступление на фронте 50 км от Нуврон-Вингре до Марны с целью срезать выступ, образовавшийся между реками Эна и Марна в результате наступления немцев 27 мая. Оборонительные сооружения противника (7-й немецкой армии) представляли собой укрепления полевого типа. 10-я французская армия нанесла удар внезапно, без артподготовки. В первом эшелоне было 10 пехотных дивизий и 343 танка (3 дивизиона танков Шнейдер, 3 дивизиона танков Сен-Шамон, 3 батальона танков Рено), которые, за исключением машин Рено, находившихся сначала в армейском резерве, были приданы главным образом (156 танков) 20-му армейскому корпусу и двум соседним с ним (1-му и 30-му) корпусам. После короткой артподготовки были введены в бой 8 пехотных дивизий 6-й армии и 157 танков (3 батальона танков Рено и один дивизион танков Сен-Шамон).

В 4 час. 45 мин. при небольшом тумане началось наступление. К полудню войска продвинулись на направлении главного удара до 6 км и, овладев артиллерийскими позициями противника, остановились, как было предусмотрено, на рубеже, расположенном около 5 км от исходных позиций, чтобы подтянуть артиллерию. Затем наступление возобновилось. К исходу дня 10-я армия продвинулась на 9 км, 6-я армия — на 6 км. Победа была неоспоримой. Противник потерял 12 тыс. пленными и 250 орудий; на 20 июля в 47-й немецкой резервной дивизии оставалось всего 11 офицеров и 220 солдат, в 115-й пехотной дивизии — 56 офицеров, 1216 солдат, 2 пятиорудийные батареи.

Наступление было проведено исключительно быстро: переброска войск, сосредоточение танков, разведка были произведены за 4 дня (14-17 июля), а в ночь с 17 на 18 июля войска уже заняли исходные позиции. Однако длительная остановка, вызванная перемещением артиллерии на новые огневые позиции, позволила вступившим в бой немецким пехотным дивизиям и резервам задержать французов на второй позиции. Прорыв не был расширен, так как 3 кавалерийские дивизии и 3 батальона пехоты, посаженной на автомашины, прибыли к месту прорыва лишь в 15 час., когда немцы уже сумели организовать оборону. Наконец, слишком большая зависимость маневра танков от действий пехоты и артиллерии, ставившей [44] огневой вал, помешала быстрому развитию успеха, особенно в момент смены огневых позиций.

Наступление 8 августа, предпринятое 4-й английской и 1-й французской армиями, имело целью ударом в направлении Шон ликвидировать угрозу важной железной дороге Париж — Амьен. 4-я английская армия наносила главный удар между Анкр и Люс на фронте 18 км в составе 8 пехотных дивизий, поддержанных 9 батальонами танков «Марка V». Кавалерийский корпус (3 кавдивизии, 2 батальона танков Уиппет, 1 батальон броневиков) должен был развить успех. В сражении участвовало 580 танков (из них 420 боевых). 1-я французская армия, наступавшая с юга первоначально на фронте 8 км, имея на левом фланге армейский корпус (3 пехотные дивизии в первом эшелоне и 90 танков Рено), постепенно продвинулась в восточном направлении, увеличив фронт наступления до 34 км, и вышла в район севернее массива Булонь-ла-Грасс. Место и время наступления хранились в строжайшей тайне, танки прибыли на исходные позиции лишь между 31 июля и 5 августа.

В 4 час. 20 мин. артиллерия обеих армий, английской и французской, открыла огонь. Английская пехота немедленно пошла в атаку, следуя за танками. Французы начали наступление в 5 час. 05 мин., когда после 45-минутной артподготовки части 35-го армейского корпуса, расположенного на левом фланге 1-й армии, атаковали немецкие позиции. Наступление 9-го армейского корпуса началось в 8 час. 20 мин. Туман затруднял действия войск, но все же к исходу дня им удалось продвинуться на фронте 30 км на 11 км вглубь обороны противника. 8 из 10 немецких пехотных дивизий, действовавших на этом участке, были полностью уничтожены. К 9 час. утра немцы потеряли 700 офицеров, 27 тыс. солдат, в том числе 16 тыс. пленными, 400 орудий. Потери англичан составляли всего 100 танков. Таким образом, становятся понятными слова Людендорфа: «8 августа — это черный день германской армии» и «Наибольшее поражение германской армии с момента начала войны стало реальностью».

В этом сражении широко применялась авиация. 400 английских и 600 французских самолетов бомбили и обстреливали из пулеметов артиллерию, противотанковые орудия и резервы, облегчая продвижение танков. Кроме того, контрбатарейный огонь был очень интенсивным: 2/3 батарей [45] 4-й английской армии действовали против немецкой артиллерии, и лишь 1/3 ставила огневой вал. Наконец, чтобы сохранить высокий темп наступления, после выполнения ближайшей задачи сменяли свои огневые позиции не все батареи, а только часть их.

Однако развить достигнутый успех не удалось. Кавалерийский корпус придал первому эшелону батальоны танков Уиппет, чтобы обеспечить действия кавалерийских бригад и облегчить их продвижение через проволочные заграждения, но эти бригады не умели вести бой во взаимодействии с танками. 1-я кавалерийская дивизия овладела Арбоньером и продвинулась дальше третьего намеченного рубежа (расположенного в 10 км от исходных позиций) до Фрамервиль и Вовилье. Однако остальные части кавкорпуса не смогли продвинуться дальше третьего рубежа. Батальон броневиков вышел в район Пруайар, Фрамервиль, Фукокур, где он нанес тяжелые потери немцам. Но поскольку за ним не следовала пехота, этот успех оказался кратковременным. Вместе с тем ограниченное количество танков не позволило осуществить эшелонирование в глубину — единственное, что может обеспечить длительный наступательный порыв. Сначала наступающие задержались приблизительно два часа на первом рубеже, выбранном слишком близко к исходному положению (3 км) и как раз перед районом артиллерийских позиций противника. Затем наступление было остановлено в результате вынужденной новой задержки на третьем рубеже, когда пехота, которая уже не имела перед собой противника, должна была поддерживать действия танков Уиппет и броневиков.

В 1917 и 1918 гг. танки коренным образом изменили общий характер и темпы боя благодаря способности быстро сосредоточиваться, а также вследствие частичной или полной отмены артподготовки при условии, что танки вводятся в бой массированно, действуют внезапно, на широком фронте и эшелонируются в глубину. Создавая проходы в проволочных заграждениях, преодолевая довольно широкие траншеи, они дают возможность приближать к противнику защищенные броней орудия и пулеметы и вести вместо стрельбы по площади точный прицельный огонь. Более быстрые, чем пехота, они глубже проникают в оборону противника и дезорганизуют ее. Но опыт показал также, что танки не в состоянии сражаться одни. Им [46] нужна артиллерия, чтобы подавлять огонь артиллерии и противотанковых средств противника; пехота, чтобы сопровождать их, обеспечивать непосредственное охранение, занимать местность; инженерные войска, чтобы облегчить преодоление препятствий. Авиация необходима для разведки и для прикрытия с воздуха; кроме того, она должна атаковать танки, артиллерию и резервы противника. Следовательно, танки нужно включать в боевые порядки других родов войск.

Во всех разобранных выше сражениях после занятия первой позиции наступление всегда приостанавливалось. С одной стороны, это зависело от того, что танки не обладали большим запасом хода и высокой подвижностью. С другой стороны, они находились в тесной зависимости от других родов войск, которые в то время еще не приспособили своей боевой техники и методов ведения боя к новому виду оружия. Успешно взаимодействовать с танками не могут ни пехота без механизированных средств передвижения, ни артиллерия на конной тяге. В связи с этим следует признать вполне обоснованным предложения генерала Эстьена о создании бронеприцепов для транспортировки пехоты.

Хотя танки уже тогда завоевали права гражданства среди других родов войск, понадобилось еще около двадцати лет, чтобы полностью изменить как материальную часть, так и теорию боевого применения, и создать танковые соединения, способные вести крупные операции стратегического значения.




Рейтинг@Mail.ru DDoS Protection Powered by DDos-GuarD
Copyright © 2018 Антиквариат.ру