Перейти к содержимому

IPB Style© Fisana
 

Фотография

Сражение за Воронеж


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 41

#1 никон 2014

никон 2014

    Старшiй Унтеръ-Офицеръ

  • Пользователи
  • 461 сообщений
  • Город:Герой Воронеж

Отправлено 23 June 2015 - 18:06

В истории Великой Отечественной войны сражение за Воронеж, разгром немцев и их сателлитов на Дону имели прямую связь со Сталинградской и Курской битвами.Военным историкам еще предстоит очень многое сделать для того, чтобы изучить и дать достойную оценку героическим усилиям советских воинов на Воронежской земле.В стратегическом плане фашистских генералов захват Воронежа являлся одной из решающих предпосылок успешного похода гитлеровских полчищ на Кавказ и Сталинград. Они намеревались продвинуться от Баку через Персию к основным источникам нефти в Месопатамии, заставить Англию и США выйти из войны, а главными силами охватить Москву с востока и принудить нас к капитуляции.

Ф. Голиков, Маршал Советского Союза.



Одной из самых крупных, и в тоже время одной из самых забытых битв Великой Отечественной является битва за Воронеж. Масштаб сражения развернувшегося от низовий Дона и до Орловщины был поистине колоссальный, количество техники и живой силы принимавшей участие в битве превосходит такие знаменитые баталии как Курская Дуга или битва за Кавказ. 212 дней и ночей гремели бои на Воронежской земле. В кровопролитных сражениях нашим воинам удалось остановить врага, не дать ему захватить город целиком и переправиться, закрепиться на левом берегу, а впоследствии нанести сокрушительный удар и разгромить всю группировку немецких войск и их сателлитов на среднем Дону и в районе Воронежа. Воронеж один из двух городов в истории Великой Отечественной, в котором линия фронта проходила прямо по улицам и площадям, паркам и скверам, фабрикам и заводам, и делила город на две части. Еще одним был Сталинград. Огонь войны бушевал на нашей земле почти на два месяца дольше чем в Сталинграде. Бои в городе начались 6-го июля 42-го и продолжались до конца января 1943 года. В Сталинграде только лишь к концу августа началу сентября и закончились так же в начале февраля 1943 года. А по накалу боев сражение в Воронеже временами превосходило смерч огненный бушевавший в городе на Волге так, что немцам приходилось снимать дивизии из под Сталинграда и перебрасывать под Воронеж. Семь месяцев не прекращались сражения в городских кварталах. Кровопролитнейшие бои развернулись за каждый дом, каждую улицу, каждый этаж. В битвах на Воронежской земле сложили свои головы почти полмиллиона воинов Красной Армии. Братские могилы и мемориалы на местах захоронения бойцов и командиров есть чуть ли не на каждой улице в тех частях города где шли кровопролитные бои. Крупнейшими из них являются комплексы на Задонском шоссе и Чижовском плацдарме где погребено несколько десятков тысяч защитников города. Задонское шоссе, северные ворота города, стало тем рубежом на котором гитлеровские полчища разбили свой лоб о мужество и героизм русского солдата. Стремясь во что бы то ни стало захватить шоссе на Москву фашисты по нескольку раз в день бросались в атаки, каждый раз отступая и оставляя на поле боя сотни и тысячи трупов своих солдат. Чижовский плацдарм, наш, Воронежский Мамаев Курган, символ мужества и героизма русского солдата, летом и осенью 42-го на этом небольшом прибрежном бугорке развернулись жесточайшие сражения в которых погибло более тридцати тысяч защитников родины. И немцы и наши воины сражались с одинаковым ожесточением и упорством. Бойцам и командирам Красной Армии приходилось штурмовать здания превращенные врагом в хорошо укрепленные огневые точки. Каждый дом, каждый этаж переходил из рук в руки по нескольку раз. Потери были велики. Многие и многие тысячи героев сложили свои головы на улицах города. Несмотря на невероятные усилия, на мужество и бесстрашие наших воинов полностью освободить город и ликвидировать плацдарм врага в Воронеже не получилось, но весь левый берег и половина правобережной части города были очищены от оккупантов. Врагу не удалось создать надежный плацдарм для дальнейшего продвижения в глубь советской земли. В тяжелейших боях противник понес жестокие потери, около 400000 солдат и офицеров гитлеровской армии нашли свою могилу на Воронежской земле. Тысячи танков, самолетов, орудий и минометов врага превратились в груду оплавленого искореженого металла. Что же заставляло сражаться и гитлеровцев и наших воинов с предельным упорством и ожесточением ? Ответ однозначен. Сражение за Воронеж имело ключевое значение для всей компании 1942 года. Не захватив Воронеж немцы не могли гарантировать успех операций на Кавказе и в Сталинграде, и не могли обеспечить безопасность войскам наступавшим на Сталинград, глубоко вклинившимся в глубь Советской территории. Воронеж был цитаделью которая гарантировала стабильность фронта и обеспечивала безопасность на левом фланге наступавшей немецкой группировки. Исключала контрудар советских войск, замыкала наши силы на среднем Дону. В тоже время позволяла немцам сосредоточить скрытно крупные силы и нанести глубоко охватывающий армии Брянского и Центрального фронтов удар в направлении Москвы, окружив и уничтожив крупную группировку советских войск, выйти на подступы к столице с юга. Аналогично и для Красной Армии, разгромив плацдарм в районе Воронежа нашим войскам ничто не мешало наступая на запад отбросить немцев на прежние рубежи, и впоследствии, мощным ударом рассечь вражескую оборону и окружить крупные силы нацистов. Такие задачи и ставились перед наступавшими на город частями. И те и другие прекрасно понимали значение которое имел город. Почти четыре месяца ни на секунду не прекращался штурм. С июля по октябрь, дом за домом, улицу за улицей освобождали от врага Воронеж ценой своей жизни воины Красной Армии.

 

 

Из воспоминаний Маршала Советского Союза Ф. Голикова. 

Воронежское сражение. Центрально-Черноземное книжное издательство, Воронеж, 1968 г.

 

 

    Главный удар противника в операции "Синяя" был направлен на Воронеж. На город и прилегающие к нему районы наступало пять танковых и три моторизованные дивизии. За ними шли непосредственно к Воронежу 57-я и 168-я пехотные. Десять дивизий из состава  2-й венгерской армии, включая одну танковую, и до пяти из  6-й немецкой в это же время пробивались к Дону на рубеж Гремячье--Коротояк--Лиски.

   Обстановка с обороной города и ближайших подступов к нему через Дон была очень трудной.

   2 июля по личному указанию И. В. Сталина я совместно с членом военного совета И. З. Сусайковым, небольшой группой работников фронтового штаба, и полевого управления прибыл из Ельца в Воронеж, в город где до этого никто из нас не бывал.  Мы были убеждены в устойчивости Брянского фронта,  но нас крайне беспокоило положение в районе Воронежа.  Верховный Главнокомандующий приказал мне организовать оборону города на месте.

   Почти круглосуточно Воронеж подвергался массированным ударам авиации врага.

   Мы разместились в подземном убежище на обрыве западного берега реки Воронеж. Положение со связью в сторону Касторного и Старого Оскола было плохим. Собственно ее не было. Лучше было со связью на Елец со штабом фронта и со Ставкой. Средств связи у нас было крайне недостаточно, а радиосвязь работала с большими перебоями. Совершенно отсутствовала связь с 40-й армией по той причине, что само ее командование и штаб поспешно покинув под прямыми ударами танков основной командный пункт в районе Ястребовки, находилось неизвестно где, знать о себе долго не давали и всякое управление войсками армии утратили.  

   В гарнизоне Воронежа полевых войск не было. В городе находился штаб 232-й стрелковой дивизии, только что приступившей к занятию обороны по левому берегу Дона почти на 80-километровом фронте--от Горожанки до впадения реки Воронеж в Дон. Командир дивизии полковник И.И. Улитин писал, что день 30 июня, принесший сведения о мощном ударе танков противника в направлении на Воронеж, совпал с получением дивизией артиллерии, минометов и стрелкового вооружения.  

   Это была свежая стрелковая дивизия. Многие ее бойцы --юноши 18-19 лет не имели боевого опыта. Но дисциплина, политико-моральное состояние были крепкими.

   Двумя стрелковыми полками и спецчастями дивизия оборонялась по левому, восточному, берегу Дона на 45-километровом фронте Новоподклетное--Подгорное--Подклетное--Рабочий поселок--колхоз "1 Мая"--совхоз "Ударник"-- Малышево до устья реки Воронеж. Один батальон дивизии был выдвинут за Дон на участок Терновое--Семилуки для защиты подступов к железнодорожному и автогужевому мостам. Небольшими силами дивизия занимала также Петино и Юневку.

   В самом гарнизоне города 2 июля находились 41-й полк НКВД, два батальона 287-го полка оперативных войск НКВД, два батальона 233-го конвойного полка НКВД, один батальон 125-го полка НКВД по охране железнодорожных сооружений, учебный центр командного состава Юго--Западного фронта в составе трех батальонов, два эскадрона учебного запасного кавалерийского полка.

   Это были небольшие части. Полки НКВД имели по 500--600 человек, вооруженных винтовками и ручными пулеметами. Учебный центр был таким же по составу, а вооружен был еще хуже, один его батальон имел только револьверы "Наган". Эскадроны кавполка имели на вооружении лишь винтовки и клинки.

   Существенным было нахождение в городе двух зенитно--артиллерийских полков, имевших 30--40 орудий средних и малых калибров, а также двух зенитно--пулеметных батальонов 3-й дивизии ПВО.

   На станции Отрожка стоял бронепоезд.

   Направленные на позиции части сразу же заняли боевые оборонительные участки. Бронепоезд был послан оборонять подступы железной дороги со стороны Дона на участке станций Отрожка--Олень Колодезь. Зенитным полкам мы приказали выполнять свои прямые функции и сформировать маневренные группы для борьбы с танками и пехотой противника.

   Боевой слаженности гарнизона мешали ведомственные тенденции. Ряд начальников управлений из вышестоящих учреждений НКВД всячески стремились подчиненные им полки вывести из Воронежа и отправить в тыл, к новым пунктам дислокации. Штаб Юго--Западного фронта требовал немедленной отправки из города подчиненных ему частей .Командование же Воронежско--Борисоглебского района ПВО не хотело ставить свои части на противотанковую оборону и старалось вывести их из города за реку Воронеж в Придачу.

   В основном же оборона Воронежа зависела от того, когда подойдут к городу силы отходившей из района Щигров 40-й армии, особенно войска двух резервных армий-- 3-й и 6-й, спешно выдвигавшихся из района Тамбова, Новохоперска, севернее и южнее Воронежа на Дон.

   В районе села Боево (южнее Воронежа) вечером 5 июля появился штаб головной дивизии 6-й армии---141-й, а ее передовой полк подошел к селу Олень--Колодезь. Основные же силы дивизии находились еще в районе станции Лиски. Стрелковый полк дивизии без промедления занял оборону на участке Масловка--Таврово и несколько южнее с задачей обороны подступов к Дону из района Гремячее--Костенки.

   Батальоны 53-го укрепленного района, отступившие из за Дона в район Давыдовки, заняли оборону на левом берегу Дона в

35-километровой полосе: Новоаленка--Троицкое.

   Одна из наших понтонно--мостовых рот была отправлена в район Девица--Троицкое для оказания помощи выводившимся за Дон некоторым танковым частям в переправе на восточный берег Дона. Рота успешно решила эту задачу: по ночам переправила у села Донище девять тяжелых танков КВ,

18 Т-34, несколько легковых машин, а также до 200 грузовиков. Понтонеры помогали в переправе отдельных стрелковых частей с их тяжелым вооружением и обозами.       

   Так к югу от Воронежа складывался новый оборонительный рубеж. 

   Но в самом городе не было ни одного стрелкового полка или дивизии. Лишь к исходу 8 июля к Воронежу подошла 6-я стрелковая дивизия 40-й армии, отходившая с тяжелыми упорными боями из района реки Кшень, под непрерывными атаками подвижных наземных и воздушных сил врага. У нее вместо 10--11 тысяч человек имелось лишь 1400 человек, но тем не менее к утру 9 июля ее пришлось с ходу поставить в оборону района Придачи. Несколькими часами позднее к северной окраине Воронежа подошла и заняла оборону 121-я стреловая дивизия, вышедшая перед этим с боями за Дон.

   К вечеру 5 июля по моему вызову из Ельца в Воронеж спешно подошло два противотанковых артиллерийских полка, каждый в составе 20-ти орудий

76 мм на автомобильной тяге, а также только что подошедшие на станцию Рамонь 110-я и 181-я танковые бригады двигавшегося по железной дороге

18-го танкового корпуса. Один из артиллерийских полков ПТО -- 694 -- имел хороший боевой опыт. Несмотря на удары вражеской авиации в пути он к исходу 5 июля занял в городе огневые позиции. 110-я и 181-я танковые бригады к утру 5 июля сосредоточились: первая -- на южной, вторая -- на западной окраинах Воронежа. 

   В это же время в районе Чертовицкого сосредоточивалась 18-я мотострелковая бригада. Из района Маклока (26 километров северо--восточнее Воронежа) в Придачу перебрасывалась 181-я танковая бригада.

   Всем этим весьма ограниченным, не успевшим полностью собраться и организоваться силам и пришлось принять на себя удары фашистов.

   232-я дивизия первой остановила врага, спешившего ворваться в Воронеж, с 3 июля навязала ему тяжелые бои.

   К северу от Воронежа растянулся на 30--35 километров в обороне 712-й стрелковый полк той же 232-й дивизии под командыванием майора К.А. Сычева. Он удерживал переправы у Хвощеватки и понтонную переправу в районе Новоживотинного. Это имело важное значение для успешного выхода за Дон большинства соединений 40-й армии. К полку с 5 июля присоединились три отошедших за Дон батальона 75-го Укрепрайона и оставшиеся у 14-й танковой бригады 19 таков.

   Небольшой учебный батальон, эскадрон кавалерии и неизвестная батарея, только что переправившаяся через Дон, энергично отбили попытку полка 16-й мотодивизии немцев форсировать Дон в районе Гремячьего.

   В конце концов враг неся большие потери, захватил и восстановил переправы у Юневки, Малышево и Петино.

   Непосредственно на подступах к городу, в его окраинных кварталах и в самом центре города наносили противнику большой урон части 3-й дивизии ПВО, артполки противотанковой обороны, танкисты 110-й и 181-й бригад, бойцы частей НКВД.

   Все они стойко дрались в условиях непрекращавшихся массированных ударов пикирующих бомбардировщиков врага. Особенно тяжело было 4 и 5 июля, когда на город совершалось от полутора до двух тысяч самолетовылетов. Такие массированные, длительные и ожесточенные удары мне пришлось видеть и испытать только под Сталинградом.

   4, 5 и 6 июля были для врага решающими. Однако не легче ему пришлось и в последующие дни.

   Только одна 3-я батарея 694-го артполка ПТО под командованием старшего лейтенанта Ядемского 7 июля сожгла и подбила 13 фашистских танков из 23, шедших в атаку. 

   Штаб войск ПВО сообщал, что 4 июля зенитчики уничтожили 22 и подбили три танка, истребили 150--200 гитлеровцев...Три раза группы танков атаковали зенитчиков, но каждый раз отбрасывались с потерями. Вечером того же дня было отбито наступление, поддержанное 40 танками.

   На город и боевые порядки зенитной артиллерии противник бросал группы авиации до 80 самолетов.

   В один из дней противник потерял 27 самолетов.

   В боях против наземного противника из состава 3-й дивизии ПВО отличились маневренные группы подполковника Г.Ф. Менжинского, полковника

Н.С. Ситникова и зенитно--пулеметный батальон капитана Г.М. Орлова.

   Местами ожесточеннейших схваток у Воронежа в первую очередь стали высоты 171,0 , 173,8 , 158,3 и 166,2 с находящейся между ними рощей длинная, а также Шиловский лес с деревнями Шилово и Трушкино. Контратаки и атаки с обеих сторон следовали одна за другой, неоднократно доходя до штыковых схваток.

   Сражаясь на левом фланге 232-й дивизии, 498-й стрелковый полк ни на шаг не отступил, потеряв всех командиров батальонов --- П.И. Зайцева, В.И. Конькова, А.В. Махотина, командира полка А.А. Ермолаева, затем майора Б.Д. Марцыленко, а также большинство офицеров строевых подразделений. 

   Брошенный здесь в атаку учебный батальон нанес врагу тяжелый удар в рукопашном бою. 

   Здесь же, на южном участке обороны, отбивая танковые атаки, погибли во главе с командиром противотанковый дивизион 232-й дивизии и две батареи артполка. С этой стороны рвались к городу 24-я танковая и 16-я моторизованные дивизии, имевшие более 200 танков и самоходных орудий "артштурм".

   Но с ходу враг так и не смог ворваться в город.

   Так же тяжело обстояло дело на участке 605-го полка в районе Терновое--Ендовище--Семилуки--Подклетное--Подгорное. Здесь, не желая отступать, бросился под вражеский танк раненый командир батальона старший лейтенант А.М. Ушаков. Вызвал огонь на себя и погиб, не сдавшись в плен, командир 5-й батареи артполка лейтенант И.С. Афанасьев. Срывая атаку немцев, бросился под танк со связкой гранат сержант Чернов. На участке 605-го полка, которым командовал майор Г.С. Васильев, наступало не менее 150 вражеских танков.

   Тяжелое испытание выпало на долю штаба и управления 232-й стрелковой дивизии: ударом вражеской авиации в 8 часов утра 5 июля на командном пункте был убит начальник штаба дивизии полковник П.С. Шилов, с ним погибли и многие другие офицеры. Был контужен, но не покинул пост командир дивизии полковник Улитин.

   В боях 3 -- 7 июля 232-я дивизия уничтожила 63 вражеских танка.

   Отважно вели ратное дело и танковые бригады 18-го танкового корпуса. Их личный состав был еще неопытен. Тем не менее своим огнем из за укрытий, а потом и контратаками 5, 6 и 7 июля и при выходе своими остатками из центра города 8 июля танкисты сыграли важную роль в обороне города. В героических боях за Подгорное проявила себя 18-я мотострелковая бригада корпуса.

   Танковые части врага несли большие потери.

    Как пишет командир 232-й стрелковой дивизии Улитин, днем 6 июля бой носил весьма жестокий характер, причем противник наступал, не считаясь ни с какими потерями, вплоть до того, что на мокром лугу в районе Подклетного в ручьях топил свои танки, а затем использовал их вместо мостов и пропускал через них пехоту и танки.       


Сообщение отредактировал никон 2014: 24 July 2015 - 16:05

  • 0

#2 никон 2014

никон 2014

    Старшiй Унтеръ-Офицеръ

  • Пользователи
  • 461 сообщений
  • Город:Герой Воронеж

Отправлено 24 June 2015 - 15:12

В своих воспоминаниях Фридрих Паулюс писал, что Гитлер придавал большое значение Воронежу в будущей перспективе: «Значение рубежа Сталинград – Воронеж, захваченного немецкими войсками, заключалось в том, что он представлял собой выгодное исходное положение для нанесения удара на Москву и восточнее ее. Этот удар в сочетании с одновременным предпринятым немецким прорывом на Центральном фронте, примерно из района восточнее Смоленска на Москву, оказал бы серьезную опасность для советских Вооруженных Сил и ведения всей войны советским командованием.  

 

 

 

 

Воронежское сражение началось утром 28 июня 1942 года наступлением группы армий "Вейхс" из района н.п. Щигры, в направлении на Воронеж (операция "Blau") , а закончилось в начале февраля 1943 года разгромом всей немецкой группировки на среднем Дону, и освобождением Воронежа, Курска, Белгорода и Харькова. Условно битву за Воронеж можно разделить на несколько этапов.
1. Отражение немецкого удара частями 13-й (15-я стр.дивизия) и 40-й (121-я стр.дивизия) армий, героическая оборона против превосходящих сил наступавшей немецкой группировки.
2. Борьба попавшей в окружение группы советских войск, их прорыв из окружения и выход с тяжелейшими боями на Дон.
3. Одно из трех крупнейших танковых сражений второй мировой войны--контрудар четырех танковых корпусов и 5-й танковой армии генерала Лизюкова во фланг наступавших на Воронеж немецких армий.
4. Оборона Воронежа с 3 по 10 июля 1942 года небольшим гарнизоном города из числа нескольких конвойных, оперативных и охранных частей НКВД неполного состава (полки по 500-600 человек, батальоны и того меньше) , сводного батальона милиции городского отдела НКВД, курсантов учебного центра командного состава юго-западного фронта, двух эскадронов учебного запасного кавалерийского полка (это были небольшие части, полки НКВД имели по 500-600 человек вооруженных винтовками и ручными пулеметами, учебный центр был таким же по составу, а вооружен еще хуже, один его батальон имел только револьверы "наган", эскадроны кавполка имели на вооружение лишь винтовки и клинки, вот в таком составе и при таком вооружении им пришлось вести бой с пятью танковыми и двумя моторизованными дивизиями врага, все они, почти до одного погибли защищая город, курсанты учебного центра и кавалерийского учебного полка сложили свои головы обороняя южные окраины города, Шиловский и Долгий лес возле Острогожского шоссе, милиционеры и части НКВД погибли обороняя подступы к Воронежу с севера, рощу "Сердце" возле Задонского шоссе прозванную после рощей смерти, поселок Подклетное и лес на северо-восточной его окраине), девчонок зенитчиц развернувших свои орудия на прямую наводку и сжигавших в упор немецкие танки, частями только что сформированой и не имевшей боевого опыта 232-й стрелковой дивизии, дивизия держала оборону по высотам вдоль левого берега Дона, одним своим 605-ым полком обороняя линию Семилуки-Ендовище-Губарево и переправу), двух танковых бригад 18-го танкового корпуса, вышедших из окружения с боями к Воронежу 8-го июля остатков разгромленных подразделений 40-й армии, 6-й и 121-й стрелковых дивизий (от 6-й дивизии 40-й армии к этому времени оставалось 1400 человек из 10-11 тысяч, остальные погибли), добровольцев и партизанских групп из жителей города, против почти всей наступавшей группы немецких армий (2-й полевой и 4-й танковой армий)--на город и прилегающие к нему районы наступало пять танковых и три моторизованные дивизии, за ними шли непосредственно к Воронежу 57-я и 168-я пехотные.
5. Масштабные фронтовые операции 6-й, 60-й, 38-й, 40-й армий и семи танковых корпусов Брянского и Воронежского фронтов с целью ликвидации плацдарма врага в междуречье Воронежа и Дона 7-го, 12-го, 18-го и 24-го июля; с 5-го по 18-е августа, с 15-го сентября по 10-е октября 1942 года.
6. Кантемировская операция.
7. Острогожско-Россошанская операция окончившаяся разгромом и пленением всех итальянских армий на среднем Дону, а также десяти румынских, немецких и венгерских дивизий.
8. Воронежско-Касторенская операция завершившаяся изгнанием гитлеровских полчищ из Воронежа, окружением и полным уничтожением остатков 2-й венгерской королевской армии (4-й и 7-й корпуса), окружением и разгромом 11-ти дивизий (восемь дивизий 2-й немецкой и три дивизии 2-й венгерской армий) в районе Касторной.
9. В результате разгрома немецких армий под Воронежем и бегства их разбитых остатков из под Воронежа чуть ли не до Днепра, были освобождены значительные территории Белгородской и почти всей Курской, всей Воронежской, части Сумской области, а также города Воронеж, Белгород, Курск, Харьков, Ст.Оскол, Железногорск и т.д.

Было пленено свыше 75-ти тысяч солдат и офицеров противника, что превышает число гитлеровцев взятых в плен в Сталинграде, захвачены в качестве трофеев тысячи танков, бронемашин, автомобилей, артиллерийских систем и минометов, крупные склады вооружений, продовольствия, боеприпасов, и армейского снаряжения.

 

 

 

Из книги А.М. Аббасова "Воронежский фронт: хроника событий".

 
В 1942 г. германское командование разрабатывало планы летней кампании . В Ставке фюрера столкнулись также два противоположных мнения по поводу дальнейших действий и направлений главного удара. Кейтель настаивал на проведении наступательной операции на юге, а Гальдер добивался нанесения повторного удара на Москву. Гитлер придерживался иного мнения.

5 апреля 1942 г. он подписал директиву ОКВ №41, где указывалось, что все имеющиеся силы должны быть сосредоточены для проведения главной операции на южном участке с целью уничтожения противника западнее Дона. Впоследствии намечалось захватить нефтеносные районы Кавказа, перейти через горный хребет для вовлечения Турции в войну против СССР.

Операция получила кодовое наименование «Блау» («Синий»). Ее проведение планировалось в три этапа. На первом этапе предполагалось сделать прорыв на Воронеж, затем развернуть наступление по правому берегу Дона (“Блау - II”) по сходящимся направлениям из Таганрога с общим движением на Сталинград. В дальнейшем следовало захватить нефтеносные районы Кавказа.

28 июня 1942 г., Гитлер отдал приказ немецкой группе армий «Юг» начать наступательную операцию «Блау». Ослабленные в предыдущих боях Брянский и Юго-Западный фронты, отражая яростные атаки фашистской армады, вынуждены были отступать. Особенно ожесточенные сражения развернулись на воронежском направлении.

В первый день наступления враг прорвал оборону Брянского фронта в стыке 40-й и 13-й армий и за два дня стремительно продвинулся на 40 км. .

Двумя днями позже, 30 июня 1942 г. из-под Волчанска удар по передовым позициям Юго-Западного фронта нанесла 6-я армия Ф. Паулюса. Она также прорвала оборону советских войск. Ее 40-й танковый корпус устремился на соединение с частями группы «Вейхс», а затем к Дону по направлению Острогожск – Коротояк.

3 июля 1942 г. подвижные части фон Вейхса, достигнув речных переправ у города Семилуки, сел Малышево и Старые Семилуки, начали сражение за Воронеж.

40-й танковый корпус 6-й немецкой армии двумя днями позже захватил города Острогожск и Коротояк. 5 июля 1942 г. по приказу Гитлера части Ф.Паулюса развернулись и двинулись вдоль правого берега Дона на юг. Гитлер мечтал вновь окружить и уничтожить части и соединения Юго-Западного фронта, как это было сделано им на левобережье Днепра летом 1941 года.

В те дни малочисленный гарнизон Воронежа стоически отбивался от вооруженного до зубов противника. Чтобы воспрепятствовать форсированию гитлеровцами Дона, Ставка выдвинула из резерва три общевойсковые армии и развернула их на левом берегу реки на участке от Задонска до Клетской. 5-я танковая армия А.И. Лизюкова сосредоточилась южнее Ельца. В итоге попытка немцев с ходу взять Воронеж была сорвана.

Затянувшиеся бои у городских стен Воронежа помогли командованию Юго-Западного фронта выскользнуть из готовящегося “мешка”. Ставка ВГК приказала войскам Юго-Западного и правого крыла Южного фронта отойти на рубеж Новая Калитва, Попасная. Отход этот начался в ночь на 7 июля. Немцы спохватились слишком поздно, и лишь во второй половине следующего дня организовали преследование отходящих войск Юго-Западного фронта. Прикрывая отход советских войск, арьергард сдерживал натиск врага. Лишь 15 июля противнику удалось прорвать оборону между Доном и Северским Донцом в полосе 170 км и выйти в большую излучину Дона.

24 июля советские войска оставили Ростов и перешли на левый берег Дона. Но гитлеровцы успели создать ряд плацдармов в нижнем течении Дона в районе станицы Цимлянской.

В середине июля 1942 года началась Сталинградская стратегическая оборонительная операция. На желанном для немцев пути к Волге части 6-й армии Паулюса столкнулись с частями и соединениями только что укомплектованных 62-й и 64-й армий вновь образованного Сталинградского фронта.

Воронежский фронт, приступивший 9 июля 1942 г. к наступательным действиям на Дону у Воронежа, с первых дней своего существования упоминался в тесной связи с грозными событиями на Сталинградском фронте. Даже в военном дневнике Франца Гальдера события на Воронежском фронте всегда упоминались в тесном сплетении с событиями под Сталинградом.

То же самое приметил и К. Типпельскирх в книге «История Второй мировой войны» (М., 1956, с. 240). Он писал: «Русские, чтобы облегчить положение своих войск на юге, оказывали постоянное давление на позиции немцев в районах Воронежа и севернее. Летом и осенью 1942 года в этих районах шли тяжелые бои, которые потребовали большого напряжения немецких дивизий, не позволяли осуществить переброску войск в интересах наступающих армий, а в районах Воронежа даже заставляли немецкое командование спешно перебросить из-под Сталинграда одну дивизию».

В те годы на советско-германском фронте действовали более 50 фронтовых объединений (1,2, 3-го формирований), и среди них в победу над врагом важную лепту внес Воронежский фронт, просуществовавший с июля 1942 г. до 20 октября 1943 г. ровно 455 суток. Впоследствии он был преобразован в I-й Украинский фронт, с боями дошедший до логова фашизма – Берлина.

С 3 июля 1942 г. по 25 января 1943 г. Воронежский фронт 212 суток стоял на передовой линии огня. Воронежцы и воины фронта заслонили Москву от врага с юга. Более семи месяцев смелыми и решительными действиями, ожесточенными сражениями они оттягивали от Сталинградского фронта немало вражеских дивизий.

В своих воспоминаниях Фридрих Паулюс писал, что Гитлер придавал большое значение Воронежу в будущей перспективе: «Значение рубежа Сталинград – Воронеж, захваченного немецкими войсками, заключалось в том, что он представлял собой выгодное исходное положение для нанесения удара на Москву и восточнее ее. Этот удар в сочетании с одновременным предпринятым немецким прорывом на Центральном фронте, примерно из района восточнее Смоленска на Москву, оказал бы серьезную опасность для советских Вооруженных Сил и ведения всей войны советским командованием.

Неважно, что в оперативных сводках немецкого командования на летнюю и осеннюю кампании 1942 года еще не было речи о наступлении на Москву. По тому, как проходили операции, наступление на Москву можно было провести только весной 1943 года, после соответствующих перегруппировок сил». («Сталинград. Уроки истории. Воспоминания участников битвы». М., 1980, с. 271-273).

Конечно, главным виновником провала этих планов была историческая Сталинградская битва, положившая начало коренному перелому войны. И в этом высказывании Паулюса явно прослеживается предвидение Сталина и Жукова, которые еще летом 1942 г. предполагали поворот немцев на Москву. Это вызывает восхищение гениальной интуицией наших полководцев.

Жарким летом 1942 г. огненные схватки кипели на Дону, в самом Воронеже на плацдармах: у сельхозинститута, возле университетского городка, на Задонском шоссе, возле областной больницы, на Чижовском, Шиловском, Гремяченском, Сторожевском, Урывском, Селявинском, Коротоякском, Щученском, Осетровском плацдармах.

Немецкий военный журналист Густав Штебе в брошюре «Штурм и оборона Воронежа», изданной по горячим следам событий лета 1942 года, писал: «С первых дней Воронеж стал для немцев символом особенно ожесточенных сражений… Кресты немецких солдатских могил стоят везде, где солдатский долг требовал последней и величайшей жертвы: посреди разрушенного города, между сгоревшими фасадами и баррикадами, перед заводами, в скверах и на улицах, и на берегах Дона».

Да! Советский солдат не церемонился с непрошеными гостями, бил их «и в бровь, и в глаз», метлой выметая с оккупированной территории.

http://uchebana5.ru/...66932-pall.html


Сообщение отредактировал никон 2014: 09 July 2015 - 22:14

  • 0

#3 никон 2014

никон 2014

    Старшiй Унтеръ-Офицеръ

  • Пользователи
  • 461 сообщений
  • Город:Герой Воронеж

Отправлено 25 June 2015 - 13:04

Листовки, обращённые к немецким солдатам, призывали: «Солдаты! За два года войны вся Европа склонилась перед вами. Ваши знамёна прошелестели над городами Европы. Вам осталось взять Воронеж. Вот он перед вами. Возьмите его, заставьте склониться. Воронеж – это конец войны. Воронеж – это отдых. Вперёд!»




Битва за город Воронеж начавшаяся утром 28-го июля недалеко от города, приблизительно в 130-ти километрах западнее, была без сомнения ключевой и решающей для всей компании 1942 года. Значение ее не до конца оценено и осмыслено даже спустя более чем семь десятилетий. Героическая борьба подразделений 13-й и 40-й армий в районе Щигров, их прорыв из окружения и отход к Дону в тяжелейших условиях под постоянными бомбежками ведя непрерывные бои с превосходящими силами противника, оборона Кшенского укрепрайона, гигантское танковое сражение четырех советских танковых корпусов, нескольких отдельных танковых бригад и 5-й танковой армии генерала Лизюкова с 30-го июня и по 6-е июля 1942 года в треугольнике Горшечное-Касторное-Землянск, мужественная оборона Воронежа небольшим плохо вооруженным гарнизоном в первых числах июля, задержала продвижение врага почти на две недели, позволила создать новые оборонительные рубежи, подтянуть резервы, мобилизовать все имевшиеся силы и средства, организовать оборону в районе Ростова и по линии реки Дон от Воронежа и до ее устья, что в итоге позволило остановить врага рвавшегося к Сталинграду и Кавказу. Благодаря мужеству и героизму защитников города немцы вынуждены были держать под Воронежем все силы своей ударной группировки, вместо того, чтобы согласно планам повернуть свои танковые дивизии на юг и продвигаясь вниз по Дону окружить советские армии оборонявшиеся на Донбассе и в междуречье Северного Донца и Дона. Сгоревшие в своих боевых машинах танкисты двух бригад 18-го танкового корпуса на улицах Воронежа, бившие прямой наводкой в упор по танкам 4-й армии Гота под постоянными бомбежками юные девочки зенитчицы, мальчишки курсанты стоявшие насмерть и навечно оставшиеся лежать в лесах южнее Воронежа, изможденные, обессиленные отступавшие с боями под постоянными налетами немецкой авиации к Дону воины 6-й и 121-й дивизий 40-й армии с ходу вступившие в бой и сложившие свои головы на подступах к городу, милиционеры и бойцы частей НКВД оборонявшие северную окраину Воронежа и погибшие в первых числах июля 42-го, жители Воронежа добровольцы, студенты и рабочие, совсем юные мальчики и убеленные сединами старики взявшие в руки оружие чтобы отстоять родной город от фашистской нечисти, уничтожавшие нацистов из засад на улицах города, все они, не позволили гитлеровцам реализовать свои планы и повторить страшный 41-ый, Вязьму и Смоленск, Умань и Брест. Не позволили окружить и уничтожить все советские армии оборонявшиеся в междуречье Северного Донца и Дона. Не позволили сходу форсировать Дон и прорваться к Сталинграду.

Сообщение отредактировал никон 2014: 09 July 2015 - 08:03

  • 0

#4 никон 2014

никон 2014

    Старшiй Унтеръ-Офицеръ

  • Пользователи
  • 461 сообщений
  • Город:Герой Воронеж

Отправлено 25 June 2015 - 16:56

«Фон Бок теряет из-за Воронежа 4—5 дней. И это в то время, когда дорог каждый день для того чтобы окружить и уничтожить русских, он продолжает сидеть там, наверху, с четырьмя лучшими дивизиями (24тд, 9тд, 11тд, мот.див. Великая Германия) в первую очередь с 24-й танковой дивизией и дивизией «Великая Германия», цепляясь за Воронеж. Я ещё сказал — не нажимайте, если встретите где-либо сопротивление, идите южнее к Дону. Решающее — продвинуться как можно быстрее на юг, чтобы мы могли действительно захватить противника в клещи. Так нет, этот человек делает совершенно обратное. Затем пришла эта беда — несколько дней плохой погоды, в результате чего русские неожиданно выиграли 8—9 дней, в течение которых они смогли выбраться из котла» (А. Гитлер — генерал-фельдмаршалу В. Кейтелю)

Бесноватый фюрер не знал видимо азов военного исскуства, не обеспечив безопасность флангов нельзя наступать, в противном случае можно погубить всю затею, более того, самим угодить в мешок. То что Гитлер называл сидением, было абсолютно вынужденной мерой, не закрепившись в Воронеже ни о каком наступлении дальнейшем и думать было нечего. Фон Бок поступил разумно. И не он был виной и уж тем более не погода, тому, что "русские неожиданно выиграли 8—9 дней, в течение которых они смогли выбраться из котла", а героическая борьба небольшого гарнизона из курсантов, девчонок зенитчиц, милиционеров и добровольцев жителей Воронежа. Фон Бок знал, не выполнив указание фюрера он рискует карьерой. Но как грамотный, честный и просто адекватный человек, поступить иначе не мог, это противоречило здравому смыслу. Лучшие танковые и лучшая моторизованная дивизии Германии были вынуждены под Воронежем обороняться, а не редко даже и отступать, о каком уж тут продвижении на юг речь. Уже 5 июля 1942 года начальник сухопутных войск Германии генерал-полковник Гальдер записал в своем дневнике: «24-я танковая дивизия и дивизия «Великая Германия» рискуют быть истребленными в наступлении на укрепленный Воронеж». И только 15-го июля окончательно решив задачи в Воронеже моторизованная дивизия Великая Германия была ускоренным маршем переброшена на юг, в район станицы Тацинская. Коротко об этом:
"5 июля 1942 года 24-я танковая дивизия, также входящая в 48-й танковый корпус, форсировав реку Дон, ворвалась в западную часть Воронежа, севернее 24-й дивизии форсировала Дон и образовала два плацдарма «Великая Германия». Начались уличные бои за город, гарнизон которого составляли части НКВД, 3-я дивизия ПВО и тыловые подразделения. Из резерва в район Воронежа был переброшен 18-й танковый корпус Красной Армии генерал-майора И. Д. Черняховского, подразделения которого сразу по прибытии вводились в бой по частям. Немецкое командование перебросило в район Воронежа 29-й армейский корпус. Ещё 6 июля 1942 года командование группы армий «Юг» получило личное указание А. Гитлера вывести из боя в районе Воронежа подвижные соединения 4-й танковой армии и двигать их на юго-восток, чтобы обеспечить окружение группировки Юго-Западного фронта между реками Осколом, Доном и Донцом. Однако, ввиду усиления сопротивления советских войск под Воронежем, смена ударных танковых и моторизованных соединений на пехотные была затруднена. В результате в наступление вдоль Дона на юг перешёл лишь один корпус 4-й танковой армии, что позволило части соединений Юго-Западного и Южного фронта избежать окружения. За задержку под Воронежем генерал-фельдмаршал Федор фон Бок 13 июля 1942 года был отстранён Гитлером от командования группы армий «B» (9 июля 1942 года группа армий «Юг» была разделена на группы армий «A» и «B»)".
И как всегда, безумный Гитлер не осознает очевидного, не в погоде дело и не в фельдмаршале который не выполнил его глупый приказ, а в мужестве и героизме, стойкости, самопожертвовании, любви к родине и умении русского солдата воевать.

Сообщение отредактировал никон 2014: 25 June 2015 - 18:16

  • 0

#5 никон 2014

никон 2014

    Старшiй Унтеръ-Офицеръ

  • Пользователи
  • 461 сообщений
  • Город:Герой Воронеж

Отправлено 25 June 2015 - 19:05

Из вечернего сообщения Совинформбюро от 9 июля 1942 года: «Бои за Воронеж полны примеров мужества и отваги советских воинов. На позиции противотанкового взвода, которым командует младший лейтенант Сироткин, наступал батальон вражеской пехоты. Огнём из двух пушек смелые бойцы отбили пять атак противника и уничтожили 200 гитлеровцев. Миномётная рота, которой командует т. Вестник, в течение дня уничтожила 400 немецких солдат и офицеров». Таких примеров можно принести сотни.




Героическая оборона города небольшим гарнизоном до подхода 9-10 июля 60-й армии и отходивших с боями из под Щигров сильно поредевших частей 40-й решила исход всей компании 1942 года, а быть может и всей войны. Эти самые 8-9 дней, что ценой своей жизни сковывали под Воронежем воины его немногочисленного гарнизона основные ударные силы наступавшей немецкой группировки спасли армии Южного и Юго-Западного фронтов, помогли подтянуть резервы, организовать оборону. Девчонки вчерашние школьницы, юные необстрелянные бойцы 232 стрелковой дивизии, курсанты кавалеристы с саблями , милиционеры и курсанты учебного центра с наганами и танкисты двух танковых бригад против многих сотен танков, штурмовых орудий, и нескольких десятков тысяч солдат разве такое возможно? Оказалось для русского человека, да, возможно. Первый и основной удар приняли на себя зенитчицы развернувшие орудия на прямую наводку и сжигавшие танки 4-ой танковой армии Гота десятками ежедневно, курсанты кавалеристы почти безоружные, вооруженные лишь винтовками и саблями против сотен танков и самоходных орудий, милиционеры с револьверами и курсанты командных курсов юго-западного фронта, воины 232-й стрелковой дивизии не побывавшие ни разу в бою мальчишки оборонявшиеся на почти сто километровом фронте по левому берегу Дона супротив десятка танковых и моторизованных дивизий врага, танкисты двух бригад 18-го танкового корпуса сразу вводившиеся в бой, небольшими подразделениями, по мере их пребывания по железной дороге. Именно они встретили и отразили удар свежих не измотанных в боях полноценных превосходно вооруженных немецких танковых и полевых армий. Только лишь восьмого июля на шестой день сражения в Воронеже, стали подходить отступавшие из под Щигров части 40-й армии, 6-я и 121-я дивизии, обескровленные в боях и измотанные отступлением они сходу вступили в битву. По воспоминаниям Маршала Советского Союза Ф. Голикова к этому времени в 6-й дивизии из 10-11 тысяч бойцов оставалось не многим более тысячи. А 10-го июля вступили в сражение части подошедшей 60-й армии. Немногочисленному гарнизону города удалось остановить врага на северных окраинах и как он не пытался ему не удалось сломить сопротивление ополченцев, милиционеров и бойцов войск НКВД. Воины стояли насмерть, почти все они погибли но не пропустили врага. Для того чтобы иметь возможность в будущем наступать, противнику во что бы то ни стало было необходимо расширить плацдарм. Враг ежедневно десятки раз атаковал рубежи удерживаемые защитниками города, но прорваться так и не смог. Не смог он и закрепиться на левом берегу реки. Несколько раз враг предпринимал попытки занять левобережную часть города но каждый раз терпел неудачу. Все переправившиеся на левый берег в районе Придачи и железнодорожного моста в Отрожке подразделения гитлеровцев, в количестве нескольких батальонов и артиллерийских батарей были уничтожены. И потом, после десятого, было не легко, но самый тяжелый период обороны города это первые дни сражения. Собственно оборонять город было некому.


Оборонительное сражение за Воронеж с 3 по 7 июля 1942г.


Командующий группой армий «Юг» генерал-фельдмаршал фон Бок теоретически был согласен с доводами фюрера, но под влиянием настойчивых уговоров своего подчиненного — командующего одноименной армейской группой генерала Вейхса — никак не мог отказаться и от мысли быстро, а главное, легко, занять Воронеж и удерживать его до тех пор, пока не будет проведено запланированное разрушение города[121].
Однако по оперативным соображениям пожелание Гитлера встретило серьезное противодействие даже еще на более низком управленческом уровне. Дело заключалось в том, что захват плацдарма в районе Воронежа был совершенно необходим для создания благоприятствующих продвижению германских войск условий. До тех пор пока в руках советского командования находилась рокада Москва — Елец — Свобода (Лиски), существовала угроза удара крупных сил Красной Армии в тыл наступавших на юг немецких войск. Особенно в условиях, когда двигавшиеся пешим порядком дивизии германских союзников уже отстали от всех графиков. Кроме того, было психологически трудно отказаться от перспективы окружения советских войск на рубеже Дона и похода на Москву с юга.
В этой обстановке генерал Гот, игнорируя мнение фюрера, принимает самостоятельное решение — форсировать Дон и овладеть Воронежем. Действуя таким образом, Гот исходил из сложившейся у него и у его подчиненных мнения о том, что сопротивление войск Брянского и Юго-Западного фронтов вот-вот должно иссякнуть. Поскольку 48-й корпус его танковой армии продвигался, практически не встречая сопротивления, в тот момент он полагал, что победа вместе с Воронежем со дня на день должна была «упасть в его руки». Как уже говорилось, солидарны с Готом в этом сложном вопросе были и его непосредственные начальники — Вейхс и фон Бок. Но к этому времени германские тылы были уже не в состоянии обеспечить непрерывное снабжение горючим всех подвижных соединений группы армий «Юг». Поэтому было принято решение оставить без горючего 23 тд из 40-го танкового корпуса вермахта, которая должна была из района Старого Оскола двинуться на соединение со своим корпусом, чтобы усилить его удар. Дефицитное топливо в первую очередь шло в дивизии и части 4-й танковой армии.
Германское командование так «манил» Воронеж, что оно не стало доводить до логического завершения операцию по окружению левого крыла 40-й армии Брянского фронта. Дело в том, что в ночь на 3 июля в районе Старый Оскол, Горшечное соединились передовые части 4-й танковой армии и 40-го танкового корпуса 6-й полевой армии вермахта. В результате этого маневра от основных сил были отрезаны правофланговые дивизии 21-й армии и части 13-го танкового корпуса Юго-Западного фронта и левофланговые соединения 40-й (212, 45, 62 сд; 141 осбр) армии Брянского фронта. Но так как «добыча» по германским меркам в то время была слишком ничтожна (по немецким оценкам, в Старооскольском котле находилось около 40 тыс. чел.— Примеч. авт.), сплошного фронта окружения немцы создавать не стали. Поэтому группа войск 40-й армии, ведомая замкомандарма-40 генерал-лейтенантом Ф.Ф.Жмаченко и членом Военного совета армии бригадным комиссаром И.С.Грушецким, вскоре пробилась из окружения. Штаб командующего 40-й армией к этому времени находился под Воронежом (генерал-лейтенант М.А.Парсегов в ночь со 2 на 3 июля, наряду с командующими 21-й и 28-й армий Юго-Западного фронта, был снят со своего поста и заменен генерал-лейтенантом М.М.Поповым.— Примеч. авт.) и никакой связи с «окруженцами» не имел. Приказы на отход правофланговым соединениям 40-й армии, которые не попали в «капкан», сообщались по радио или доставлялись на самолетах У-2 офицерами связи.
Немецкие войска, словно стая гончих, приближались к Дону в районе Воронежа. Уже утром 3 июля разведывательные подразделения 48-го корпуса вермахта вышли на широком фронте к Дону выше устья реки Воронеж. Из всех советских войск на этом рубеже располагалась только 232 сд. Все три полка этого соединения имели задачу удерживать районы переправ через реку, создав там предмостные укрепления. Правофланговый 712-й полк этой дивизии и часть сил 75-го полевого УРа находились на правом фланге соединения у Хвощеватки в районе Новожитинного, значительно севернее того участка, где немцы пытались форсировать Дон, и участия в боях не принимали. Именно через эти переправы впоследствии отошли за Дон дивизии 40-й армии.
Центральную группу мостов в районе Семилук прикрывал 605-й стрелковый полк при поддержке орудий из 425-го артполка 232 сд. Южнее, у устья реки Воронеж, оборону занимал 498-й стрелковый полк, который в свою очередь был усилен истребительно-противотанковым дивизионом соединения. Стык между полками в районе Петино прикрывал сводный батальон учебного центра Юго-Западного фронта. Другой батальон центра и два эскадрона 11-го запасного кавалерийского полка располагались южнее устья реки Воронеж. Они прикрывали рубеж Дона с направления Гремячего. В резерве комдива-232 И.И.Улитина имелся учебный батальон соединения, вооруженный только личным оружием младших командиров — револьверами.
Появление немецких войск у Воронежа днем 3 июля явилось полной неожиданностью для советского командования. И Ставка, и командующий Брянским фронтом ожидали, что к городу должны были в самое ближайшее время подойти соединения 40-й армии. На это же рассчитывал и новый командарм 40 генерал-лейтенант М.М.Попов. Поэтому оборона мостов через Дон имела своей целью удержать переправы. Задача недопущения немцев на левый берег Дона, была с точки зрения советского командования, менее актуальной. Поэтому на западном берегу части 232 сд создали предмостные укрепления, в которых находилось до трети сил соединения. Основная группировка наших войск располагалась на восточном берегу.
В тылу этих позиций, помимо прибывающего эшелонами и сосредотачивающегося 18 тк, находился и гарнизон города Воронежа. Он состоял из семи батальонов (из состава) четырех полков НКВД, батальона народного ополчения, подразделений двух зенитно-артиллерийских и одного зенитно-пулеметного полков ПВО. Кроме того, имелся еще бронепоезд «Чапаев», но он действовал на левом берегу реки Воронеж.
На 3 июля все вышеперечисленные части, даже 232 сд, не подчинялись командующему Брянским фронтом. Более того, полки НКВД, за исключением 125-го полка по охране ж/д сооружений, имели приказ покинуть город и прибыть в распоряжение своих непосредственных начальников. В этих условиях максимум того, что могли сделать командиры 41, 125, 233, 287-го полков НКВД — это занять оборонительные рубежи непосредственно в Воронеже, но даже в ходе борьбы за город они не раз получали приказ сняться с занимаемых позиций и убыть к своим соединениям. Войска уходили, а затем, после вмешательства командования фронта или представителя Ставки, их (позиции) приходилось занимать вновь, нередко уже с боем. Командование 3-й дивизии ПВО выделило для огневой поддержки этих шести батальонов девять батарей зенитных орудий и один зенитно-пулеметный батальон, полностью оголив противовоздушную оборону всех пригородных аэродромов, Чернавского и ВОГРЭСовского мостов, городских ж/д вокзалов. Но удар передовых отрядов 48-го танкового корпуса вермахта днем 3 июля приняли на себя только части и подразделения 232 сд общей силой до двух батальонов. Благодаря их стойкости немцам не удалось с ходу смять советские войска на правом берегу Дона. Недавно сформированные, несколько раз за последние месяцы менявшие место дислокации и потому проведшие большую часть времени не в занятиях боевой подготовкой, а в вагонах, получившие боевое оружие только два дня назад, стрелковые роты в предмостных укреплениях оказывали противнику упорное сопротивление. Только после ввода германским командованием основных сил разведывательных и мотоциклетных батальонов, а затем и вышедших к Дону подвижных соединений вермахта, советская пехота, не уничтожая переправы, отошла на левый берег Дона.
Обороняющиеся ожидали подхода соединений 40-й армии, поэтому мосты не разрушались. Немецкие силы у переправы пока не могли прорваться за Дон, так как меткий огонь артиллеристов 425-го артполка 232 сд рассеивал атакующих. Подавить советские батареи противник тоже не мог. Его артиллерия отстала на марше и лишь к вечеру стала занимать огневые позиции.
Получив огневую поддержку и подтянув имеющиеся десантные средства, германские войска в сумерках сумели вцепиться в восточный берег Дона, нащупав слабое место на левом фланге 498 сп в районе Малышево. Как указано в отчете 18-го танкового корпуса: «Подразделения 498 сп 232 сд, оборонявшие восточный берег р. Дон на этом участке (Петино — Малышево.— Примеч. авт.), под незначительным воздействием авиации противника отошли, открыв свободный доступ к г. Воронеж с юго-запада»[122]. К исходу ночи на 4 июля Ставка наконец осознала всю драматичность ситуации под Воронежем. С 08.00 все находившиеся в районе этого города войска были подчинены командующему Брянским фронтом. Для борьбы с немецкими танками из Ельца в Воронеж двигалась 16 иптабр (20 76,2-мм дивизионных пушек Ф-22 УСВ, 12 45-мм противотанковых орудий и 2 батальона ПТР). Однако прибытие бригады ожидалось только через несколько дней. Также со 2 по 4 июля в районе Воронежа разгружался 18-й танковый корпус, но ввести его в сражение можно было только с разрешения Ставки.
За ночь командир 232 сд стал принимать меры, чтобы ликвидировать плацдарм противника в районе Малышево. На помощь действующим здесь войскам он перебросил две из пяти батарей 425 ап, а также двинул сюда свой последний резерв — учебный батальон. Немцы тоже не теряли времени даром, решительно наращивая свои силы на плацдарме. И хотя возможности переправы были невелики, но на «пятачке» вскоре появились вражеские танки и легкие орудия. Полевая германская артиллерия готовилась с утра полностью подавить советскую, обеспечивая расширение имеющегося плацдарма и форсирования Дона севернее, у Семилук, силами моторизованной дивизии вермахта «Великая Германия».
А бои в районе Воронежа продолжались с прежним ожесточением. Попытка контратаки 498 сп не удалась — германские войска сами перешли в наступление. Атаки и контрудары противоборствующих сторон следовали одни за другими. В кровавом «круговороте» сражения были выбиты все командиры батальонов 498 сп, выбыл из строя командир полка, а затем и сменивший его офицер. Затем под гусеницами танков погибли на позициях орудия и расчеты противотанкового дивизиона и батарей артполка. Полк, который еще сутки назад отступил под незначительным воздействием противника, теперь держал оборону против нескольких дивизий врага. Остатки 498 сп были оттеснены на 5–7 км, но «мертвой хваткой» они держали Шиловский лес на окраине Воронежа. Уже днем войска противника попытались форсировать Дон ниже устья р. Воронеж, но батальон учебного центра и кавалеристы не допустили врага на свой берег, рассеяв огнем передовой немецкий батальон.
Ставка категорически запрещала вводить в бой 18 тк до тех пор, пока обстановка не прояснится полностью. Поэтому в середине дня 4 июля в бой за Шиловский лес был брошен последний резерв — учебный батальон 232 сд. Это подразделение состояло из 600 обстрелянных солдат, в основном после ранений, которых готовили для занятия должностей младших командиров. Вооруженные только револьверами и гранатами, они почти все погибли в бою, немного задержав врага. Но в этот момент поступило разрешение на ввод в бой 18-го танкового корпуса.
Указания на использование соединений 18 тк при защите Воронежа противоречили сразу нескольким приказам[123] наркома обороны по использованию бронетанковых войск. Но за подписью заместителя командующего Брянским фронтом генерал-майора Яркина 3–4 июля появилось три приказания. В приказании № 1 штаба БФ требовали 180 тбр «вывести в Придача и закопать фронтом на юг». Так началась «эпопея» этого соединения, которое с 4 по 8 июля, получив в общей сложности 11 взаимоисключающих приказаний (помимо тех, что отдавал штаб 18 тк), «моталось» по Воронежской области, совершив 300-км марш без единого выстрела.
В приказании № 2 требовалось «выбросить» на юго-западную окраину Воронежа один батальон средних танков Т-34. Вскоре, когда стала понятна вся серьезность положения, появилось приказание № 3 — «атаковать на Малышево, выбить и уничтожить автоматчиков противника». Реализовывать этот план отправили 110-ю и 181-ю танковые бригады. Однако противник атаковал сам. А танковые бригады (110 и 181 тбр), не имея пехоты, артиллерийской поддержки и прикрытия с воздуха, самостоятельно вели упорные бои, отбивая по 5–8 раз в сутки наступления танковых отрядов противника, поддержанных артиллерией и авиацией[124].
Таким образом, вместо получения общей задачи 18-й танковый корпус вводился в бой частями, а соединения корпуса были растянуты по фронту на 78 км, располагаясь в зонах ответственности 60, 40-й и 6-й армий.
Севернее Воронежа, в районе Семилук также продолжались тяжелые бои. Там рвалась переправиться через Дон моторизованная дивизия «Великая Германия». Несколько раз понтоны и резиновые лодки подходили к восточному берегу. Но каждый раз меткий огонь орудий 425 ап отгонял их обратно, а немногих высадившихся немцев уничтожали стрелки 605 сп. Лишь к вечеру 4 июня, когда артиллерия 232 сд 40А из-за нехватки снарядов и потери орудий снизила свою эффективность, германским войскам удалось закрепиться на левом берегу, потеснив подразделения 605 сп. Частично разрушив оба моста через Дон, советские солдаты отошли на новый рубеж обороны.
На следующий день, 5 июля, все утро 605 сп безуспешно атаковал позиции противника, но без поддержки артиллерии сделать ничего не смог. А во второй половине дня мотопехота и танки немцев сами перешли в наступление. Германская полевая артиллерия с правого берега Дона сметала своим огнем боевые порядки наспех окопавшейся советской пехоты. Враг постепенно расширял плацдарм, а 605-й стрелковый полк, не имея сил для удержания все увеличивающегося фронта, стал отходить вдоль Дона на север. Немцы с ходу ворвались в село Подгорное и устремились к западной окраине Воронежа. Но в бою, разгоревшемся на исходе дня у противотанкового рва, проходившего вдоль Песчаного Лога, два батальона 233-го полка НКВД остановили германские войска, а подоспевший на помощь обороняющимся 694 ап из состава 16-й истребительно-противотанковой артиллерийской бригады своим огнем рассеял атаковавшие немецкие танки. К ночи на этом направлении германские войска отошли к селу Подгорное.
Южнее обстановка складывалась значительно хуже. Утром, в районе 8 часов, немецкая авиация разбомбила штаб 232 сд на окраине Воронежа. Погиб начальник штаба, был контужен командир дивизии, а самой худшей вестью стало то, что был уничтожен узел связи. Фактически с этого момента 232 сд перестала существовать как единый воинский организм. Ее полки в последующие дни вели бои практически самостоятельно. Но обескровленные подразделения 498 сп и двух учебных батальонов удерживали Шиловский лес, отражая атаки основных сил 48-го танкового корпуса вермахта в течение всего длинного дня 5 июля. Лишь вечером врагу удалось выйти к окраинам города с юга. Оборонявшийся в районе Чижовки 287-й полк НКВД при поддержке зенитчиков отбросил наступающих. Но противник и не думал останавливаться. Перегруппировавшись, он атаковал севернее. Удар принял на себя 41-й пограничный полк НКВД. Противотанковых средств у него не имелось, да и л/с был в бою впервые. Но этим чекистам не пришлось долго участвовать в сражении. Прямо во время боя поступил очередной приказ — всем частям НКВД покинуть город и присоединиться к своим соединениям. Оставшись без пехоты, артиллерия 16 иптабр тоже начала отходить на восточный берег Дона. Через несколько часов стрелков и орудия волевым решением опять вернули на западный берег и, поднявшись в контратаку, они даже отбили свои позиции. Решив использовать этот успех, командующий Брянским фронтом приказал 110 тбр 18-го танкового корпуса атаковать немцев и сбросить их в Дон. Около 21.00 бригада ударила по врагу. Поначалу ей удалось смять германские подразделения и прорваться к Шиловскому лесу, соединившись с остатками 498 сп. Но в последовавшем за этим успехом в тяжелом ночном бою командование бригады потеряло управление своими подразделениями. Отрезанный от танков, был уничтожен в Шиловском лесу мотострелковый батальон соединения. Танки Т-34 и Т-60, которыми была оснащена 110 тбр, израсходовав боекомплект, частью вышли из боя и отошли в город, частью были уничтожены немецкой противотанковой артиллерией. 110-я танковая бригада понесла тяжелые потери, но и противнику был нанесен существенный урон: за 5 июля танкисты нашего соединения сожгли и уничтожили 36 танков врага и 22 противотанковые пушки с расчетами. Оба полка НКВД не смогли поддержать 110 тбр в бою, так как срочно совершали передислокацию на новые позиции: 41-й погранполк НКВД пришлось оперативно перебросить на левый берег реки Воронеж, а 287-й полк вдвое удлинил свой фронт, заняв и участок соседа.
Произошло это из-за следующих обстоятельств. Продвижение германских войск вдоль реки Воронеж к городу привело к тому, что в их руках оказался протяженный участок правого берега (этой реки), а на противоположном берегу советских войск практически не было.
У немецкого командования быстро родилось решение — переправить на левый берег части 16-й моторизованной дивизии, захватить станцию Масловка и перерезать железную дорогу на Свободу (Лиски). Вечером в районе Масловки была обезврежена германская разведгруппа, несколько немцев попало в плен, благодаря чему о немецком плане стало известно советскому командованию.
К месту предполагаемой высадки ускоренным маршем выдвигался 796 сп из 141-й стрелковой дивизии 6-й резервной армии. Подтягивались 392 тб из 180-й танковой бригады, а также батареи 16 иптабр. Именно артиллеристы, развернув с марша свои пушки, рассеяли огнем немецкий десант на реке, уничтожив большую часть переправочных средств противника. Несмотря на это, отдельным понтонам с личным составом и техникой врага удалось пристать к берегу. За ночь они сконцентрировались в районе населенных пунктов Таврово и Придача. Здесь имелись две пехотные и танковая роты, до двух батарей артиллерии. Но оказать им помощь через реку германское командование в тот момент не могло. Около 6 часов утра 6 июля немецкую группировку обнаружила разведка 392 тб. Именно угроза продвижения противника к ВОГРЭСовскому мосту по левому берегу и вынудила командование Брянского фронта на треть сократить силы защитников города. Во избежание обострения ситуации на этом участке фронта пограничный полк спешно занимал круговую оборону на левом берегу Воронежа, у моста ВОГРЭС.
Бои на ближних подступах к Воронежу породили у Ставки неуверенность в способности командующего Брянским фронтом отстоять город. Поэтому «надзирать» за действиями генерал-лейтенанта Ф.И.Голикова и его штабной группы в Воронеже штабами 40-й армии и Воронежского боевого участка был направлен представитель Ставки ВГК командующий войсками ПВО территории страны генерал-лейтенант М.С.Громадин. Он же во время боев за Воронеж лично руководил частями Воронежско-Борисоглебского района ПВО, выполнявшими задачи по борьбе с воздушным и наземным противником.
Понимая, что его судьба «висит на волоске», Ф.И.Голиков решил реабилитироваться перед вышестоящим командованием, разгромив дивизию «Великая Германия» и сбросив это соединение в Дон. Для реализации столь смелого замысла были сконцентрированы основные силы 18 тк: 181-я танковая бригада и 18-я мотострелковая бригада. На рассвете стремительным ударом они выбили немецкие войска из Подгорного. Однако за селом наше наступление было остановлено заградительным огнем германской артиллерии из-за Дона. К середине дня сюда подтянулись основные силы 48-го танкового корпуса вермахта. Обе бригады 18 тк и 605 сп к вечеру вынуждены были перейти к обороне на достигнутых рубежах.
На южной окраине Воронежа 287-й полк НКВД с утра 6 июля отбивал атаки германских войск. Немцам никак не удавалось прорваться в город. Лишь к вечеру, около 17.00, вражеской танковой роте с десантом на бронетранспортерах удалось пробиться в Чижовку и далее в центр города. И хотя в конце концов прорыв был ликвидирован подразделениями 110 тбр, контратаковавшей врага от вокзала, результаты борьбы были печальными. Из-за этого прорыва и боя по его ликвидации были повреждены и вышли из строя оба воронежских моста — ВОГРЭС и Чернавский.
Несмотря на то что сражения в районе Воронежа шли уже третьи сутки, германское командование также не добилось поставленных задач. Очередная попытка ворваться в город с запада вечером 6 июля натолкнулось на ожесточенное сопротивление 233-го полка войск НКВД при поддержке орудий 16 иптабр. Немцам становилось ясно, что «в лоб» этот рубеж им не взять. Тем более что германские подразделения на левом берегу реки Воронеж в районе 18.00 были атакованы советскими танками из 180 тбр при поддержке двух взводов пехоты и одной батареи артиллерии. Лишь с напряжением всех сил немцам удалось отбить эту атаку. 6 июля все германские соединения в районе Воронежа были втянуты в бой, а по немецкому плану, отвод 48-го танкового корпуса с плацдарма должен был начаться еще сутки назад. Тогда для высшего командования удалось отговориться тем, что не подошли еще пехотные дивизии, которые должны были сменить танкистов. Однако к исходу 06.07.42 года уже поступил категорический приказ: «ввиду усиления советского сопротивления» сменить 48-й танковый корпус 3-й моторизованной дивизией из 24-го танкового корпуса, хотя было вполне очевидно, что она самостоятельно, хоть и через несколько дней, город не возьмет. К тому же Гитлер требовал повернуть 4 ТА на юг, где все еще, хоть и с трудом, но продвигался 40-й танковый корпус.
Под давлением всей совокупности обстоятельств германское командование решило предпринять решительный штурм Воронежа. Используя то, что северная группа советских войск «выдохлась», было решено сосредоточить свои основные силы против обнаруженного слабого места советской обороны в Чижовке. Осуществление прорыва возлагалось на 24 тд. Следующей ее целью был захват центра города.
С утра 7 июля немцы планировали разгромить северную группу наших войск, во второй половине дня — захватить Отрожку и соединиться с десантом в Придаче. Тем более, что в ночь на 8 июля должен был начаться плановый отвод 48-го корпуса на юг. Его меняли три пехотные дивизии, которые должны были удерживать плацдарм.
Тем временем на советской стороне была затеяна очередная реорганизация управления. Из Воронежа выводился командный пункт Брянского фронта, а все войска в городе переводились в подчинение 40А (КП которой должен был немедленно разместиться в городе.— Примеч. авт.). Пока наши командиры принимали меры к исполнению полученной директивы, германское командование приступило к осуществлению своего плана.
В 22.00 6 июля 24 тд всей своей мощью обрушилась на позиции 287-го полка НКВД. Позже в сражение ввели 16-ю моторизованную дивизию. В неравном ночном бою 287 сп был рассечен и обойден, а затем немцы вышли к Чернавскому мосту и после короткого боя выбили подразделения 125 сп НКВД с территории вокзала «Воронеж-2». В сложившейся обстановке все подразделения 287-го полка с большим трудом пробились к ВОГРЭСовской переправе и около нуля часов 7 июля отошли на левый берег реки Воронеж. Той же ночью остатки 498 сп и 110 тбр вплавь (через реку Воронеж) перебрались на левый берег. Несмотря на то что западные окраины, районы железнодорожных мостов и вокзала «Воронеж-1» оставались в руках советских войск, основная часть жилых кварталов города была захвачена немцами.
Советское командование ясно отдавало себе отчет в том, что вот-вот будет пройдена «точка невозврата». Было понятно, что если не принять срочных мер, то завтра три батальона войск НКВД, еще остающиеся в городе, будут уничтожены. Не смогут задержать врага и потрепанные части, находившиеся севернее города. В этом случае немецким войскам удастся форсировать Воронеж до подхода основных сил 3-й резервной (с 7 июля — 60А) армии. Поэтому было решено сейчас же, ночью, бросить 41-й и 287-й полки НКВД в атаку на центральные кварталы со стороны Петровского острова и Чернавского моста соответственно. Оборона левого (восточного) берега и ликвидация германского плацдарма на нем возлагалась на только что подошедшую с переправ у Новожитинного частей 6 сд — первой из вышедших из окружения соединений 40А.
Атака удалась лишь частично. К середине дня чекисты отбили у врага центральные районы города, соединившись с подразделениями 125-го и 233-го полков НКВД.
Несмотря на изменение обстановки, германское командование не оставило своего плана разгромить советские войска севернее Воронежа. Днем основные силы 48 тк обрушились на Подгорное. Советские войска не сумели удержать село и начали откатываться на север. Отбросив их на Задонское шоссе, ударная группировка немцев повернула на город, стремясь ворваться в него с запада. Однако противотанковый рубеж, защищаемый 233 сп НКВД и 16 иптабр, не был преодолен противником. Понеся здесь тяжелые потери, враг откатился к Подгорному, а в 19.00 после атаки советских войск, покинул и этот населенный пункт.
Удача «улыбнулась» немцам в другом месте.
7 июля 3-я моторизованная дивизия вермахта, пользуясь беспечностью 605 сп, захватила переправу через Дон в районе н/п Подклетное и к исходу дня овладела всей северной частью Воронежа: жилыми кварталами, железнодорожными станциями «Воронеж-1» и «Воронеж-2», отрезав таким образом 110-ю и 181-ю танковые бригады, так как мосты через реку Воронеж взорвали по распоряжению начальника гарнизона. В результате боев за удержание города 110 и 181 тбр потеряли всю свою матчасть, а л/с соединений был выведен на доформирование в Большую Приваловку[125].
К вечеру 7 июля штаб 40-й армии наконец-то сумел взять в свои руки руководство обороной города. По личному указанию генерала М.С.Громадина (генерал-лейтенант М.С.Громадин являлся командующим войсками ПВО территории страны и заместителем наркома обороны СССР по ПВО; в июле 1942 года при обороне Воронежа по указанию Ставки лично руководил частями Воронежскоо-Борисоглебского района ПВО.— Примеч. авт.) 7 июля из подразделений зенитной артиллерии были сформированы специальные зенитно-артиллерийские группы, способные бороться как с воздушными целями, так и поддерживать наземные войска. 8 и 9 июля германское командование еще несколько раз пыталось очистить Воронеж от советских войск, но до конца это ему сделать так и не удалось. В ночь на 10 июля основные силы 48-го танкового корпуса вермахта двинулись на юг.

Много о первых днях сражения в городе написал Маршал Советского Союза Ф. Голиков, чуть позже я размещу в этой теме его воспоминания о битве за Воронеж.

Сообщение отредактировал никон 2014: 09 July 2015 - 08:07

  • 0

#6 никон 2014

никон 2014

    Старшiй Унтеръ-Офицеръ

  • Пользователи
  • 461 сообщений
  • Город:Герой Воронеж

Отправлено 26 June 2015 - 23:48

"Угроза прорыва немцев к Дону и захвата Воронежа стала вполне реальной. Сталин с особым вниманием присматривался к району Воронежа. Он предполагал, что, прорвавшись сюда германские войска форсируют Дон и начнут обходное движение в тыл Москвы. Стремясь упрочить положение на Воронежском направлении, Ставка приказала выдвинуть из резерва на левый берег Дона 3 армии — 60, 6 и 63-ю. Всего на участке от Задонска до Клетской разворачивались 22 свежих стрелковых дивизии и 1 стрелковая бригада. В район Воронежа перебрасывались 18-й и 25-й танковые корпуса. Туда же было приказано отправиться генералу Голикову и принять на себя личное руководство боевыми действиями. На основном командном пункте командующего фронтом временно заменил генерал-лейтенант Н.Е. Чибисов."

Возможность удара немцев из захваченного Воронежа на север в сторону Москвы была осуществима и в своих расчетах Сталин врятли ошибался. И он и руководство Генерального Штаба Красной Армии в начале 1942 года сходились на том, что Гитлер летом нанесет удар на Москву из района севернее Орла, это был в тех обстоятельствах самый правильный шаг. Тем более, что в районе Орла была сосредоточена 2-я танковая армия. И после прорыва немцев к Воронежу Сталин предполагал именно такое развитие событий, то есть он считал, что Гитлер нанесет глубоко охватывающий войска Брянского и Центрального фронтов удар на Москву. Этого не случилось. По мнению Сталина Гитлер поступил не разумно. Время показало, прав был все таки Сталин, через каких то несколько месяцев немецкие войска были окружены в поволжских степях и уничтожены, а весь командный состав во главе с командующим попал в плен.
Тем не менее угроза удара противника на Москву с Воронежского плацдарма была всегда. И если бы операции немцев на Кавказе и под Сталинградом прошли успешно, без сомнений так и было бы. И по этой то причине ни в коем случае нельзя было допустить расширения немцами плацдарма на север, вдоль правого берега реки Воронеж. Плацдарм был нефункционален в полной мере до тех пор пока Красная Армия не была отодвинута от Воронежа на север минимум на 5-10 км. Контролируя северные и северо-западные окраины Воронежа наши армии нависали над всей группировкой Воронежской немецкой и в случае какого либо движения со стороны немцев могли нанести удар во фланг немецких войск, в таких условиях ни о каком наступлении из под Воронежа не могло быть речи, вот поэтому то бои под Воронежем приобрели такой ожесточенный характер. Немцы рвались как обезумевшие стремясь во что бы то ни стало продвинуться на север. Атаки следовали одна за другой. Им удалось захватить п.Подгорное и выйти к Новоподклетному, продвинуться вдоль шоссе на Москву примерно на 10-15 км, приблизиться к н.п Чертовицкое, врага остановили в том месте где сейчас находиться областная больница и гостиница "Спутник". Бои носили ожесточеннейший характер к примеру п.Подгорное на северной окраине Воронежа переходил из рук в руки не один десяток раз, роща "Сердце" которая находилась недалеко от современной областной больницы из за кровавейших и жесточайших боев получила другое название--роща смерти, так много погибло воинов защищая этот маленький клочок земли, возле шоссе на Москву, заросший орешником. Но 10-12 июля нанесла удар подошедшая 60-я армия и враг был отброшен, были освобождены северные кварталы города, врага выбили из района сельско-хозяйственного института и парка культуры и отдыха "Динамо", ботанического сада и архиерейской рощи, района ипподрома и улицы Беговой, была освобождена улица Ленина, бойцы Красной Армии приблизились к железнодорожному вокзалу. Чуть позже освободили и южную часть города Чижовскую слободу и часть Шиловского леса после этого Воронежский плацдарм противника не представлял такой страшной угрозы. Тем не менее он оставался надежным опорным пунктом противника на который опиралась вся его оборона на среднем Дону и неприступной крепостью на пути Красной Армии на запад. Победы эти дались нашему народу большой кровью, на одном лишь Чижовском бугре погибло от тридцати до пятидесяти тысяч воинов Красной Армии.

Сообщение отредактировал никон 2014: 26 June 2015 - 23:50

  • 0

#7 никон 2014

никон 2014

    Старшiй Унтеръ-Офицеръ

  • Пользователи
  • 461 сообщений
  • Город:Герой Воронеж

Отправлено 27 June 2015 - 13:40

"Сталин опасался нового наступления немцев на Москву и отдавал приоритет тем сообщениям разведорганов, которые склонялись считать главной угрозой летом 1942 года группу армий «Центр». Тем более, что немцы тоже не сидели сложа руки. Верховный считал, что по сравнению с вермахтом годичной давности немецкие вооруженные силы значительно ослабли. По мысли Верховного главнокомандующего получалось, что летом 1942 года ослабленная германская армия предпримет одно глобальное наступление — и эта операция будет проведена на западном направлении".

Казалось бы в чем же прав был Сталин, немцы поступили совсем не так как он предполагал. Вместо того, чтобы наступать на Москву они всеми силами навалились на Волгу и Кавказ. Здесь надо понимать какие цели ставил перед собой противник и какова была вероятность их реализации. После провала блицкрига в 1941 г. немцы могли предпринять единственное и последнее крупное наступление которое и являлось решающим для всей компании нацистов на востоке и могло привести к разгрому Советского Союза, его капитуляции или выходу из войны, выдавливанию русских за Урал, как и предусматривал первоначальный план. Основной целью Гитлера была не Волга, не голые Поволжские степи или Придонье, и даже не богатый и индустриальный Донецкий бассейн или Бакинская нефть. Все это никак не влияло на конечный результат--не привело бы к разгрому Советского Союза. Главной целью было другое. Вот, что об этом пишет Маршал Советского Союза Ф. Голиков:
"В стратегическом плане фашистских генералов захват Воронежа являлся одной из решающих предпосылок успешного похода гитлеровских полчищ на Кавказ и Сталинград. Они намеревались продвинуться от Баку через Персию к основным источникам нефти в Месопатамии, заставить Англию и США выйти из войны, а главными силами охватить Москву с востока и принудить нас к капитуляции." Удар на юг имел смысл только в этом случае, в случае если немцам удалось бы выйти через Персию к английским нефтяным кладовым в Месопатамии. Тогда выход из войны и отказ от поддержки и помощи матерьяльной Советского Союза Англией и США мог стать реальностью, что позволило бы немцам освободить на западе и в северной Африке крупные силы, и использовать их на советско-германском фронте, все это вкупе с потерей Донецкого индустриального региона и Бакинской нефти действительно могло серьезно сказаться на ходе войны. Маршал Советского Союза Ф. Голиков, один из руководителей Советского Генерального Штаба, руководитель разведки СССР, командующий фронтами, автор многих успешных крупных операций конечно верно понимал цель операции на юге. Понимал это и Сталин, но Верховный Главнокомандующий понимал и то, что у немцев нет ни сил ни средств для реализации этого плана, а попытка его исполнить была бы очень рискованной для Германии, и могла привести к катастрофе. Все это прекрасно понимал Сталин, было очевидно, что это понимает и руководство вооруженных сил рейха. Это немецкое наступление никак не могло быть успешным и не могло решить поставленых Гитлером задач. То есть задач по разгрому Советского Государства и его вооруженных сил. Об этом же сообщал и разведывательный отдел Генерального штаба сухопутных сил вермахта в докладной записке от 28 июня 1942 года: «оперативная цель летней кампании хотя и будет в основном достигнута, но не приведет… к полному уничтожению противника перед группой армий „Юг“»; «группы армий „Центр“ и „Юг“ не в состоянии проводить операции крупного размаха»; «в течение лета 1942 года в Советском Союзе не наступит политического и экономического поворота, который имел бы решающее значение для победы». Далее следовало заключение: немецкие войска не смогут ослабить Красную Армию до такой степени, чтобы наступил ее «военный крах». Германская армия была в силах провести только одну масштабную операцию на Восточном фронте, она решала исход войны. Гитлер поступил по своему, и очень скоро убедился в ошибочности своего решения. После Воронежа и Сталинграда немецкая армия почти безостановочно покатилась на запад, поражение Германии стало очевидным и неизбежным. Восполнить понесенные потери в живой силе и технике, после Дона и Волги немцы были уже не в состоянии. Операция "Цитадель" на курском выступе и прочие более мелкие, были всего лишь конвульсиями издыхающего нацистского государства и ничего уже не могли изменить.

Сообщение отредактировал никон 2014: 27 June 2015 - 15:44

  • 0

#8 никон 2014

никон 2014

    Старшiй Унтеръ-Офицеръ

  • Пользователи
  • 461 сообщений
  • Город:Герой Воронеж

Отправлено 27 June 2015 - 15:53

Из сводки вермахта за 30 марта 1942 года видно, какую цену немцы заплатили, пытаясь ликвидировать последствия зимнего кризиса: из 162 боевых дивизий советско-германского фронта только 8 можно было считать пригодными для ведения активных действий; в соединениях группы армий «Юг» осталось около половины, а в группах армии «Центр» и «Север» — около 35 % от первоначальной численности пехоты[76]. Общие потери танков к 20 марта 1942 года составили 3319 единиц, а штурмовых орудий — 173. За это время в качестве пополнения поступило 732 и 17 единиц соответственно[77].

Германское командование пришло к выводу, что до лета повысить боеспособность всех соединений не удастся, поэтому готовилось к наступлению только на одном стратегическом направлении — юго-западном с последующим выходом на Кавказ. Для предстоящего наступления на южном крыле советско-германского фронта оно решило восстановить боеспособность лишь 65 дивизий, причем в первую очередь «обновить» 12 танковых и 10 моторизованных соединений, а также соединения и части РГК, предназначенные для действий на южном фланге советско-германского фронта.

На специальном совещании в «Волчьем логове» 28 марта 1942 года генерал-полковник Гальдер, начальник Генерального штаба сухопутных войск (ОКХ), отвечавшего за проведение военных операций на советско-германском фронте, изложил план действий германских вооруженных сил на 1942 год, направленный на окончательный разгром Красной Армии.

Присутствующий на совещании немецкий генерал Варлимонт впоследствии вспоминал: «…Гитлер, невзирая на постигшие немцев неудачи, вновь возвратился к своей основной идее, которой он придерживался еще в декабре 1940 года, при утверждении плана „Барбаросса“ (в 1941 году он был вынужден от нее отказаться. — Примеч. авт.). Теперь он снова хотел сосредоточить основные усилия на крайних флангах широко растянутого фронта. Разница состояла лишь в том, что большие потери, которые понесла сухопутная армия, и которые ей не удалось целиком восполнить, вынуждали Гитлера ставить перед собой последовательно одну цель за другой, начиная с южного участка, с Кавказа. Москва как цель наступления… пока совершенно отпадала»[78].

Гитлер через три часа обсуждения утвердил проект документа, который впоследствии по этапам действий германской армии пытались реализовать в двух операциях: «Блау» (пер. с нем. — «синяя») и «Клаузевиц». Первоначально весь план должен был называться «Зигфрид», но фюрер не хотел более использовать имена героев германского эпоса в качестве названий для своих военных операций, поскольку это обязывало его ко многому, а наименование «Барбаросса» после грандиозного провала зимней кампании выглядело теперь уже не таким удачным. 5 апреля 1942 года доработанный документ был оформлен в виде директивы ОКВ № 41 (исх. № 55616, совершенно секретно) на проведение летней операции на Востоке[79].

Общий замысел кампании на лето 1942 года состоял в том, чтобы, «сохраняя положение на центральном участке, на Севере взять Ленинград и установить связь с финнами, а на южном участке фронта осуществить прорыв на Кавказ».

В первой части директивы говорилось об оперативных целях, предусматривавшихся на три месяца до начала собственно летнего наступления. Директивой определялось, что по завершении стабилизации всего нынешнего Восточного фронта до начала главной наступательной операции, прежде всего, надлежит очистить от противника Керченский полуостров в Крыму и овладеть Севастополем; далее, отрезать контрударом прорвавшиеся еще в январе под Изюмом советские войска и уничтожить их. Затем, собственно, и начиналось главное «летнее» наступление 1942 года, которое должно было проходить в два этапа.

Первый этап. Две армейские группировки образуют мощные «клещи». Войска северной части «клещей» наносят удар из района Курск — Харьков вдоль Дона в его среднем течении в направлении на юго-восток, в то время как войска южной части «клещей» из района Таганрога форсированным маршем выдвигаются прямо на восток. Обе армейские группировки соединяются западнее Сталинграда, смыкают «клещи» вокруг советских главных сил между Донцом и Доном и уничтожают их.

Второй этап: рывок на Кавказ, высокогорную местность протяженностью 1100 км, расположенную между Черным и Каспийским морями и овладение кавказскими нефтеносными районами.

Город Сталинград, согласно плану операции «Блау», не представлял собой оперативной цели. Вопрос о том, овладеть ли Сталинградом или «подвергнуть его воздействию нашего (немецкого. — Примеч. авт.) тяжелого оружия» с тем, чтобы он утратил свое значение как центр военной промышленности и транспортный узел, был оставлен открытым.

К 11 апреля генеральный штаб на основе директивы № 41 разработал планы ряда последовательных операций на южном крыле Восточного фронта. Это было обусловлено тем, что войска, предназначенные для решения конкретных задач, прибывали постепенно. Так, первую операцию — «Блау» — должна была проводить на воронежском направлении армейская группа «Вейхс» (о ней будет сказано ниже. — Примеч. авт.). Входившим в нее (командующий армейской группой «Вейхс» генерал-полковник фон Вейхс одновременно являлся командующим 2-й полевой армией вермахта; 4-й танковой армией командовал генерал-полковник Гот, а 2-й венгерской полевой армией — генерал-полковник Яни. — Примеч. авт.) 2-й полевой и 4-й танковым армиям и 2-й венгерской армии предстояло нанести удар из района северо-восточнее Курска на Воронеж, а 6-й армии — из района Волчанска на Острогожск. Вторую операцию — «Клаузевиц» — планировалось осуществить силами той же группы и 1-й танковой армии. По замыслу германского командования, 2-я полевая и 4-я танковая армии группы «Вейхс» должны были по достижении Воронежа повернуть на юг и нанести удар на Кантемировку. Одновременно навстречу ей, из района Славянской, должна была наступать 1-я танковая армия с целью окружения войск Юго-Западного фронта. После этого предполагалось разделить группу армий «Юг» на самостоятельные группы армий, которые должны были развивать наступление в направлении Сталинграда и на Северный Кавказ. Начало операции первоначально планировалось на середину июня.

Как уже упоминалось, еще в апреле 1942 года в соответствии с основными положениями плана Верховное германское командование подготовило изменение структуры управления войсками, находившимися на советско-германском фронте. Так, группа армий «Юг» после начала наступления (это произошло только 7 июля 1942 года) «делилась» на группу армий «Б» под командованием генерал-фельдмаршала Ф. фон Бока (4-я танковая армия, 2-я и 6-я полевые немецкие и 2-я венгерская армии) и группу армий «А» под командованием генерал-фельдмаршала В. Листа (1-я танковая, 17-я и 11-я полевые немецкие и 8-я итальянская армии). Из группы армий «Юг» в группу армий «Б» передавалась армейская группа «Вейхс» (под командованием генерала М. Вейхса), которая включала в себя три армии из четырех — 4-ю танковую, 2-ю полевую немецкие и 2-ю венгерскую армии.

Несмотря на всестороннюю проработку операций директивы № 41, их реализация для немцев была очень рискованна. Характерно, что разведывательный отдел Генерального штаба сухопутных сил вермахта в докладной записке от 28 июня 1942 года пришел к выводу, что «оперативная цель летней кампании хотя и будет в основном достигнута, но не приведет… к полному уничтожению противника перед группой армий „Юг“»; «группы армий „Центр“ и „Юг“ не в состоянии проводить операции крупного размаха»; «в течение лета 1942 года в Советском Союзе не наступит политического и экономического поворота, который имел бы решающее значение для победы». Далее следовало заключение: немецкие войска не смогут ослабить Красную Армию до такой степени, чтобы наступил ее «военный крах»[80].

Основной составляющей первой фазы операции «Блау» являлось взятие Воронежа, так как этот город, раскинувшийся по берегам двух рек, являлся важным военно-промышленным и экономическим центром. Он был также ключом к Дону с его многочисленными переправами, а также к реке Воронеж. Город представлял собой, кроме того, еще и узел транспортных коммуникаций Центральной России, где имелись шоссейная и железная дороги, а также водный путь, идущие в направлении с севера на юг — от Москвы к Азовскому, Черному и Каспийскому морям. В германской директиве № 41 Воронежу отводилась роль точки для поворота на юг, а также опорного пункта фронтового прикрытия.

По немецкому плану, удар из района Щигров на Воронеж должен был наноситься силами армейской группы «Вейхс», имевшей 10,5 пехотных, 4 танковых, 3 моторизованных немецких и 10 венгерских дивизий. 9 пехотных дивизий, выдвинутых в полосу сосредоточения 2-й полевой армии, были переброшены на советско-германский фронт из Франции и Германии. Одна танковая и моторизованная дивизия, а также управление 4-й танковой армии, танкового и двух армейских корпусов были переправлены из группы армий «Центр».

Основной удар в направлении на Воронеж наносила 4-я танковая армия. После выхода к реке Дон в районе Воронежа она должна была наступать совместно с 6-й полевой армией на Кантемировку, а затем на юго-восток и, соединившись с 1-й танковой армией, окружить силы Юго-Западного и Южного фронтов.
День 7 июля стал судьбоносной датой, определившей весь ход кампании 1942 года, а может быть, и всей войны. Старая «общегерманская» болезнь — недооценка сил и возможностей противника — опять дала о себе знать. Гитлеру казалось, что, как и несколько дней назад, он может вновь «поправить» директиву № 41 и поставить перед германскими войсками еще более масштабные задачи.

7.07.1942 года полоса наступления группы армий «Юг» была разделена. В этот день генерал-фельдмаршал фон Бок записал в своем дневнике: «Поступил приказ на принятие генерал-фельдмаршалом Листом командования над 11-й, 17-й полевыми и 1-й танковой армиями. Тем самым сражение расчленяется на две части»[141].

Подобное разделение группы армий «Юг» было предусмотрено германскими планами. Однако из-за неожиданных успехов немецких войск в боях с Брянским фронтом (наступление, как известно, здесь началось 28 июня) ситуация позволила быстрее начать операцию против Юго-Западного и Южного фронтов (наступление на этом участке началось 30 июня), войскам которых вермахту тоже удалось довольно оперативно нанести несколько локальных поражений. В целом в ходе наступления с 28 июня по 7 июля германским силам удалось прорвать оборону Красной Армии на 300-километровом фронте. Продвинувшись на 150–170 километров, немцы вышли к Дону в районе Воронежа и глубоко охватили войска Юго-Западного фронта с севера.

Таким образом, а в этом мнении были едины и фюрер и управленческие штабы вермахта, через 10 суток после начала операции большая часть задач операции «Блау» была реализована. Правда, ряд кварталов Воронежа еще оборонялись советскими войсками, но 7 июля германское радио сообщило своему населению о взятии города, что практически и было правдой. Содержание германских сводок свидетельствовало о том, что Гитлер считал взятие Воронежа делом нескольких дней и не видел более опасности от советских танковых группировок на левом фланге группы армий «Юг». Считая невозможным нанесение Красной Армией каких-либо контрударов, он уже без всякой боязни решил примерно за неделю до намеченного срока (с 9 июля) начать третью наступательную операцию, позднее оформившуюся в военно-исторической литературе под наименованием «Клаузевиц».

Однако в сравнении с директивой № 41 от 5 апреля 1942 года и разработанными на основе этой директивы боевыми документами новые планы Гитлера отличались не только по временным, но и по сущностным параметрам. Фюрер считал, что прорыв на Сталинград в новой операции легко осуществим, поэтому имеется дополнительная возможность начать широкомасштабное окружение советских войск на нижнем Дону с центром в Ростове. В связи с этим Гитлер своим указанием прервал марш 4-й танковой армии вдоль Дона в направлении на Сталинград, остановил ее перед большой излучиной Дона и повернул ее прямо на юг, кардинально изменив смысл и содержание большого плана. Точно так же как ранней осенью 1941 года, он остановил продвижение германских группировок к Москве и бросил танки Гудериана для окружения войск Юго-Западного фронта, так и теперь фюрер хотел неожиданно разгромить советские войска в районе Ростова в ходе импровизированной операции. Реализуемая им идея должна была стать самой большой операцией на окружение во всей войне.

В новых условиях 6-я полевая армия Паулюса вынуждена была продолжать роковой путь к Сталинграду уже без своих «стенобитных таранов» — соединений и частей 40-го танкового корпуса, которые вместе с другими привлекаемыми силами должны были участвовать в операции под Ростовом.

Изначальная идея, заложенная в планах, составленных в соответствии с директивой № 41, заключалась в сосредоточении сил в каждом случае ради конкретной задачи, делая уничтожение войск противника основной целью, как итогом в цепи рационально выверенных во времени шагов — овладения отдельными пунктами. Но Гитлер не только изменил «расписание» своего большого летнего наступления. Он изменил все построение немецких сил южного фланга советско-германского фронта и их цели.

Рискованное изменение расстановки сил делало очевидным то обстоятельство, что Гитлер уже поверил в возможность достижения обеих крупных оперативных целей в летней кампании 1942 года, изначально предполагавшихся к реализации поочередно одна за другой, все же одновременно и даже при условии разделения своих сил. Своим главным союзником фюрер теперь считал время. Тут же из ОКВ последовала новая руководящая директива с требованием «быстрее вперед». В ней, в частности, говорилось, что каждый день, на который поставленную цель (третьего наступательного этапа операции. — Примеч. авт.) удастся достигнуть раньше, будет иметь исключительное значение для решения дальнейших оперативных задач года.

В изменившихся условиях командование сухопутных сил вермахта приняло решение начать проведение операции «Клаузевиц» в рамках измененного Гитлером плана: 4-я танковая и 6-я полевая армии должны были ударить из района Острогожска, а 1-я танковая армия — из района Артемовска в общем направлении на Кантемировку с целью глубокого двустороннего охвата войск Юго-Западного фронта.

Теперь судьба противостояния решалась на юге, хотя упорные бои в Воронеже заставили ОКХ направить в район города 29-й армейский корпус 6-й армии, а это в свою очередь хоть и не намного, но ослабило удар против войск Юго-Западного фронта[142].

Наученная горьким опытом Крыма, и особенно Харькова, Ставка ВГК уже 6 июля приняла решение на отвод войск Юго-Западного и правого крыла Южного фронтов на восток. Одновременно она приступила к сосредоточению свежих сил и подготовке обороны на подступах к Сталинграду и Кавказу. К дополнительно формировавшейся в районе Сталинграда 7-й резервной армии перебрасывалась 1-я резервная армия. Командующий Северо-Кавказским фронтом получил распоряжение о развертывании 51-й армии на левом берегу Дона, от Верхне-Курмоярской до Азова, и подготовке этого района к обороне[143].

В ночь на 7 июля, в то время как войска 28, 38-й и 9-й армий Юго-Западного, а также 37-й армии Южного фронтов начали отходить на восток, противник перешел в наступление силами 4-й танковой и 6-й полевой армий вдоль правого берега Дона на Кантемировку. За два дня он вынудил советские войска отойти на левый берег реки. Перед Юго-Западным фронтом возникла реальная угроза окружения. В этих условиях Ставка ВГК вынуждена была дать указания о дальнейшем отступлении войск Юго-Западного и Южного фронтов.

Сразу же после первого неудачного контрудара 5-й танковой армии Брянского фронта Ставка ВГК потребовала от его командования создать две оборонительные полосы, а для их занятия приказала использовать два укрепленных района, три истребительно-противотанковые бригады, а также отходившие войска 21-й и 28-й армий и перебрасываемые из глубины части 22-го танкового и 3-го гвардейского кавалерийского корпусов[144]. К сожалению, выделенные войска не смогли своевременно выйти в назначенные районы; сильно ослабленные в боях 21-я армия под натиском врага отошла за Дон, а 28-я армия — на Валуйки. Одновременно Ставка, как уже говорилось ранее, приказала войскам Воронежского фронта перейти в наступление и очистить от противника междуречье Дона и Воронежа, обеспечив за собой переправы через Дон. В тот же день командующим Брянским, Юго-Западным и Южным фронтами было приказано провести рекогносцировку местности, а затем приступить к строительству и восстановлению оборонительных рубежей в тылу своих войск. На командующего Южным фронтом дополнительно возлагалась ответственность за строительство Сталинградского оборонительного рубежа по линии Суровикино — Нижнее-Чирская.

Однако вернемся к немецким планам. Юридически реорганизация группы армий «Юг» произошла только 9 июля после начала новой фазы германского наступления. Группой армий «Б» в составе 2-й и 6-й немецких полевых армий, а также 2-й венгерской армии первоначально продолжал командовать генерал-фельдмаршал фон Бок. Группой армий «А» в составе развертываемой на ТВД 11-й полевой армии[145], 17-й полевой и 1-й танковой армий — генерал-фельдмаршал Лист. Главной стратегической целью группы армий «Б» по-прежнему являлся Сталинград, а группа армий «А» должна была двигаться на захват Кавказа. В высших штабных и армейских эшелонах она (группа армий «А») неофициально так и называлась — «Кавказский фронт». Ближайшей текущей задачей двух групп армий являлось окружение и уничтожение противостоящих им советских войск в районе западнее Миллерово. Для этого с севера, из района Воронежа, 4-й танковой армии предстояло нанести удар в направлении Миллерово, а с юга, из района Славянска и Артемовска, навстречу ей наступала 1-я танковая армия.

В этот период на Сталинградском направлении, вдоль среднего течения Дона, продолжала свое наступление только армия генерала Паулюса. Поскольку Гитлер теперь лично руководил операцией на юге (группами армий «А» и «Б» через штаб группы армий «А»), он решил перенести свою ставку из «Вольфшанце», которая находилась в Восточной Пруссии, ближе к Волге и Кавказу, — в Винницу. Здесь в 15 км от города, в небольшом лесу была оборудована новая ставка, получившая название «Вервольф» («Оборотень»).

Фюрер считал, что большая часть советских армий разгромлена, а Красная Армия полностью утратила инициативу, которая уже не может быть возвращена без помощи союзников по антигитлеровской коалиции. 9 июля 1942 года Гитлер издал совершенно секретный приказ (ОКВ, штаб оперативного руководства вермахтом, исх. № 551213/42. — Примеч. авт.), который начинался следующими словами:


«Быстрые и громадные успехи на Востоке могут поставить Англию перед альтернативой: или немедленно предпринять крупную десантную операцию для открытия второго фронта, или потерять Советскую Россию как политический и военный фактор. Поэтому с большой вероятностью следует считаться с тем, что вскоре состоится высадка противника в зоне командования Запада».

Этим приказом предписывалось убытие моторизованной дивизии СС «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер» из состава перешедшей в наступление 1-й танковой армии и моторизованной дивизии СС «Рейх» из группы армий «Центр» на Запад. Далее, командованию Армии резерва предписывалось немедленно укомплектовать три пехотные дивизии и перебросить их на Запад, что возможно было сделать лишь в ущерб посылке пополнений на Восток. Новые пехотные дивизии, сформированные в июле 1942 года, также должны были быть оставлены на Западе. Туда же с советско-германского фронта перебрасывались две авиагруппы бомбардировочной авиации[146].

Прогнозы германского командования пока продолжали сбываться. В ходе дальнейших боевых действий две армии Юго-Западного фронта продолжали вести тяжелые бои юго-западнее Кантемировки, причем без всякой связи со штабом фронта, а две другие отдельными группами отходили за Дон. Штабам этих объединений так и не удалось наладить управление подчиненными им войсками. Так как штаб Юго-Западного фронта находился в отрыве от войск в районе Калача (юго-восточнее Воронежа), все его четыре армии были подчинены Южному фронту. Между тем на юге враг продолжал развивать успех. Танковый и армейский корпуса 6-й армии Паулюса форсировали реку Черная Калитва и к исходу 11 июля вышли в район Боковской, а передовые соединения 4-й танковой армии Гота достигли Россоши.

Ставка ВГК решила в период с 9 по 11 июля отвести войска Южного фронта на левый берег в его нижнем течении, оставив Донбасс и часть Ростовской области, а армии Юго-Западного фронта перебросить за Дон, передав их в состав Южного фронта. Управления и части Юго-Западного фронта, отходившие на восток, направлялись в район Сталинграда для развертывания в большой излучине Дона нового, Сталинградского фронта (создан 12 июля 1942 года. — Примеч. авт.) во главе с маршалом С. К. Тимошенко (член Военного совета — Н. С. Хрущев, начальник штаба — генерал-лейтенант П. И. Бодин), которого вскоре сменил тоже, впрочем, несчастливый генерал-лейтенант В. Н. Гордов. А бывший нарком обороны после неоднократных провалов окончательно впал у Верховного в немилость.

Новообразованные Воронежский и Брянский фронты должны были реализовывать поставленные Ставкой задачи. Но сдвигов к лучшему наблюдалось мало, хотя ситуацию «спасали всем миром». В первой декаде июля на Брянском фронте находился начальник Генерального штаба Красной Армии генерал-полковник A. M. Василевский (до 5 июля. — Примеч. авт.), а в районе Воронежа — представители Ставки: командующий бронетанковыми и механизированными войсками Красной Армии генерал-лейтенант Я. Н. Федоренко, заместитель начальника Генерального штаба генерал-лейтенант Н. Ф. Ватутин, член Военного совета ВВС армейский комиссар 2-го ранга П. С. Степанов, командующий войсками ПВО территории страны — заместитель наркома обороны СССР по ПВО генерал-лейтенант М. С. Громадин. Впоследствии К. К. Рокоссовский, прибывший в тот момент на Брянский фронт, вспоминал, что его «уже тогда удивило то… что в самый ответственный момент на фронте начальник Генштаба и начальник оперативного управления Генштаба — „мозг армии“ — заняты были организацией фронтового контрудара, подменяя командующего фронтом. Повторялись ошибки лета 1941 года, когда Г. К. Жуков делал то же самое на Юго-Западном фронте»[147]. Подобные действия приводят еще к одному логическому выводу — Ставка и лично И. В. Сталин новоназначенным командующим фронтами совершенно не доверяли. Да и было за что.
Русский национальный характер имеет склонность к аналитическому мышлению, поэтому вопрос, кто виноват в поражении наших войск во время танкового сражения на Брянском фронте, не может остаться без ответа.

Причин, конечно, несколько. Это и стратегические просчеты Ставки на ведение всей летней кампании 1942 года, и неправильное определение главного удара противника, слабость нашей авиации и недостаточный тактико-специальный уровень подготовки л/с. Но главная причина поражений именно в этой операции связана, по мнению автора, со слабой компетентностью командования Брянского и Юго-Западного фронтов, а также командующих некоторых армий, не сумевших грамотно действовать в быстро меняющихся условиях боевой обстановки.

Проблемы «субъективного фактора» при управлении фронтовыми объединениями после фиаско под Воронежем осознали и в Ставке. Поэтому генералов Голикова и Чибисова, как «творцов» недавнего поражения (тем более, что за неделю руководства новыми фронтами каких-либо существенных сдвигов в обстановке в лучшую сторону так и не произошло. — Примеч. авт.), решили заменить на молодых генералов, хорошо зарекомендовавших себя в сражениях Великой Отечественной войны.

Вопрос о назначении командующих был предрешен 11 июля на совещании в Ставке. Представитель Генштаба A. M. Василевский и Н. Ф. Ватутин называли возможных кандидатов, а Верховный лично давал им характеристики. На должность командующего Брянским фронтом кандидатуру подобрали быстро: генерал-лейтенант К. К. Рокоссовский был достойным военачальником, он хорошо зарекомендовал себя как командующий армиями. Сложнее оказалось с кандидатурой на должность командующего Воронежским фронтом. Назвали несколько военачальников, но Сталин отводил их. Вдруг встает Николай Федорович (Ватутин) и говорит:

— Товарищ Сталин! Назначьте меня командующим Воронежским фронтом.

— Вас? — И Сталин удивленно поднял брови. Василевский поддержал Ватутина, хотя последний был высококомпетентным штабным работником (с 15 мая по 11 июля 1942 года генерал-лейтенант Н. Ф. Ватутин проходил службу в должности заместителя начальника Генштаба. — Примеч. авт.).

Верховный немного помолчал, посмотрел на генерала Василевского и ответил:

— Ладно. Если товарищ Василевский согласен с вами, я не возражаю[149].

Так Красная Армия получила двух талантливых и способных командующих фронтами (замена командующих произошла 14 июля (по другим данным, К. К. Рокоссовский стал комфронта 13 июля, а Н. Ф. Ватутин — 14 июля 1942 года. — Примеч. авт.), которые, в общем, и не подвели Родину в последующих сражениях Великой Отечественной (членом Военного совета Брянского фронта был назначен полковой комиссар С. И. Шалин, начальником штаба — генерал-майор М. С. Малинин; членом Военного совета Воронежского фронта был назначен корпусной комиссар И. З. Сусайков, начальником штаба — генерал-майор М. И. Казаков). Одновременно с отбором фронтового командования шла замена нерадивых командармов. Новые руководители, назначенные в результате оценки эффективности именно их полководческой деятельности, своей компетентностью сильно укрепляли боеспособность вооруженных сил страны.

У немцев же шел обратный процесс. Какая-либо локальная неудача, имевшая, возможно, и объективные причины, приводила порой к отставке военачальника. Иногда причиной отставки было недостаточно четкое выполнение указаний фюрера. Именно так и произошло с генерал-фельдмаршалом фон Боком. 13 июля штаб группы армий «Б» докладывал в ОКХ, что перед 4-й танковой армией и левым флангом группы армий «А» неприятель прорвался на восток и юго-восток и снова большой группировкой двинулся к югу. Генерал-фельдмаршал фон Бок потребовал направить 4-ю танковую армию через Морозовскую (Морозовск) к Дону для более глубокого охвата советских войск, а сам послал следующее донесение Гальдеру: «Я думаю, что уничтожение значительных сил больше не может быть достигнуто в одной операции, когда в центре — крупные силы, а на флангах — слабые»[150]. Это донесение стало предметом бурного обсуждения на совещании 13 июля в германской Ставке. Гитлер, взбешенный критикой его действий и угрозой провала операции, прежде всего фон Боку поставил в вину задержку вывода подвижных войск 4-й танковой армии из Воронежа. Неожиданно для всех он отстранил генерал-фельдмаршала Бока от командования. Уже вечером фон Бок получил телеграфное уведомление от Кейтеля немедленно вылететь в Берлин. Позднее, 18 сентября, Гитлер в беседе с Кейтелем так оценивал действия фельдмаршала: «Он теряет из-за этого (Воронежа) 4–5 дней. И это в то время, когда дорог каждый день для того, чтобы окружить и уничтожить русских; он продолжает сидеть там, наверху, с четырьмя лучшими дивизиями, в первую очередь с 24-й танковой дивизией и моторизованной дивизией „Великая Германия“, цепляясь за Воронеж. Я еще сказал — не нажимайте, если встретите где-либо сопротивление, идите южнее к Дону. Решающее — продвинуться как можно быстрее на юг, чтобы мы могли действительно захватить противника в клещи. Так нет, этот человек делает совершенно обратное. Затем пришла эта беда — несколько дней плохой погоды, в результате чего русские неожиданно выиграли 8–9 дней, в течение которых они смогли выбраться из котла…»[151] Новым командующим группы «Б» с 15 июля стал генерал-полковник Вейхс.

Красная Армия начала летнюю кампанию с поражения, но разгромом результат недельного сражения назвать никак нельзя. Отступая, советские войска заставляли противника распылять силы. Вольно или невольно германское командование направляло свои армии именно туда, куда отходили наши соединения. Переоценив собственные успехи в мае и июне, а также недооценив возможности противной стороны, командование вермахта под нажимом фюрера начало изменять свои первоначальные планы. Так, 4-я танковая армия была переброшена со сталинградского направления на кавказское, а 11-я полевая армия перенацелена с кавказского на ленинградское направление. Все это было на руку советскому руководству. А самое основное — Гитлер заставил вермахт наступать по двум расходящимся направлениям, при этом главный удар постепенно перемещался с Кавказа в сторону Сталинграда. Для такого наступления у немцев было явно ограниченное количество сил и средств. Несмотря на успех весной и летом, они прямиком устремились к своей собственной катастрофе.

Сообщение отредактировал никон 2014: 30 June 2015 - 19:32

  • 0

#9 никон 2014

никон 2014

    Старшiй Унтеръ-Офицеръ

  • Пользователи
  • 461 сообщений
  • Город:Герой Воронеж

Отправлено 27 June 2015 - 17:22

Из передовой статьи газеты «Правда» о крушении планов врага под Воронежем от 20 декабря 1942 г. : «Под Воронежем немцы расшибли свой лоб. Они не могли продвинуться дальше на восток. Стойкость и самоотверженность советских войск остановили движение фашистских орд, заставили их зарыться в землю и перейти к обороне».

 

 

 

Начало сражения за Воронеж (28 июня — 30 июня 1942 года)

28 июня противник развернул наступление в полосе Брянского фронта на участке от Сетенева до Рождественского. Ранним утром в 02.15 он провел сильную разведку боем, которая была отбита, а уже в 10 часов — артиллерийскую и авиационную подготовку и начал наступление главными силами. Наиболее мощному удару подверглись соединения, находившиеся на стыке 13-й и 40-й армий — 15-я стрелковая дивизия 13-й армии, 121-я и 160-я стрелковые дивизии 40-й армии, против которых, как выяснилось позднее, наступали три танковые (11, 9, 24 тд), две пехотные (387, 385 пд), одна егерская, или легкопехотная, дивизия (6 егд), а также элитная моторизованная дивизия вермахта «Великая Германия». Уже в первой половине дня командованию Брянского фронта стало ясно, что оно имеет дело с крупным наступлением врага. Организационно силы наступавшего противника относились к армейской группе «Вейхс», входившей в состав группы армий «Юг» генерал-фельдмаршала фон Бока. Армейская группа «Вейхс» под командованием генерал-полковника фон Вейхса структурно состояла из 2-й полевой и 4-й танковой немецких армий и 2-й венгерской армии. Представляя из себя так называемую первую ударную группу (вторая ударная группа — это 6-я полевая армия генерала танковых войск Паулюса. — Примеч. авт.), она, как уже говорилось, должна была наступать с запада на восток на воронежском направлении. При этом на 2-ю полевую армию возлагалась задача прорыва советской обороны и обеспечение с севера стремительного броска 4-й танковой армии к Дону. В районе Воронежа предусматривалось захватить плацдарм на левом берегу этой реки. 3-й армейский венгерский корпус из состава 2-й венгерской армии, двигаясь на правом фланге 4 ТА, должен был создать внутренний фронт окружения советских войск западнее реки Оскол.

К моменту перехода в наступление армейская группа «Вейхс» включала в себя шесть армейских корпусов. Основные силы группы «Вейхс» в составе 12 пехотных, трех моторизованных и четырех танковых дивизий были сосредоточены в районе севернее и северо-восточнее н/п Щигры. Левофланговый 55-й армейский корпус вермахта в составе трех пехотных дивизий, 1-й мотобригады СС и 243-го дивизиона штурмовых орудий обеспечивал северный фланг ударной 4-й танковой армии генерал-полковника Гота, наступая на Ливны в полосе нашей 13-й армии. Главный удар наносила 4 ТА на стыке 13-й и 40-й советских армий Брянского фронта. Непосредственный прорыв обороны осуществлял 13-й армейский корпус вермахта, состоявший из трех пехотных дивизий и оперативно подчиненный Готу. Поддержку прорыва танками и его дальнейшее развитие осуществляли 24-й и 48-й танковые корпуса. Первый из них включал 9-ю и 11-ю танковые, а также 3-ю моторизованную дивизию. Второй — 24-ю танковую дивизию, а также 16-ю моторизованную дивизию и моторизованную дивизию «Великая Германия». 24-й танковой дивизии (прежде 1-й восточно-прусской и единственной кавалерийской дивизии вермахта, прошлой зимой реорганизованной и переименованной затем в танковую), которую поддерживал дивизион штурмовых орудий «Великая Германия», была поставлена задача — взять Воронеж. Правый фланг армейской группы «Вейхс» прикрывал 3-й венгерский армейский корпус (6, 7, 9 пд, однако в боях участвовали только две дивизии. — Примеч. авт.) из 2-й венгерской армии генерал-полковника Яни[92]. Предполагалось, что главные силы 2А венгров, усиленные 7-м армейским корпусом вермахта после прорыва советской обороны южнее Щигров, должны будут развивать наступление на юго-восток и овладеть районом Старого Оскола, а в последующем выдвинуться на реку Дон южнее Воронежа до н/п Лиски. В интересах армейской группы «Вейхс» действовала 10-я зенитно-артиллерийская дивизия люфтваффе. Всего в 4-й танковой армии вермахта вместе с приданными соединениями насчитывалось около 250 тыс. человек, 799 орудий полевой артиллерии, 378 противотанковых пушек, 252 миномета, а также 828 зенитных орудий всех калибров. Главная сила группы составляла 733 танка и около 70 штурмовых орудий. В ближайшем резерве находились еще две немецкие и пять венгерских дивизий, а также 1-я венгерская танковая дивизия, для укомплектования которой немцы передали свое устаревшее танковое вооружение: 8 Pz.Kpfw.I Ausf.B, 102 Pz.Kpfw.38(t) и 22 Pz.Kpfw.Ausf.D/F1[93]. Таким образом, германское командование армейской группы «Вейхс» дополнительно могло ввести в сражение еще 8 дивизий, одна из которых была танковой.

Против 13-й армии генерал-майора Н. П. Пухова и 40-й армии генерал-лейтенанта артиллерии М. А. Парсегова из состава Брянского фронта (тринадцать с половиной стрелковых дивизий на фронте в 180 км) армейская группа «Вейхс» выставила двадцать одну с половиной дивизию, из них четырнадцать с половиной пехотных, четыре танковых и три моторизованных.

Еще более значительным было превосходство на направлении главного удара (см. таблицу 1). Сложившаяся обстановка требовала от командования Брянского фронта и 40-й армии создания оборонительной группировки и возведения оборонительных сооружений. Однако стрелковые дивизии первого эшелона 40-й армии располагались почти равномерно. Второй эшелон армии (одна стрелковая дивизия и две стрелковые бригады) находились в 40–60 км от переднего края. Части генерал-лейтенанта М. А. Парсегова не подготовили оборонительных рубежей ни в тактической, ни в оперативной глубине, артиллерийские противотанковые резервы и противотанковые резервы не создавались вовсе. Герой Советско-финской войны командующий 40-й армией М. А. Парсегов был человеком увлекающимся, у него порой не хватало терпения на детальный анализ обстановки и кропотливую деятельность по созданию прочной обороны. Начальник штата Брянского фронта генерал М. И. Казаков впоследствии вспоминал разговор командарма 40А с командующим Брянским фронтом.

— Как оцениваете свою оборону? — спросил Ф. И. Голиков.

— Мышь не проскочит, — уверенно ответил командарм

Имея сведения о том, что в полосе обороны Брянского фронта располагаются многочисленные советские бронетанковые соединения, германское командование (в соответствии с указанием Гитлера от 28 сентября 1941 года) максимально насытило свои войска модернизированной техникой, способной на равных бороться с нашими Т-34 и КВ. Так, в составе танковых и моторизованных дивизий армейской группы «Вейхс» имелось 76 танков Pz.Kpfw.IV Ausf.F2 с 75-мм мощной длинноствольной пушкой Kwk 40 (длиной 43 калибра). Уже в ходе боев в танковые части вермахта стали поступать средние танки Pz.Kpfw.IV Ausf.G с еще более мощной 75-мм артсистемой Kwk L48. Кроме этого, в 243-м дивизионе штурмовых орудий, а также в дивизионе штурмовых орудий «Великая Германия»[94] одна или две батареи из дивизиона (7–14 единиц) оснащались новыми модификациями StuG III Ausf.F (длина ствола 75-мм пушки — 43 калибра) или StuG III Ausf.F8 (длина ствола 75-мм пушки — 48 калибров). Уточняя вопрос о модифицированных штурмовых орудиях, следует заметить, что модификации StuG III Ausf.F и StuG III Ausf.F8 могли вооружаться артсистемами с длиной ствола и в 43, и в 48 калибров. Отличия между вышеописанными модификациями штурмового орудия были связаны прежде всего с использованием бронекорпуса упрощенной формы (StuG III Ausf.F8), а также наличием ряда изменений в агрегатах САУ, в массовом количестве воспроизведенных в последующей модификации StuG III Ausf.G. Также впервые 3 мд, 16 мд и элитная моторизованная дивизия «Великая Германия» имели в составе танкоистребительных дивизионов (в моторизованной дивизии «Великая Германия» по одной батарее из 9 САУ было в каждом из двух пехотных полков дивизии. — Примеч. авт.) по батарее самоходных истребителей танков Sd.Kfz.132 «Мардер II», оснащенных 76,2-мм советской трофейной пушкой Ф-22, модернизированной германскими конструкторами (наименование — Pak 36®; длина ствола — 54,8 калибра). Вместе с большим количеством средних танков Pz.Kpfw.III последних модификаций J u М с 50-мм длинноствольными пушками Kwk L/60 немецкая танковая группировка являлась значительной и опасной силой.

Также увеличился штатный количественный состав германских бронетанковых соединений. По директиве Генерального штаба вермахта от 18 февраля 1942 года в танковых дивизиях танковые полки впервые перешли с двух- на трехбатальонную организацию. В каждом батальоне имелось по две роты легких танков и одной роте средних танков. Эти танковые полки были укомплектованы полностью. Оставался лишь некомплект в частях, на вооружении которых находились устаревшие танки Pz.Kpfw.II, производство которых немецкой промышленностью было прекращено в июле 1942 года. Одна из рот мотоциклетного батальона, две усиленные роты при одном из мотопехотных батальонов и одна саперная рота получили на вооружение полугусеничные бронетранспортеры. Мотопехотная бригада была усилена одной батареей подвижных ЗСУ (20-мм зенитные орудия), а дивизионная артиллерия была усилена зенитным дивизионом РГК, состоящим из двух батарей 88-мм и одной батареи 20-мм зенитных пушек. Разведывательные батальоны были расформированы. Теперь для ведения разведки мотоциклетному батальону была придана рота разведывательных танков. Средства же тяжелой артиллерии смогли быть пополнены лишь до 75 % штатной нормы.

Моторизованные дивизии впервые получили в штат один танковый батальон, состоявший из двух рот легких и одной роты средних танков. Разведывательный батальон был расформирован. Для ведения разведки мотоциклетный батальон был усилен одной ротой разведывательных танков. Моторизованные полки дополнительно получили по одной батарее 20-мм зенитных орудий, артиллерия была усилена зенитным дивизионом РГК, так же как и танковая дивизия.

В некоторых артиллерийских истребительных противотанковых дивизионах две роты были оснащены 76,2-мм советскими трофейными артсистемами, установленными на самоходных гусеничных лафетах германского производства. Элитная моторизованная дивизия вермахта «Великая Германия» имела по сравнению с другими немецкими моторизованными дивизиями лучшее вооружение. Ее моторизованный полк получил тяжелое оружие в большем количестве; танковый батальон состоял из трех рот средних танков. Кроме того, эта дивизия дополнительно получила дивизион штурмовых орудий «Великая Германия» трехбатарейного состава[95]. Состав материальной части германских танковых и моторизованных соединений, входящих в армейскую группу «Вейхс», представлен в таблице 2.

Хоть как-то на время задержать такую массу танков и самоходных орудий (817 — по подсчетам автора) врага, введенных в бой на относительно небольшом участке обороны Брянского фронта, могла наша артиллерия. Но из-за стратегических ошибок Ставки и тактических просчетов командармов плотность противотанковой артиллерии в полосах 15-й стрелковой дивизии 3-й армии, 121-й и 160-й стрелковых дивизий 40-й армии, оборонявшихся на стыке этих армий и испытавших самый мощный удар противника, не превышала 3–4 орудий на 1 км фронта. Артиллерийских противотанковых резервов в дивизиях не было. Артиллерия, стоявшая на закрытых позициях в расположении дивизий всего первого эшелона обеих армий, имела недостаточную для подобной ситуации плотность — от 4 до 7 орудий и минометов на 1 км фронта.

В обеих армиях имелись артиллерийские противотанковые резервы: один полк в 13-й армии и два полка в 40-й армии. Однако этих средств было явно недостаточно, чтобы преградить дорогу вражеским танкам, рвущимся вперед.

Зенитное артиллерийское прикрытие войск было слабым, так как штатные артиллерийские батареи стрелковых дивизий почти не имели орудий и зенитных пулеметов, а большинство зенитных частей усиления использовались для прикрытия тыловых объектов. Наша авиация качественно и количественно значительно уступала противнику и также не могла обеспечить надежного прикрытия своих войск.

Наступлению ударной группировки армейской группы «Вейхс» предшествовала 40-минутная артиллерийская и авиационная подготовка. Самолеты противника группами в 25–30 машин непрерывно бомбардировали боевые порядки нашей пехоты и огневые позиции артиллерии в полосе 15, 121-й и 160-й стрелковых дивизий. Артиллерийским огнем и ударами авиации врагу удалось в значительной степени подавить оборону наших войск, в том числе и артиллерию. На огневые позиции отдельных батарей налетало одновременно до 20 и даже до 60 самолетов, действующих с малых высот. Из-за больших потерь в личном составе и вооружении боевая деятельность наших батарей почти прекратилась[96].

Германские войска атаковали и на других участках Брянского фронта. В 03.00 28 июня силы противника провели разведку боем на участке между 160-й и 212-й стрелковыми дивизиями, а уже к 07.00, после массированной атаки, оборона в этом секторе была прорвана.

Командующий 40А имел в своем резерве вышеупомянутые 14-ю (располагалась в районе Средний Расховец, Ленинский) и 170-ю (располагалась в лесу восточнее Кузькино, Пузачи) танковые бригады — всего 83 танка (2 БТ-5,16 БТ-7,43 MK III «Валентайн II», 2 MK II «Матильда II», 20 Т-60). В 09.45 оба этих соединения выдвинулись к месту прорыва, где сутки сражались «в одиночестве» (ведя бой из засад), только на второй день сражения установив связь с частями 212 сд и 4-м гвардейским артполком. Больше танковых резервов у командующего 40-й армией не было, а, как известно, в 10.00 началось основное наступление германских войск.

К исходу 28 июня немецкие соединения продвинулись на 10–12 км. Участок главного удара противника определялся ясно, но его силы, группировка и замыслы еще не были раскрыты, поскольку не имелось ни пленных, ни документов. Наша воздушная разведка оказалась полностью вытесненной из района боевых действий и не дала никаких данных о передвижениях немцев, как к линии фронта, так и в их ближайших тылах. По результатам развернувшегося сражения командование Брянского фронта считало, что в первом оперативном эшелоне в этот день наступало не менее 8–10 дивизий, из них 2–3 танковые. Что могло быть во вторых эшелонах и в резерве для нашего командования, оставалось неясным.

Исходя из складывающейся обстановки, руководство фронта вечером 28 июня стало принимать меры по противодействию немецкому наступлению. Войска получили указания об удержании оборонительных полос. 40-ю армию усилили 115-й (8 KB, 20 Т-34, 20 Т-60 на 18.30 28 июня 1942 года) и 116-й (8 KB, 18 Т-34, 20 Т-60 на 17.00 28 июня 1942 года) отдельными танковыми бригадами из резерва фронта[97]. На рубеж реки Кшень (на стык 13-й и 40-й армий) из фронтового резерва выдвигался 16-й танковый корпус, а к западу от реки (на левый фланг 13-й армии) — 1-й танковый корпус.

В этот день большое беспокойство за положение на воронежском направлении проявила и Ставка Верховного Главнокомандования. По ее распоряжению (вечер 28 июня) фронт усиливался танковыми соединениями: из состава Юго-Западного фронта передавались 4-й и 24-й танковый корпуса (4-й танковый корпус до начала операции «Блау» находился в составе Брянского фронта, 28 июля был передан в состав Юго-Западного фронта, а на следующий день, после уяснения обстановки, вновь вернулся в состав Брянского фронта. — Примеч. авт.), выдвигающиеся в район Старого Оскола; из резерва Главного командования в распоряжение командования Брянского фронта поступал 17-й танковый корпус, двигавшийся от Воронежа к н/п Касторное. Таким образом, с учетом находившейся в полосе фронта 5-й танковой армии (2-й и 11-й танковые корпуса) Брянский фронт располагал для противодействия наступлению противника семью танковыми корпусами (1, 16, 17, 4, 24, 2, 11-й), не считая отдельных танковых бригад. Одновременно в состав фронта включались дополнительно четыре полка истребительной и три полка штурмовой авиации. Но, к сожалению, немедленно использовать эти самолеты командование Брянского фронта не могло, так как авиация на аэродромы базирования прибыла, а топливо для нее не выделили.

Привлечение столь многочисленных бронетанковых сил Красной Армии (см. таблицу 3) могло не только быстро остановить немецкое продвижение, но и восстановить положение. По существу на 28 июня в пяти отдельных танковых корпусах (без 5-й танковой армии: 2-й и 11-й танковые корпуса) и четырех резервных отдельных танковых бригадах (14, 170, 115, 116 тбр) было 970 танков, из них Т-60 — 340. А ведь еще существовали армейские соединения и части! Силы сторон были примерно равны. Однако и командование фронта, и командующие армиями не сумели грамотно использовать прибывающие резервы, так как весьма смутно представляли себе текущую обстановку. Командные пункты управления находились в 70–100 км от войск, поэтому в большинстве случаев прибывающим соединениям и частям задачи ставились по карте или по телефону, в лучшем случае через офицеров связи.

Так, командующий 40-й армией М. А. Парсегов со своим штабом находился в районе Быково, в глубоком тылу своих войск. Ни он, ни его заместители ни разу не побывали в стрелковых дивизиях, ведущих тяжелые бои. Лично командарм 40А поставил боевую задачу только одному соединению — 115 тбр, да и то в связи с критическими обстоятельствами, угрожающими ему лично. Управление 116 тбр осуществлялось только по радиосвязи.

Несмотря на то что ситуация на фронте ухудшалась с каждым часом, командование Брянского фронта пребывало в состоянии какой-то странной эйфории. Руководство БФ считало, что, определив направление главного удара противника, теперь «задавит» его мощным «танковым кулаком». Однако было нанесено несколько ударов, да и то — «растопыренными пальцами».

Утром 29 июня шел сильный ливень, который сковал действия германских соединений. Их операции на флангах вклинения (у н/п Ливны — на севере, у н/п Тима — на юге) не получили опасного развития. Однако в центре дела шли более чем скверно. Во второй половине дня противник опять возобновил свое наступление и после артиллерийской и авиационной подготовки сломил сопротивление 15, 121-й и 160-й стрелковых дивизий. Продвинувшись на 30–35 км, к вечеру немецкая ударная группировка на стыке 13-й и 40-й армий вышла ко второй оборонительной полосе, проходившей по реке Кшень. Возникла угроза прорыва Брянского фронта на воронежском направлении. У реки Кшень, в районе Волово, наступающие немецкие войска столкнулись с частями 16-го танкового корпуса. Этот корпус совместно с соединениями второго эшелона 40-й армии — 111, 119-й отдельными стрелковыми бригадами и 6-й стрелковой дивизией был развернут на восточном берегу Кшени. Завязались упорные бои.

Фактически каждое из наших соединений сражалось на этом участке обороны по принципу «каждый сам за себя». Какого-либо системного взаимодействия между стрелковыми дивизиями и 16-м танковым корпусом не было.

16 тк оборонял участок Вислый Колодезь, Аннинское протяженностью 22–24 км. Собственно на передовой линии, вытянувшись по всему фронту по восточному берегу реки Кшень, находилась только 15-я мотострелковая бригада, имея во втором эшелоне только по одной стрелковой роте. Танковые бригады находились в тылу: 107 тбр — в районе Воловчик, Волово; 164 тбр — в районе Большое; 109 тбр — в районе Липовчик, Куганы.

Когда немцы подошли к реке Кшень (вечером 28 июня), они решили преодолеть ее с ходу. Это удалось только частично. После того как артиллеристы и расчеты противотанковых ружей из 15 мсбр вывели из строя около 40 танков противника, германское командование на этом участке наступление прекратило. Однако н/п Новый Поселок отбить у немцев не удалось, он сохранялся противником как плацдарм для дальнейшего наступления на восток.

К рассвету 29 июня 107-я и 164-я танковые бригады выдвинулись во второй эшелон обороны и расположились за позициями 15 мсбр. Одновременно для ликвидации разрыва между левым флангом стрелкового полка из 143-й стрелковой дивизии и правым флангом 15-й мотострелковой бригады на рубеж Гордеевка (искл.), Вислый Колодезь был выдвинут мотострелково-пулеметный батальон 107 тбр с ротой мспб 164 тбр.

15-я мотострелково-пулеметная бригада, удерживая свои позиции, продолжала успешно отражать атаки танков и мотопехоты противника, нанося ему большие потери как в живой силе, так и в технике. К исходу дня 15 мсбр имела потери: убитыми и ранеными до 50 % личного состава, 3 противотанковых орудия вместе с прислугой, 2 76,2-мм пушки, 5 автомашин и 2 бронеавтомобиля.

164-я танковая бригада боевых действий не вела, но в течение дня ее позиции неоднократно подвергались бомбардировкам авиации противника, которая в конце концов вывела из строя одну боевую машину и ранила несколько человек, находившихся под этим танком.

107-я танковая бригада во взаимодействии с 15 мсбр вела бой с танками и пехотой противника, переправившимися на левый берег Кшени в районе Нового Поселка. В результате было подбито 18 танков противника, из которых 5 сгорело. Но 6 KB, которые пытались отбить Новый Поселок и ворвались в этот населенный пункт, были расстреляны противотанковой артиллерией противника. Каждой из сторон удалось сохранить положение «статус-кво». Но немцы уже прорвались на другом участке.

Вечером 29 июня большая группа немецких танков, прорвав оборону 6 сд, подошла к Быково, где располагался командный пункт 40-й армии. Появление германских войск вызвало здесь панику и неразбериху. Штаб и командование 40А, поспешно «отскочив» в район н/п Касторное, потеряли связь с большинством своих дивизий, а для прямой связи с дивизиями у штаба фронта в то время не имелось средств.

Бегство штаба 40-й армии с командного пункта в Быково удалось удачно провести только потому, что в этом районе находилась 115 тбр. В 18.30 29 июня в расположение соединения, которое в этот момент было сосредоточено в Голопузовке, лично прибыл генерал-лейтенант артиллерии Парсегов и отдал следующий приказ: «Бригаде контратаковать колонну танков и мотопехоту противника, остановить ее и прикрыть отход штаба 40-й армии на новый командный пункт, в дальнейшем воспретить прорыву танков (противника) на Горшечное». Весь вечер шел тяжелый бой. Наши танкисты в основном действовали из засад, ведя сражение с достаточно большой (танковой) группой противника, насчитывавшей до 60 машин. Потеряв 23 своих танка, с наступлением темноты немцы прекратили атаку, а 115-я танковая бригада продолжала удерживать свои позиции в районе Голопузовки.

В это же время в 116-й танковой бригаде, сосредоточившейся в районе Матвеевки, искали способы получить хоть какие-то указания из штаба 40-й армии. Дело было в том, что комбриг-116 во время сеанса радиосвязи со штабом армии вечером 29 июля был убит «вследствие налета немецкой авиации». Мощная радиостанция также была уничтожена, а новое расположение штаба 40-й армии в бригаде не знали. После того как удалось выяснить, что в районе Быково 115-я танковая бригада ведет тяжелейший бой с большой группой германских танков, исполняющий обязанности комбрига 116 тбр принял самостоятельное решение — идти на помощь 115-й танковой бригаде и вместе с ней вести дальнейшие оборонительные действия. В ночь с 29 на 30 июля 116 тбр двинулась на соединение с соседями.

Как уже говорилось, расширить прорыв в северо-восточном направлении на Ливны и в юго-восточном направлении на Тим немцам не удалось. Особое упорство в этот день проявили войска 13-й армии в районе юго-восточнее н/п Ливны. Удержали занимаемые позиции и части 40-й армии, оборонявшиеся в центре, хотя им пришлось «загнуть» свой правый фланг в район Тима.

Но, несмотря на отчаянные усилия наших бойцов, в течение двух дней наступления германские войска имели значительные успехи. Они прорвали оборону Красной Армии на стыке 13А и 40А на фронте до 40 километров и продвинулись в глубину до 35–40 километров. Войска Брянского фронта не смогли в эти дни нанести контрудар, так как выдвигаемые резервы не успели сосредоточиться.

29 июня в бой на Брянском фронте впервые с начала операции «Блау» были введены наши бронепоезда.

Еще в мае 1942 года в распоряжение 40-й армии БФ прибыл 38 одпб в составе двух бронепоездов: № 1 «Челябинский железнодорожник» и № 2 «Южноуральский железнодорожник». Дивизион дислоцировался в районе станции Мармыжи.

В течение полутора месяцев бепо систематически использовались для артобстрелов по немецким позициям (в ходе которых выявилась ненормальная работа противооткатных приспособлений, установленных на бронепоездах 75-мм французских пушек образца 1897 года. — Примеч. авт.).

29 июня в ходе прорыва немецкими войсками советской обороны н/п Мармыжи стал ареной активного противоборства сторон. Бронепоезда дивизиона подвергались интенсивным бомбежкам группами до 20 самолетов с интервалами 5–10 минут. Несмотря на интенсивный огонь из пулеметов ДТ, ДШК и польских «Браунингов», 25-мм автоматов и даже 75-мм башенных орудий, был поврежден «Челябинский железнодорожник» — бомба попала между третьей бронеплощадкой и бронепаровозом, в результате чего последний вышел из строя. Примерно в 17.00 неподвижный бронепоезд атаковали прорвавшиеся к Мармыжам немецкие танки, от огня последних загорелись 1-я и 2-я бронеплощадки, на которых стали рваться снаряды, после чего команда покинула состав.

«Южноуральский железнодорожник» в начале боя находился на станции Росховец, где в течение всего дня отражал атаки немецкой авиации, сбив при этом 6 самолетов, часть из которых упала у станции. При этом один германский летчик был взят в плен и передан представителям 40-й армии. К 14.00 бронепоезд подошел к станции Мармыжи, но прорваться через нее не смог — пути были разбиты немецкой авиацией. Попытка восстановить ж/д полотно успеха не имела, во время очередного авианалета его снова разрушили, а примерно в 17.00 немцы начали обстрел «Южноуральского железнодорожника» из танков и минометов. Необходимо сказать, что к началу боя бронепоезд имел только два 75-мм орудия — два других из-за неисправностей сняли и сдали в ремонт. Во время боя с авиацией противника вышли из строя две оставшиеся пушки, а бомбами повредило 25-мм автомат, пулеметы ДШК, 7 ДТ и 5 «Браунингов», которые использовались для противовоздушной обороны. Понимая, что бронепоезд не может вести бой, а пути отхода отрезаны, командир дивизиона майор В. Коржевский приказал взорвать бепо. Но сделано это не было и к вечеру 29 июня «Южноуральский железнодорожник» был захвачен немцами. Потери дивизиона составили 15 человек убитыми, 19 ранеными и 35 пропавшими без вести, была полностью уничтожена база дивизиона, сожженная самолетами на станции Мармыжи.

Ставка не была в восторге от действий командования фронта. В ночь на 30 июня генерал-лейтенанта Ф. И. Голикова вызвал к прямому проводу Сталин. «Нас беспокоят две вещи, — сказал он. — Во-первых, слабая обеспеченность вашего фронта на реке Кшень и в районе северо-восточнее Тим. Мы считаемся с этой опасностью потому, что противник может при случае ударить по тылам 40-й армии и окружить наши части. Во-вторых, нас беспокоит слабая обеспеченность вашего фронта южнее города Ливны. Здесь противник может при случае ударить на север и пойти по тылам 13-й армии. В этом районе у вас будет действовать Катуков (1 тк), но во втором эшелоне у Катукова нет сколько-нибудь серьезных сил. Считаете ли вы обе опасности реальными и как вы думаете рассчитываться с ними?»[98]

Командующий Брянским фронтом доложил, что он считает более вероятным удар по тылам 40-й армии, так как войска 13-й армии успешно отразили все атаки пехотных дивизий противника. К тому же в глубине обороны 13-й и 48-й армий имеются значительные резервы. Командующий фронтом также сообщил, что 4-й и 24-й танковые корпуса крайне медленно продвигаются к Старому Осколу и прочной связи с ними фронт пока не имеет. Двигающиеся к линии фронта из Воронежа части 17-го танкового корпуса израсходовали горючее, а штаб корпуса не организовал его доставку. Считая, что на своевременный ввод в бой этих трех корпусов рассчитывать нельзя, командующий фронтом просил разрешения отвести войска левого крыла 40-й армии на вторую оборонительную полосу. Однако Верховный главнокомандующий не согласился с этим и дал следующие указания:


«1. Простой и неподготовленный отвод частей армии Парсегова на рубеж Быстрик, Архангельское будет опасен, так как рубеж этот не подготовлен и отвод превратится в бегство.

2. Самое плохое и непозволительное в вашей работе состоит в отсутствии связи с армией Парсегова и танковыми корпусами Мишулина и Баданова (4 и 24 тк). Пока вы будете пренебрегать радиосвязью, у вас не будет никакой связи и весь ваш фронт будет представлять неорганизованный сброд. Почему вы не связались с этими танковыми корпусами через Федоренко? Есть ли у вас связь с Федоренко?

3. Хорошо бы из района Оскол один танковый корпус направить для удара на Горшечное. Все против танков, занявших Быково. Сюда же направить корпус Павелкина (16 тк) рядом с Фекленко или во втором эшелоне.

4. Парсегов жалуется на авиацию, а что делала наша авиация…»[99]

30 июня обстановка в полосе 40-й армии еще более осложнилась. Противник продолжал продвижение в направлении Касторное и Горшечное, преодолевая сопротивление наших войск. Его 9-я танковая дивизия пыталась с ходу овладеть узлом обороны — н/п Касторное. Таким образом, ВПУ Брянского фронта был бы потерян. Однако здесь вражеские танки натолкнулись на хорошо организованную оборону 284-й стрелковой дивизии, прибывшей из резерва фронта.

Это соединение, усиленное 19-м гвардейским полком, оборонялось в полосе шириной 18 км. В составе артиллерии дивизии имелось 42 противотанковых орудия, 51 орудие калибром 76,2 мм и 152 мм и 84 миномета. Силами противотанковых средств и 20 76,2-мм пушек дивизионной артиллерии в боевых порядках соединения было создано 12 противотанковых опорных пунктов, каждый в составе 2–4 орудий и до взвода противотанковых ружей. 334 оптд (отдельный противотанковый дивизион. — Примеч. авт.) находился в артиллерийском противотанковом резерве. Опережая хронологию событий, рассмотрим весь период обороны н/п Касторное.

С утра 1 июля танки и мотопехота противника при поддержке массированных ударов авиации начали ожесточенные атаки на Касторное. В течение дня противотанкисты отбили четыре танковых атаки врага.

На отдельных участках противнику удалось потеснить нашу пехоту, но контратакой второго эшелона дивизии и огнем артиллерии положение было восстановлено. В этом бою прославились своим героизмом бойцы и командиры 1-го и 2-го дивизионов 820-го артиллерийского полка, которые расстреливали прорвавшиеся к огневым позициям вражеские танки огнем прямой наводкой.

Для усиления обороны Касторного из резерва фронта были переброшены 3-я и 4-я бригады 2-й истребительной дивизии, имевшие 45-мм орудий — 22, 76,2-мм артсистем — 32, 82-мм и 120-мм минометов — 24, и 1244-й противотанковый полк, располагавший двадцатью 45-мм орудиями. Истребительные бригады развернулись на флангах 284-й стрелковой дивизии, а 1244 птап оставался в резерве командира соединения, заняв огневые позиции на северо-восточной окраине Касторного.

2 июля вражеские войска продолжили атаки, стремясь охватить фланги 284-й дивизии. Особенно ожесточенный бой разгорелся на левом фланге.

К 3 июля германское командование подтянуло к району н/п Касторное значительное количество тяжелой артиллерии. Однако и это не принесло врагу успеха. Только в связи с обходом Касторного с севера и с юга 9-й и 11-й танковыми дивизиями противника наше командование в ночь на 5 июля решило отвести 284-ю стрелковую дивизию из района города. Это соединение вместе со своей артиллерией с боем пробилось на север, где соединилось с 8-м кавалерийским корпусом.

За время героической обороны Касторного наши части уничтожили несколько десятков танков, 50 автомашин, четыре минометные батареи, до полка пехоты противника и сбили три самолета[100]. Однако в подобных сложных условиях руководить войсками с пункта управления Брянского фронта в Касторном было, увы, невозможно.

Наряду с успешной обороной н/п Касторное удавалось сдерживать противника и на других участках обороны Брянского фронта. В полосе 13-й армии 30 июня частями 148-й и 143-й стрелковых дивизий при поддержке единственной в 13А 129-й отдельной танковой бригады в районе н/п Ливны были отражены все атаки противника. Но положение в полосе действий 40-й армии продолжало ухудшаться.


Сообщение отредактировал никон 2014: 09 July 2015 - 11:34

  • 0

#10 никон 2014

никон 2014

    Старшiй Унтеръ-Офицеръ

  • Пользователи
  • 461 сообщений
  • Город:Герой Воронеж

Отправлено 30 June 2015 - 15:23

Самой наверное неизвестной, кстати одной из трех крупнейших танковых битв второй мировой войны, является танковая битва произошедшая под Воронежем в районе Горшечного-Касторной-Землянска 30 июня-7 июля, между наносившими контрудар по флангам наступавшей немецкой группы армий "Вейхс" советскими танковыми соединениями и 4-й танковой армией противника. С обеих сторон в этом сражении участвовало более двух с половиной тысяч танков. С нашей стороны в сражении участвовали пять танковых корпусов, две отдельные танковые бригады, 5-я танковая армия генерала Лизюкова и подразделения 16-го танкового корпуса оборонявшиеся по реке Кшень, с немецкой, силы 4-й танковой армии противника (четыре танковых и две моторизованных дивизии 24-го и 48-го танковых корпусов) и 243-й дивизион штурмовых орудий 55-го армейского корпуса вермахта. 30-го июня пошли в атаку корпуса, а 5-го июля нанесла удар из района Тербунов в направлении на Землянск 5-я танковая армия генерала Лизюкова. Из за плохой слаженности, отсутствия связи, неопытности танкистов свежесформированных соединений и ошибок командования контрудар не смог решить возложенных на него задач. Однако задержал немецкую группировку рвавшуюся к Воронежу, и помог попавшим в окружение армиям Брянского и Юго-Западного фронтов вырваться из котла. Немецким танковым и моторизованным дивизиям был нанесен серьезный урон, выведено из строя и полностью уничтожено несколько сотен боевых машин, убито много гитлеровских солдат и офицеров. Обороняя Воронеж понесли серьезные потери и наши танковые подразделения, а 25-го июля в сражении за Воронеж погиб командарм 5-й танковой, талантливый командир, доблестный солдат, честный гражданин и большой патриот своей родины, генерал Лизюков. По воспоминаниям очевидцев в самый тяжелый момент боя генерал лично возглавил контратаку и повел боевые машины на врага. О подвиге танкистов шести танковых корпусов, двух отдельных танковых бригад и 5-й танковой армии вставших на пути 4-й танковой армии противника наступавшей на Воронеж можно прочитать в книге Б.Мощанского "Крупнейшие танковые сражения второй мировой войны. Аналитический обзор". Гигантская танковая битва развернувшаяся недалеко от Воронежа с 30 июня по 6 июля в районе населенных пунктов Горшечное, Касторное, Землянск, в этой книге описана более чем подробно, проанализированы причины неудачи и последствия. Подробно, чуть ли не по минутам, описан весь ход сражения от начала до конца, приведены данные по количеству техники и личного состава участвовавшего с обеих сторон в битве, показаны карты, много другой интересной информации. Книга рассказывает о шести самых крупных танковых сражениях второй мировой войны--танковой битве на Юго-Западном фронте Сражение «Броды — Дубно» (22–30 июня 1941 года), сражении под Харьковом (12–28 мая 1942 года), танковой битве у Эль-Аламейна (23 октября — 27 ноября 1942 года), танковом сражении под Прохоровкой на южном фасе Курской дуги (6–14 июля 1943 года), боях у озера Балатон (6–15 марта 1945 года) и танковом сражении на Брянском фронте (Воронежского фронта еще не было он был организован только 7-го июля) 30 июня — 7 июля 1942 года которое произошло недалеко от Воронежа, в 50-80 километрах западнее и северо-западнее, в районе н.п. Горшечное-Касторное-Землянск. В этом одном из трех самых крупных танковых сражений всей второй мировой войны участвовало около двух тысяч советских танков и более восьмисот немецких танков, штурмовых орудий и несколько сотен единиц другой бронированной техники (бронетранспортеров, бронемашин и т.п.) группы армий "Вейхс". Обо всем этом можно прочитать в разделе книги Б.Мощанского "Крупнейшие танковые сражения второй мировой войны, "Танковое сражение на Брянском фронте (28 июня — 7 июля 1942 года)". http://www.universal...26664/ogl.shtml

Сообщение отредактировал никон 2014: 30 June 2015 - 17:57

  • 0

#11 никон 2014

никон 2014

    Старшiй Унтеръ-Офицеръ

  • Пользователи
  • 461 сообщений
  • Город:Герой Воронеж

Отправлено 30 June 2015 - 17:52

Что же послужило основной причиной неудачи наших танкистов в сражении под Горшечным, Касторной и Землянском ? Ошибки командования конечно имели место, но они не были фатальными, стратегически и тактически решения были верными. Руководил операцией на месте начальник автобронетанкового управления всей рабоче-крестьянской армии генерал Федоренко, контролировал ход сражения талантливейший тактик и стратег начальник Генерального Штаба Красной Армии Василевский. Так в чем же причина неуспеха операции ? Мне видится основных причин три. Первая и главная это отсутствие опыта ведения боевых действий вообще, у личного состава и многих командиров сформированных перед самым началом операции "Blau" танковых корпусов, а как гласит народная мудрость за одного битого десять небитых дают. Еще Эрих Мария Ремарк писал о том, что на одного убитого ветерана приходится десять новобранцев, эта истина постоянна и верна для любого времени, любого государства и любой армии. Нашим танкистам не успевшим побывать ни в одном сражении приходилось сражаться с самыми лучшими и самыми опытными танковыми подразделениями противника, прошедшими всю Европу и завоевавшими к середине 42-го года половину европейской части нашей страны. Так что говорить о каком бы то ни было преимуществе с нашей стороны просто смешно. Что толку было от железных машин если в них сидели неопытные и не умевшие воевать бойцы прошедшие ускоренную подготовку. Воевать учатся на поле боя, а в учебных заведениях получают лишь общие сведения и навыки иногда абсолютно неприменимые к условиям реальной войны. Все шесть танковых корпусов были образованы незадолго до начала немецкого наступления, комплектование личным составом, формирование штабных структур и структур управления войсками, командно-штабными кадрами, обеспечение матерьяльной частью, техникой и боеприпасами в некоторых корпусах не было завершено, о какой боевой слаженности и четкости управления подразделениями можно говорить. Вторая основная причина неудачи отсутствие связи, по той же самой причине--многие подразделения не успели получить средства связи вообще или получили их в недостаточном количестве. Автор книги указывает на ошибки командования, якобы вводившего по частям корпуса, из за чего не получилось мощного удара единым танковым кулаком. Никаких ошибок здесь не было, корпуса двигались медленно к местам сосредоточения для нанесения удара согласно приказам по естественным причинам одна из которых это неопытность и слабая подготовка личного состава танковых соединений, а вторая и скорее всего главная, абсолютное господство в воздухе немецкой авиации, колоннам приходилось продвигаться при постоянных налетах десятков, а иногда и сотен самолетов противника. Немецкие стервятники гонялись по полям за каждым человеком, в таких условиях передвигаться можно было только по ночам, предварительно производя разведку, что также серьезно влияло на темп движения. Командование было вынуждено вводить в бой группировку по частям, так как промедление было смертеподобно--сражавшиеся на пределе возможного сильно поредевшие подразделения 13-й и 40-й армии не могли сдержать удары нескольких танковых и моторизованных частей противника и вынуждены были отходить, сражавшиеся на второй линии по реке Кшень танкисты 16 тк, бойцы одного мотострелкового батальона, и воины 284-й стрелковой дивизии, не имевшие сколь ни будь значимых резервов, также не могли долго противостоять почти всей ударной группировке врага. Времени для концентрации не было, 29-го июня танковые дивизии врага сломили сопротивление воинов 6-й стрелковой дивизии 40-й армии и прорвав оборону глубоко охватили левофланговые подразделения 40-й армии к вечеру выйдя в расположение ее штаба в районе Быково из за чего командованию пришлось буквально спасаться бегством бросив имущество и оперативные документы после чего управление войсками 40-й армии и связь с ними была потеряна. Над всем левым флангом 40-й армии нависла угроза окружения. После прорыва обороны 6-й СД танковые и моторизованные дивизии врага вырвались на оперативный простор, войск способных задержать лавину немецких танков рвавшихся к Воронежу и Дону на этом направлении не было. Нависла угроза прорыва немцев к Воронежу и захвата его сходу, так как на тот момент войск способных оказать врагу серьезное сопротивление в городе не было, две бригады 18-го танкового корпуса подошли только третьего июля, а 232-я стрелковая дивизия не прошедшая обучение и формирование не успела получить вооружение, боеприпасы и прочее необходимое имущество. В такой ситуации нельзя было ждать ни секунды, корпуса вводились в бой сходу, по мере их продвижения к месту прорыва. По этой причине за немцами сохранялось постоянное численное преимущество, нанося удар мощным бронированным кулаком по разрозненным не имевшим между собой координации из за отсутствия средств связи подразделениям советских танковых корпусов, пребывавшим и вводившимся в бой поочередно.  По этому же отсутствовала связь и с командованием фронта, а значит и управление сражавшимися соединениями. Танкисты сделали все, что могли, отчаянно сражаясь с превосходно вооруженным и опытным противником, они ценой своих жизней насколько смогли задержали врага. Оттянули на себя и перемололи основные силы немецкой ударной группировки и тем самым спасли положение как попавших в окружение частей 40-й армии так и Воронежа. Немецкая группа войск своими передовыми отрядами достигли города и завязали бои на подступах к нему уже третьего июля, но из за того, что основная ударная группировка была связана боями с подразделениями наших танковых корпусов приступить к штурму не смогла, и лишь пятого июля враг сумел высвободить часть сил и перебросить их к Воронежу, что позволило ему уже шестого июля начать штурм города. Эти несколько дней с 30-го июня по 5-е июля что танкисты боролись с врагом позволили организовать оборону, подтянуть часть сил двух танковых корпусов 18тк поспешно перебрасываемых в Воронеж по железной дороге и не дать врагу сходу овладеть обеими частями Воронежа, закрепиться на левом берегу и перерезать стратегическую железнодорожную и шоссейную магистраль по которым шло сообщение центральных регионов с югом страны. И не их вина, в том что их недоформированные, плохо организованные и скоординированные, не имевшие управления и связи со штабом фронта из за отсутствия средств связи, корпуса, не смогли выполнить поставленную задачу и уничтожить прорвавшегося врага. В тех условиях ни каких шансов на выполнение этой задачи они не имели, разрозненно сражаясь с монолитным единым мощным танковым кулаком противника состоявшим из лучших танковых и моторизованных дивизий нацистского рейха. Просто не хватило времени. Времени на формирование и подготовку--в середине Июня 42-го многие корпуса находились в начальной стадии организации, а 28-го числа того же месяца противник перешел в наступление. И времени на передислокацию, сосредоточение, и организацию--по этой же причине, а так же по причине абсолютного господства в воздухе авиации врага свежесформированные корпуса не смогли вовремя прибыть к месту для совместного нанесения массированного удара по флангам наступавшей на Воронеж группы немецких армий. Ни вины командования, ни вины самих танкистов здесь нет.
Как то вот не ставили фашисты в известность советское командование о своих планах и не желали ждать пока все советские танковые части будут сформированы, обучены и готовы отразить немецкое наступление.


Сообщение отредактировал никон 2014: 09 July 2015 - 11:28

  • 0

#12 никон 2014

никон 2014

    Старшiй Унтеръ-Офицеръ

  • Пользователи
  • 461 сообщений
  • Город:Герой Воронеж

Отправлено 30 June 2015 - 23:37

Как я уже сообщал выше, передовые немецкие подразделения вышли на подступы к Воронежу и завязали бои еще третьего июля, однако имевшихся сил было недостаточно для того, чтобы осуществить штурм города. Пятого июля немцы смогли высвободить некоторые танковые и моторизованные дивизии принимавшие участие в отражении контрудара пяти советских танковых корпусов в районе Горшечное-Касторное-Землянск и направить их под Воронеж. Пятого июля начался штурм. В течение следующих пяти дней небольшому гарнизону, подошедшим подразделениям двух бригад 18тк и частям 232сд удавалось сдерживать натиск врага и даже контратаковать, бои шли в самом городе и на его окраинах. Восьмого июля подошли остатки отступавших из под Щигров 6-й и 121 стрелковых дивизий 40-й армии. По воспоминаниям Маршала Советского Союза Ф.Голикова в 6сд к тому моменту оставалось из 10-11 тысяч бойцов, не более тысячи двухсот. Оборонительное сражение продолжалось до 10-го июля, ополчению, частям НКВД, зенитчицам 3-й дивизии ПВО и вновь прибывшим немногочисленным подразделениям удалось не пустить врага в левобережную часть города, сковать боями значительную группировку лучших немецких танковых и моторизованных дивизий, уничтожить большое количество вражеских солдат и боевой техники. С подходом к Воронежу 60-й армии 12-го июля наши части перешли в контрнаступление в результате которого были освобождены от врага некоторые северные и северо-западные кварталы Воронежа, поселок Подгорное, очищено шоссе на Москву. 12-го июля закончилось оборонительное сражение за Воронеж и развернулись крупные наступательные операции нескольких армий Воронежского и Брянского фронтов по уничтожению вражеского плацдарма в междуречье Воронежа и Дона, которые с небольшими перерывами продолжались до середины октября. В результате штурма Воронежа с 12-го июля по середину октября были освобождены южные и юго-западные кварталы, некоторые пригородные населенные пункты, захвачены многочисленные плацдармы с которых и пошли в наступление наши войска, начиная с 15-го декабря, с началом Кантемировской операции, поэтапно освобождая край Воронежский от фашистских оккупантов и сжимая кольцо вокруг плацдарма противника в междуречье рек Воронеж и Дон. Освобождение Воронежа происходило в три этапа, которые следовали один за другим без перерыва. Первый этап Кантемировская операция, второй этап Острогожско-Россашанская операция,и третий этап Воронежско-Касторенская операция. В результате последовательного успешного проведения всех трех этапов операции по освобождению Воронежа были уничтожены несколько десятков дивизий противника, разгромлены румынские, итальянские, немецкие и венгерские армии, взято в плен свыше 75-ти тысяч солдат и офицеров, уничтожены тысячи танков, артиллерийских орудий, самолетов, самоходных установок и другой вражеской техники. Освобождены города Воронеж, Курск, Белгород, Харьков, Ст.Оскол и многие другие.

Ниже размещена интересная статья о битве за Воронеж найденная мной на днях в сети. Несмотря на некоторые неточности и ошибки в принципе верно описано все, что происходило в 42-ом начале 43-го под Воронежем. http://feldgrau.info...nie-za-voronezh



Событие, стоящее по своей важности в одном ряду со Сталинградской битвой и прорывом блокады Ленинграда, в очередной раз почти не упоминалось в федеральных СМИ. Теперь в основном только старики помнят те страшные времена, когда Воронеж был самым настоящим городом-фронтом, это именно тогда линия передовой проходила через всю столицу Черноземья начиная с июня1942 года и почти до конца января 1943года, в самый переломный период войны. Многим нашим гражданам, в основном из числа старшего поколения этот период войны известен тем, что в это время решалась судьба страны. Начиналась знаменитая Сталинградская битва, однако не многие почему-то знают, что была еще одна битва, важность которой так до сих пор до конца и не оценена - это битва за Воронеж.

О ней почему-то только вскользь в своих мемуарах и только иногда упоминали наши известные военачальники, не особо жаловали своим вниманием сражение за Воронеж и большинство советских историков. По настоящему гигантское сражение, которое развернулось на полях придонья они скромно называли всего лишь боями на воронежском направлении.

Вероятно, данная скромность возникла из-за того, что наступление противника на этом направлении фронта было полной неожиданностью для тогдашнего советского командования, предполагавшего, что, как и в предыдущем году, свое очередное летнее наступление немцы опять развернут, где то на Центральном, скорее всего на московском направлении.

А в результате все произошло, наоборот, в конце июня, свой главный удар противник нанес как раз на стыке двух советских фронтов Брянского и Юго-западного, армейская группа фон Вейхса начала наступление на Воронеж силами немецкой 2-й армии, венгерской 2-й армии и 4-й танковой армии. При этом 4-я танковая армия Гота действовала в качестве главной ударной силы группировки.

Операцией под кодовым названием «Блау» командовал генерал-фельдмаршал фон Вейхс. Воронеж являлся основной точкой поворота германских соединений на юг, а также главной базой, с помощью которой предполагалось обеспечивать фланговое прикрытие основного стратегического направления всей военной компании 1942 года в направлении на Сталинград.

С первого дня наступления и в течение всей первой недели германской авиацией ежедневно осуществлялись массированные налеты непосредственно на сам Воронеж, по рассказам переживших весь этот ужас очевидцев, бомбили город с дьявольской точностью и это не удивительно, ведь недалеко был Липецк, где в конце 20-х годов будущие командиры люфтваффе на арендованных у РККА аэродромах постигали военную авиационную науку, так что местность эта была им очень хорошо знакома и без топографических карт.

В результате, в конце первой недели наступления германцы уже к 6 июля вышли к реке Дон, из за того, что основной мост через Дон в районе Семилук по чей то халатности не был во время взорван, немцы без особого труда форсировали эту главную водную преграду на пути к столице Черноземья и вскоре ворвались на улицы города.

Почему так получилось, что один из крупнейших городов центральной России, в котором к тому же ещё и размещался штаб Юго-Западного фронта оказался почти не защищённым от ударов врага? Четкого ответа на этот вопрос до сих пор так и нет, он прежнему остаётся открытым. Вот как об этих событиях повествуют историки:

«В ночь с 6 на 7 июля и в течение следующего дня немцы начали общий штурм Воронежа. 7 июля в него включились 3-я и 16-я мотодивизии. Таким образом, непосредственно в боях за Воронеж у стен и в черте города в период с 6 до 9 июля 1942 года участвовали четыре танковые и моторизованные дивизии, составлявшие две трети подвижных соединений 4-й танковой армии противника. Кроме того, две танковые и три пехотные дивизии армии Гота были связаны тяжелыми боями к северо-западу от Воронежа против 5-й танковой армии генерала Лизюкова. А всего в наступлении на город участвовало в конце июня - начале июля 1942 года до полумиллиона солдат и офицеров, около 1 тыс. танков и 800 немецких самолетов.»
Интересную сравнительную статистику приводит в свой статье воронежский историк Гагин В.В. «В декабре 1941 г. под Москвой 1100000 советских бойцов, 7652 орудия и миномета, 774 танка и 1000 самолетов противостояли группе «Центр», насчитывавшей 1708000 оккупантов, 13500 орудий и минометов, 1170 танков и 615 самолетов. Данные взяты из юбилейной (к 40-летию разгрома немецко-фашистских войск под Москвой) статьи в газете «Известия Советов народных депутатов СССР» от 3 декабря 1981 г. Маршала Советского Союза, первого заместителя министра обороны СССР В. Куликова.
Сравним их с силами сторон, проводящих встречные операции в конце июня – середине июля 1942 г.: немецкое наступление «Блау» и советская Воронежско-Ворошиловградская стратегическая оборонительная операция, и после ознакомления с данной работой становится понятной разница в масштабах двух битв – в донских степях под Воронежем против друг друга сошлись более 7 тысяч танков и бронемашин, более 2000 самолетов и 2 млн. 600 тыс. человек.»

Известно, что оборонять непосредственно сам Воронеж на начальном этапе уличных боев против такой армады в то время пришлось в основном бойцам нескольких полков и отдельных батальонов войск НКВД, а также местным ополченцам из числа гражданских лиц. На окраинах города также оборонялись части 232 СД, и несколько полков из состава войск ПВО, которые растянули свою оборону по фронту почти на 80 км.

Долгое время было до конца не ясно, кто же все таки сдерживал натиск германских механизированных войск в самом городе, неужели только один не многочисленный гарнизон, состоящий из чекистов, зенитчиков и размазанной по всей оборонительной линии одной 232 СД? Нет, оказывается, были еще войска, вот, что по этому вопросу пишет воронежский историк Виктор Шамрай:

« В то же время в боях за правобережную часть города 6 июля вместе с малочисленным и слабо вооруженным гарнизоном главную роль играли две резервные танковые бригады корпуса Черняховского. Именно они сдерживали натиск двух лучших дивизий танковой армии Гота.

Явное превосходство в танках и мотопехоте, артиллерии и авиации, а также в подготовке и боевом опыте стали основными причинами прорыва противника в черту города и захвата значительной территории городского правобережья (до реки Воронеж в его южной части и до вокзала в центре города).»

И тем не менее город не сдавался на его улицах развернулись ожесточенные уличные бои, в бои на улицах города продолжали втягиваться и отдельные отходящие части Юго-западного фронта, а также резервы, спешно бросаемые в бой прямо с колес.

«Упорные бои 18-го танкового корпуса при поддержке части сил 232-й стрелковой дивизии и воронежского гарнизона (полков НКВД и 3-й дивизии ПВО) в течение 6 июля против танков и мотопехоты 24-й танковой дивизии и моторизованной дивизии «Великая Германия» стали только началом затяжного многомесячного сражения в правобережной, западной части города. Оборонительное сражение защитников Воронежа с частями 48-го танкового корпуса Кемпфа продолжалось почти неделю, с 6 по 11 июля 1942 года.

Вплоть до 25 января 1943-го Воронеж был городом-фронтом. Сталинград стал им два месяца спустя. А 7 июля в непосредственную борьбу за правобережную часть Воронежа включились два подвижных соединения 4-й танковой армии Гота: 3-я и 16-я моторизованные дивизии. Противник предпринял общий штурм города. Но его защитники провели ряд неожиданных контратак и освободили часть центральных кварталов Воронежа и даже его северные ворота - близлежащее село Подгорное. С 7 июля в контрударе 5-й танковой армии Лизюкова северо-западнее Воронежа принимали участие уже ее основные силы, не позволившие 24-му танковому корпусу 4-й армии Гота усилить удар по Воронежу. Части 24-й ТД и МД «Великая Германия» были связаны боями и перегруппировками в районе Воронежа, не смогли выполнить указание Гитлера о переброске их на юг для удара на Кантемировку.» (Из статьи Виктора Шамрая «Несдавшийся Воронеж»

Понимая всю серьезность ситуации, советское командование все-таки сумело подтянуть к Воронежу части отступавшей 40-й армии, 60-й армии, 5-й ТА и вновь сформированные танковые корпуса. Тяжелые танковые сражения развернулись на окраинах города и на ближайших от него полях придонья где, столкнувшись с лучшими мотопехотными и танковыми соединениями врага, наши, в своём большинстве танковые части понесли тяжелые потери.

И понятно почему, так например, танковые бригады 5 ТА вводили в бой по частям, танки, только успевали сгрузить с железнодорожных платформ и тут же бросали в атаку, прямо сходу, без пехотного сопровождения, без артиллерийской подготовки и авиационной поддержки, в результате отчаянные массированные контрнаступательные операции Красной Армии успеха, увы, не имели. Интересна и трагическая особенность данного сражения, в ходе него РККА имела огромное количество танков, но не имела достаточного количества стрелковых и мотострелковых частей.

Не редко в боях под Воронежем танкисты шли в бой как в 1939г. на Халхин-Голе, в гордом одиночестве, но там противниками были японцы с их допотопными ПТС, а тут германские панцергренадеры с их современной техникой, отменной выдержкой и выучкой.

Счет подбитым с обеих сторон машинам шел на многие сотни, накал боев достигал такого ожесточения, что в боях за Воронеж гибли не только рядовые, но и генералы в ранге командующих, так 23июля 1942г. в ходе боевых действий погиб командующий 5ТА, а затем 2 ТК генерал-майор Лизюков А.И., останки отважного командарма поисковикам удалось обнаружить только в наше время, в 2008 году.


Известно, что «Подводя итоги первых десяти дней наступления на Воронеж, генерал-полковник Вейхс указывал, что с 28 июня по 7 июля 1942 года его армейская группа захватила или уничтожила свыше 700 танков и 23,6 тыс. пленных, потеряла 563 офицера и более 15 тыс. солдат. Немалыми, разумеется, были потери трех армий противника в боевой технике и вооружении.

Соединения и части Красной Армии не только оборонялись, но и постоянно контратаковали, в итоге рокадное шоссе на Москву им все же удалось удержать, в первую очередь благодаря танкистам Лизюкова, ценой гибели 5 ТА и танковых корпусов немцам не дали с ходу захватить весь город и своевременно перебросить на Сталинградское направление их главный бронированный таран 4 ТА.

Именно в июле 1942 года 5-я танковая армия сумела сковать боями две танковые и три пехотные дивизии противника. В итоге 5ТА сама понесла большие потери, в ходе боев под Воронежем она потеряла 261 танк и 7229 чел. своих бойцов и командиров.

Вот как об этих драматических днях писал английский историк Дж. Фуллер: «Началось сражение за Воронеж, и, как мы увидим, для немцев оно было одним из самых роковых за время войны. Русские, сосредоточенные... к северу от Воронежа, прибыли вовремя, чтобы спасти положение, возможно, они спасли всю кампанию. Нет никаких сомнений, что дело обстояло именно так».

Кому приходилось бывать в Воронеже, тот, наверное, знает, что большая часть города, так называемый правый берег, находится в междуречье рек Дон и Воронеж, а его меньшая часть, так называемый левый берег, - на левом берегу реки Воронеж. В то время в городе по различным данным оставалось, по крайней мере, половина, а это около 200 тыс. его жителей, то есть тысячи гражданских людей по существу оказались на линии фронта, там, где развернулись ожесточенные уличные бои.

Через несколько дней большая часть правобережной (основной) части города перешла под контроль германских войск. Исключение составил только северный городок сельскохозяйственного института, где многодневные бои носили просто ужасающий характер, в большей части, переходящие в рукопашные схватки за каждый дом. Мосты через реку Воронеж были взорваны (кроме железнодорожного), по сохранившимся опорам этого моста в правобережную, северную часть города, на оставшийся в руках наших войск плацдарм, постоянно перебрасывались подкрепления и боеприпасы. Основные наши части и подразделения закрепились в левобережной части города.

Однако уже 7 июля командующий германской группировкой фон Вейхс объявил своим солдатам об окончательном захвате Воронежа, но это было далеко не так, это было только начало битвы за Воронеж. В этот же день был образован Воронежский фронт. Совинформбюро в течение нескольких недель так и не решалось сообщить стране страшную правду о бьющемся не на жизнь, а на смерть городе, заменяя ее обтекаемыми словами «...упорные бои в районе Воронежа».

В итоге командующий группой армий "Юг" фон Бок доложил Гитлеру о полном взятии города, однако эта информация оказалось неверной и не соответствовала действительному положению дел, в результате бои за Воронеж отразились на судьбе самого фон Бока, в дальнейшем он в был отстранён от командования группой армий «Юг» (официальная формулировка — по болезни) и отправлен в резерв фюрера.

Германское командование и далее пыталось, развить свой успех, захватить плацдарм на левом берегу р.Воронеж, попытку прорыва предпринял небольшой немецкий отряд (до роты танков с автоматчиками и артиллерией) они захватили и удерживали плацдарм на левобережье, в районе Придача. Немцы сумели туда прорваться, используя не взорванный ВОГРЭСовский мост, им помогли внезапность действий и отсутствие наших войск на этом направлении.

Вскоре в район Придачи подошел танковый батальон 180-й бригады, совместными усилиями танкистов, стрелков и воронежских ополченцев немецкий плацдарм на левобережье Воронежа был ликвидирован. Больше попыток захватить левобережную часть города немцы не предпринимали, а думали только об одном как удержать свои позиции.

Все мы знаем про Невский пятачок при обороне Ленинграда, но мало кто знает, что был свой Невский пятачок и в Воронеже - это Чижовский плацдарм, в конце августа и сентябре 1942 года командование Красной Армии предприняло попытки закрепить за собой плацдарм на правом берегу Воронежа. Не с первого раза, но нашим войскам это удалось. Чижовский плацдарм, прозванный у солдат «долиной смерти», начинался от заливных лугов правобережья и поднимался на крутые береговые холмы южной части города.

Чтобы попасть на плацдарм войскам было необходимо форсировать реку Воронеж, для форсирования реки советские военные инженеры придумали и применили подводную переправу, бойцы по ночам сооружали эту переправу из бетонных осколков и битого кирпича, на полметра прикрытую водами реки и невидимую с воздуха. По ней в одну из ночей на правый берег была переправлена техника и пехота, в результате внезапно нанесенного удара, был захвачен плацдарм в правобережной части города который, несмотря на неоднократные попытки врага отбросить наши войска, продолжал оставаться за нашими бойцами.

Сражение на Чижовке не прекращалось до самого освобождения города, сколько там погибло наших солдат, точно так и неизвестно, до сих пор в этих местах продолжают находить останки бойцов, ныне в братской могиле на Чижовском плацдарме захоронено более 15 000 человек, но известны фамилии только 3545 человек. Это самое большое захоронение времен Великой Отечественной войны в Воронеже. Именно от Чижовки был нанесен один из главных ударов по вражеским войскам при освобождении города в январе 1943г..

В итоге в ходе не прекращавшихся кровопролитных боев на воронежском направлении была скована боями огромная группировка противника, которую германцам так и не удалось использовать под Сталинградом. О серьезности этого участка фронта для немцев говорит и то, что в разгар боев в Воронеж ими была переброшена дивизия даже из под Сталинграда. Битва за Воронеж создала все условия и предпосылки для Победы наших войск под Сталинградом.

Осенью 1942 года во вражеской обороне у Воронежа образовался выступ, своего рода «Воронежская дуга», глубиной около 100 километров при длине основания около 130 километров. Внутри этого выступа располагались 10 немецких дивизий 2-й армии и 2 венгерские дивизии. Советское Верховное Главнокомандование решило нанести удар по флангам этого выступа. Воронежско-Касторненская операция началась 24 января 1943 года, в результате этой операции 25 января были полностью освобождены все районы города оккупированные германцами, а на всем воронежском направлении вся вражеская группировка оказалась в полном окружении, получился так называемый Сталинград на верхнем Дону.

Ожесточённые бои продолжались до 17 февраля. Противник пытался прорвать окружение, но был разгромлен. Враг потерял до 11 дивизий (9 германских и 2 венгерских), почти всё тяжёлое вооружение и технику. Разгром немецко-фашистских войск под Воронежем в ходе Воронежско-Касторненской и Острогожско-Россошанской операций с полным правом позволяет говорить как о крупном успехе советских войск в 1943 году.

«Отечественные исследователи полагают даже, что именно героическая оборона Воронежа в июле 1942 года спасла Сталинград от угрозы захвата с ходу. Резервная 62-я армия смогла начать выдвижение к Дону, на дальние подступы к Сталинграду, навстречу передовым отрядам 6-й армии Паулюса только к 11 июля 1942-го, в момент окончания оборонительного сражения за Воронеж. Конечно, судьба Сталинграда решалась, прежде всего, в боях его собственных защитников с противником в придонских степях и на берегах Волги. Но ряд ведущих российских военных историков отнюдь не случайно считают, что есть основания для современного определения места Воронежского сражения как начала битвы за Сталинград.»

Интересные цифры привёл в своей статье историк Гагин В.В., цифры, которые ещё раз указывают на масштабность воронежских сражений:

«Сравните: по их же данным, Сталинградская операция длилась 76 суток и при ширине фронта 850 км глубина продвижения советских войск достигла 150-200 км; под Воронежем за 50 суток при той же ширине фронта глубина продвижения войск РККА составила 300-400 км! То есть, современные военные историки с официальных позиций, к сожалению, продолжают не усматривать блестящее наступление Воронежского фронта и частей войск его соседей в декабре 1942 – январе 1943 гг.: когда за сроки в полтора раза меньшие достигнуты результаты, вдвое превосходящие Сталинградские.»

Сам город Воронеж оказался третьим, после Ленинграда и Севастополя, по длительности нахождения на линии фронта, 212 дней и ночей линия фронта проходила непосредственно через город. За всю войну было только два города - Сталинград и Воронеж, где линия фронта проходила через сам город. Воронеж вошел в число 12 городов Европы, наиболее пострадавших во Второй мировой войне и в число 15 городов СССР, требующих немедленного восстановления, всего было уничтожено до 95% всех зданий города.

Надолго запомнили Воронеж и наши враги , особенно венгры, они под Воронежем практически потеряли всю свою наиболее боеспособную армию, а всего на воронежском направлении было уничтожено 26 немецких дивизий, 2-я венгерская (полностью) и 8-я итальянская армия, а также румынские части. Количество пленных было больше, чем под Сталинградом, общее количество пленных вражеских солдат, взятых в районе Воронежского фронта, составило порядка 75 000 солдат и офицеров.



При этом, по различным данным, потери немецких войск и их союзников составили 320 тысяч солдат и офицеров. Еще больше потеряла наша армия, в сражениях на воронежской земле погибло около 400 000 советских воинов.

В годы, когда страна начала отмечать свои города особым титулом «Город-Герой», тогдашними воронежскими руководителями были представлены документы на присвоение этого почетного звания Воронежу. Но, к сожалению, отклика данная инициатива с места у московских руководителей тогда так и не нашла, ограничились только награждением города Орденом Отечественной войны I степени.

16 февраля 2008 года за героизм, проявленный защитниками города во время оккупации немецкими войсками, не давший им полностью захватить один из основных центров страны, городу присвоено почётное звание Российской Федерации «Город воинской славы», так и стоит скромно Воронеж в ряду городов воинской славы, город так и не ставший Городом-Героем.

Статья подготовлена по материалам статей воронежских историков:

Гагина Владимира Владимировича и Шамрай Виктора Александровича

Сообщение отредактировал никон 2014: 01 July 2015 - 00:35

  • 0

#13 никон 2014

никон 2014

    Старшiй Унтеръ-Офицеръ

  • Пользователи
  • 461 сообщений
  • Город:Герой Воронеж

Отправлено 01 July 2015 - 01:42

Товарищ мой! Душа вождя                             Опасность очень велика

Бойцом воронежским гордится.                      И в этом нет у нас сомненья.

Ведь за Воронеж бой ведя,                             Но все мы знаем, что в борьбе   

Ведёшь ты битву за столицу.                          Победа нашей будет снова,

Пройти к Москве хотят враги                           Поскольку верим мы тебе

От берегов верховья Дона.                              Герою воинства стального. 

Вперёд, товарищ! Береги                                 Врага утопишь ты в Дону,

Кремля священные знамёна.                           Сожжёшь огнём, в могилу вгонишь

У берегов донских, в бою,                                                     Боец!

Столицу грудью ты заслонишь…                    .    СПАСАЯ ВСЮ СТРАНУ,

ЧТОБ ЗАЩИТИТЬ МОСКВУ СВОЮ,                    ТЫ ДОЛЖЕН ОТСТОЯТЬ

ТЫ ДОЛЖЕН ОТСТОЯТЬ ВОРОНЕЖ.                            ВОРОНЕЖ.                                                                  

                       

                                                                                 

        

 

              

                                                                                 


Сообщение отредактировал никон 2014: 09 July 2015 - 20:04

  • 0

#14 никон 2014

никон 2014

    Старшiй Унтеръ-Офицеръ

  • Пользователи
  • 461 сообщений
  • Город:Герой Воронеж

Отправлено 01 July 2015 - 01:56

Сражение за город Воронеж почти не отображено в литературе. Немного в мемуарах, военной литературе, справочниках. Чуть больше в краеведческой. И все. Нет и никаких фильмов или значительных театральных постановок. В отличии скажем  от битвы за Сталинград или Москву. В посте выше размещена статья из сети по матерьялам работ Воронежских историков, где приведены для сравнения точные цифры участвовавших в сражениях под Москвой, Сталинградом и Воронежем солдат, количеству военной техники и прочее. Это сравнение совсем не в пользу Москвы или Сталинграда, и это не моя выдумка, а факты из документов хранящихся в архивах  министерства обороны и некоторых других. Факты штука упрямая. От них не отмахнешься и не обойдешь сторонкой. Если же сравнивать результаты этих сражений, получается аналогичная картина. За гораздо меньшее время наступая под Воронежем наши войска освободили гораздо большую территорию, чем в аналогичном сражении под Сталинградом. Сравните сами--под Воронежем за 50 суток наступления наши войска продвинулись на глубину от трехсот до пятисот километров, в Сталинграде операция длилась в полтора раза дольше (75 суток), а максимальная глубина продвижения составила около двухсот километров, при аналогичной ширине фронта. В плен под Воронежем было взято больше нацистов чем под Сталинградом.  По характеру боевых действий битва в Воронеже и Сталинграде абсолютно одинаковы, и там и там сражение шло в самом городе, и там и там оно разделило город пополам, и там и там сражались за каждый дом, каждый этаж, каждый угол, каждую груду кирпича, и там и там развалины многократно переходили из рук в руки. Только в отличие от Сталинграда бои в городе Воронеже шли на два месяца дольше--в Воронеже (самом городе) сражение началось 5-го июля, в Сталинграде только лишь в конце августа. В Воронеже как и в Сталинграде есть своя вершина мужества, свой Мамаев Курган, это Чижовский плацдарм. В битве за этот прибрежный бугор погибло от 30-ти до 50-ти тысяч советских воинов, на мемориале похоронено  около 15-ти тысяч, однако еще больше осталось лежать в траншеях, блиндажах, подвалах уничтоженных домов, на дне реки и прибрежном лугу  не погребенными, бои за Чижовский плацдарм шли с переменным успехом, то немцы брали верх то наши. В лучшем случае трупы и своих и чужих солдат стаскивали в подвалы и блиндажи, в жару тела очень быстро разлагались, невыносимый жуткий запах и вид деморализовали бойцов, кроме того существовала опасность возникновения эпидемий. Но так было не всегда, на нейтральной полосе убитые лежали там где их настигла смертушка. Каждый год жители во время хозяйственных работ находят на своих огородах и во дворах останки погибших героев.

 Можно спорить о значении каждой из этих битв для победы над врагом, но одно совершенно точно, оно было колоссальным. Однако  не об этом хотелось бы написать, а о самом наверное малоизвестном эпизоде сражения за Воронеж--летних и осенних наступательных операциях советских войск на Дону и операциях по уничтожению воронежского плацдарма противника.                  

 

 

                                              На миг, на минуточку вспомним, товарищ,

                                              Как бой за Чижовку вели.

                                              Мы шли в наступленье при свете пожарищ –

                                              То склады горели вдали.

                                              Предместье Чижовка. Задание ясно –

                                              Брать штурмом пришлось каждый дом,

                                              На улице Светлой, на улице Красной

                                              Врага мы встречали огнём…

                                              Тряслись, как в грозу, оружейные дула,

                                              Сметая фашистов огнём.

                                              Вошли мы в Чижовку, в лицо нам пахнуло

                                              Привольным донским ветерком.

                                              Нигде, никогда нам не знать остановки,

                                              Дорога одна нам: вперёд!

                                              Наш бой за Чижовку, как бой за Каховку,

                                              Оценит советский народ!

 

 

 

НАСТУПАТЕЛЬНЫЕ ОПЕРАЦИИ СОВЕТСКИХ ВОЙСК ПОД ВОРОНЕЖЕМ И НА ДОНУ ЛЕТОМ 1942 ГОДА

Маркова С. В.

Воронежская Государственная медицинская академия им. Н.Н. Бурденко

К 7 июля 1942 г. правобережная часть Воронежа была оккупирована. Образовался так называемый Воронежский плацдарм противника на восточном берегу Дона. Войска Юго-Западного фронта продолжали вести оборо­нительные бои, войска Брянского и Воронежского фронтов пытались восстановить утраченные позиции или наносили упреждающие удары в связи с возможными действиями фашистов.

В октябре 1942 г. части Воронежского фронта перешли к обороне до начала декабрьских наступательных операций.

Операция в районе Воронежа проводилась войсками Брянского -38- я армия и Воронежского фронтов – 6-я, 60-я, 40-я армии.

Противник с конца июля активных действий на воронежском участке фронта не принимал, ограничиваясь разведкой боем или частными боями (1). Вражеская оборона была сильно укреплена дзотами и другими узлами сопротивление связанными между собой траншеями и ходами сообщений. Особенно сильно были укреплены села Шилово, Трушкино, Гремячье, Рудкино, Костенки Александровка, находящиеся на западном берегу рек Воронеж и Дон.

По плану новой операции войска Воронежского фронта силами 60-й и 40-й армий должны были окружить и уничтожить противника на Воронежском плацдарме и к 15 августа 1942 г. выйти к реке Дон и захватить переправы. Дальнейшая задача после захвата плацдармов на западном берегу Дона - к 20 августа выйти на фронт Студеное, Латная, Богдановка, Ивановка, река Девица. 60-я армия Воронежского фронта к исходу 6 августа 1942 г. должна была выйти к селу Сторожевое-1, затем к реке Девица и частью сил наступать в северном направлении для уничтожения противника совместно с 40-й армией (2).

38-й армии Брянского фронта была поставлена задача: в период с 10 по 17 августа 1942 г. во взаимодействии с частями Воронежского фронта уничтожить Землянскую группировку противника и к исходу 17 августа выйти на рубеж: Малая Верейка, Землянск, Перлевка, Русская Гвоздевка. Главный удар нанести в направлении Хрущево, Малая Верейка, Землянск, вспомогательный удар в направлении Негачевка, Каверье, Перлевка (3).

В ночь на 5 августа войска 6-й армии началу наступление передовыми батальонами на правобережье Дона в районе Коротояк - Урыв - Сторожевое. 25-я гвардейская дивизия тремя батальонами форсиро­вала Дон у села Сторожевое-1

6 августа 1942 г. части 174-й стрелковой дивизии с боем взяли Коротояк. Противник, стремясь вернуть утраченные позиции, подтянул крупные силы из Острогожска. 53-й укрепрайон во взаимодействии с 78-м стрелковым полком 25-й гвардейской дивизии к концу дня полностью овладел селом Сторожевое-1 и вел бой западней и юго-западнее села, отражая контратаки противника. 174-я стрелковая дивизия вела бой с врагом силой до двух пехотных дивизий при под­держке 30-40 танков и авиации. К исходу дня венграм удалось потес­нить наши войска с западной окраины Коротояка.

8 августа 1942 г. 53-й укрепрайон и 25-я дивизия, 24-й танковый кор­пус (без танков), 1-я истребительная дивизия, 636-й полк 160-й стрелковой дивизии полностью овладели Сторожевое-1, лесом западнее Титчихи, селом Селявное и рядом важных высот (я стрелковая ди­визия заняла село Переезжее и вела бой за село Щучье. 174-я стрелковая дивизия, 6-я истребительная бригада продолжали удерживать Коротояк, кроме западной его части. 9 августа 1942 г. наступательные действия 6-й армии были приостановлены противником. Особенно ожесточенные бои продолжались лишь на плацдарме Коротояк, они шли весь август.

8 августа 1942 г. перешла в наступление 141-я стрелковая дивизия 40-й армии в районе Костенки - Александровка. В ее задачу входило захватить плацдарм на западном берегу реки Дон, выйти на дорогу Воронеж - Острогожск и в дальнейшем во взаимодействии с 60-й армией наступать в направлении Устье, Петино, в тыл воронежской группировки противника(5). В первый день дивизия форсировала Дон на участке Рудкино, Александровка и к исходу 8 августа ворвалась на восточную окраину села Костенки. Но уже 12 августа 687-й полк 141-й стрелковой дивизии, понес большие потери, к вечеру полностью оставил западный берег Дона и занял оборону по восточному берегу. 745-й и 976-й полки укрепились в 200—300 метрах от западного берега. На этом боевые действия 141-й стрелковой дивизии 40-й армии закончились. Поставленная задача не была выполнена(6). За период боевых действий с 8 по 12 августа дивизия понесла потери в 4 тысячи человек(7).

12 августа 1942 г. части 40-й, 60-й армий Воронежского фронта, 38-й армии Брянского фронта также перешли в наступление. Их поддерживали самолеты 2-й и 15-й Воздушных армий(8). Наступление 40-й армии нача­лось в 4.15 залпом реактивной артиллерии, после чего вся артгруппа под­держки пехоты с минометами, полковой и противотанковой артиллерией произвела 15-минутный огневой налет по переднему краю обороны про­тивника. Ближней задачей ударной группировки было прорвать укрепле­ния противника и овладеть южной окраиной Воронежа - плацдармом для развития операции по освобождению восточного берега реки Дон.

Против 40-й армии действовали 2 полка 57-й пехотной дивизии немцев, 323-я пехотная дивизия немцев, 2 полка 9-й пехотной дивизии венг­ров, 6-я пехотная дивизия венгров.

6-я стрелковая дивизия прочно удерживала восточный берег реки Во­ронеж на участке Отрожка, мост через реку у западной окраины Монастырщенки. В ночь с 5 на 6 августа одной ротой 333-го полка 6-й стрел­ковой дивизии была форсирована река Воронеж в районе разрушенного Вогрэсовского моста и занят небольшой плацдарм южнее моста (9). С 7 по 10 августа бойцы отбивали непрерывные атаки противника. К началу на­ступления плацдарм был сдан 472-му полку 100-й стрелковой дивизии.

100-я стрелковая дивизия с тремя батареями 595-го артполка РГК, батальоном танков 14-й отдельной бригады и другими частями уси­ления прочно удерживала восточный берег реки Воронеж в районе пере­правы юго-западнее Песчанки. К 23августа дивизия сосредоточи­лась в исходное положение для форсирования реки.

206-я стрелковая дивизия прочно обороняла восточный берег реки Воронеж в районе устья реки. 11 августа в 22 часа 737-й полк дивизии сосредоточился в исходном положение для наступления на село Шилово на правом берегу реки (10).

12 августа 1942 г. 6-я стрелковая дивизия силами 125-го полка приступила к форсированию реки Воронеж в районе дамбы. К 4.00 передовым батальоном ей удалось ворваться на юго-восточную окраину Воронежа и завязать там уличные бои. Исключительно удачные действия авиации отмечались в 5августа на северо-западных окраинах центра города, где действовало до 50 советских самолетов.

100-я стрелковая дивизия к 2августа закончила переправу, 14-я танковая бригада да в 3.00 переправилась по плотине и без потерь. В составе бригады переправились 29 танков различных типов.

С залпом «РС» и атакой 460-го и 454-го стрелковых полков 100-я дивизия перешла в наступление и к исходу дня вышла в северо-восточную и южную часть Чижовки, но огнем противника была остановлена.

206-я дивизия в 4.15 перешла в наступление на Шилово, но успеха не имела, полк под огнем залег на подступах к селу. 722-й стрелковый полк выслал группу пехоты в направлении села Юневка с задачей вести боевую разведку для захвата плацдарма на западном берегу реки Дон.

Боевые действия 100-й стрелковой дивизии на плацдарме поддерживала 14-я отдельная танковая бригада. В начале наступления, после мощном артиллерийского налета, танки прошли боевые порядки своей пехоты, без единого выстрела со стороны противника. Атака танков и мощный налет «РС» оказались полной неожиданностью для врага, солдаты которого начали в панике разбегаться. Только во второй половине дня фашисты начали организованное сопротивление. Танки 14-й бригады уже заняли центр Чижовки без поддержки пехоты. Противник во второй половине дня пехоту к танкам уже не пропустил, заминировав участки местности вокруг танков. Танкисты на всех этапах операции проявляли образцы воинской доблести. Не было ни одного случая оставления танка на поле боя, трусости или паникерства. Как отмечалось штабом армии: «Применение танков на таком явно невыгодном для их маневренности плацдарме явилось для противника полнейшей неожиданностью... Нерешительность пехоты 100 стрелковой дивизии привела к тому, что достигнутый танками успех свое­временно закреплен не был, что свело на нет танковую атаку» (11).

60-я армия накануне наступления имела в своем составе: 107, 121, 159, 161, 195, 232 и 303-ю стрелковые дивизии, 17, 18 и 25-й танковые корпуса. По замыслу командующего фронтом 60-я армия наносила основной удар в операции. Армия, используя танки, окружает и уничтожа­ет противника в городе Воронеж, соединившись с частями 40-й армии, к первому дню операции предполагалось уничтожить вражеские войска в районе Подклетное, Труд, роща «Фигурная», выйти на восточный берег реки Дон. В дальнейшем прочно оборонять справа - восточный бе­рег реки Дон от Старых Семилук до Песчаного Лога, слева - Рабочий Городок, западную окраину города Воронеж. 12 августа 1942 г. 60-я ар­мии перешла в наступление. Однако первый день не принес никаких ре­зультатов, продвижения вперед не было (12).

Директивой № 000 от 3 августа 1942 года командующий Брянским фронтом определил цели и задачи для 38-й армии в предстоящем насту­плении: «38 армия в период с 10 по 17 августа 1942 года во взаимодействии с частями Воронежского фронта уничтожает Землянскую группи­ровку противника и к исходу 17года выйти на рубеж: Малая Ве­рейка, Землянск; Перлевка, Русская Гвоздевка. Главный удар нанести в направлении Хрущево, Малая Верейка, Землянск; вспомогательные - в направлении Фомина Негачевка, Каверье, Перлевка»(13).

В составе войск противника перед фронтом 38-й армии находились 68-я пехотная дивизия, 340-я пехотная дивизия (694, 695 и 696-й пехот­ные полки), 385-я пехотная дивизия (537 и 539-й пехотные полки), 387-я пехотная дивизия (541, 542 и 543-й пехотные полки); 377-я пехотная дивизия (768, 769 и 770-й пехотные полки); танковая дивизия (11-й, 12-й мотополки, 33-й танковый полк); 11-я танковая дивизия.


В состав ударной группы 38-й армии вошли: 1, 7 и 11-й танковые корпуса, 167, 237 и 340-я стрелковые дивизии и пять стрелковых бригад. Им предстояло действовать на трех направлениях, поэтому они были разделены на три оперативные группы. Основой каждой группы был танковый корпус. По замыслу такое деление должно было обеспечить быстрый прорыв обороны противника. Командир корпуса руководил боевыми действиями своей группы.

Правое крыло армии - сковывающее направление. 8-й кавалерийский корпус имел задачу активно обороняться на фронте Кузинка - Хрущево. Силами 21-й кавалерийской дивизии при поддержке артилле­рии 106-й стрелковой бригады с рубежа Хрущево наступать в направле­нии Ивановка, Голосновка. Одновременно 250-я стрелковая бригада по­лучила самостоятельную задачу наступать на рощу восточнее Ивановки и дальше овладеть южной частью села Голосновки.

Наиболее сильная ударная группа возглавлялась командиром 7-го танкового корпуса генерал-майором П. А. Ротмистровым. В нее, помимо танкового корпуса (173 танка) вошли две стрелковые бригады, семь ар­тиллерийских полков, четыре гвардейских минометных дивизиона. Ей предстояло наступать в направлении Ильиновки, Малой Верейки, в дальнейшем на Землянск. На этом же направлении действовала и 340-я стрелковая дивизия полковника С. С. Мартиросяна.

Группа генерал-майора И. Г. Лазарева состояла из 11-го танкового корпуса (98 танков), двух стрелковых дивизий, шести артиллерийских и минометных полков. Группа имела задачу прорвать фронт противника на участке Высочинов, овладеть Гремячьим и Лебяжьим в направлении на Перлевку.

Левая ударная группа возглавлялась генерал-майором М. Е. Катуковым. Состав группы: 1-й танковый корпус (108 танков), 167-я стрелковая дивизия, 104-я стрелковая бригада, два артиллерийских и один минометный полк. Задача группы - прорвать передний край обороны противника на реке Большая Верейка и к исходу 12 августа выйти на рубец Чуриково, Скляево-5, развивая успех на Русскую Гвоздевку.

Первоначально начало операции планировалось на 8 августа, затем на 10 августа, но ввиду неподготовленности артиллерии к началу операции командующий фронтом перенес начало операции на 12 августа(14).

Утром 12 августа после 13-минутного артиллерийского огня по опорным пунктам противника и удара фронтовой авиации войска оперативной группы ринулись в атаку. Группа генерала Катукова действовала успешно. Так, экипаж танка младшего лейтенанта В. И. Кудимова из 89-й бригады первым достиг и сходу ворвался на вражеские позиции восточнее Большой Верейки. Уничтожив несколько боевых точек гитлеровцев, танкист бригады продолжали двигаться дальше. Но дальнейшее продвижение ударных групп было остановлено огнем из опорных пунктов фашистов.

13 августа 1942 г. войска Воронежского фронта и 38-я армия Брянского фронта возобновили наступательные действия. На участке 40-й армии танки 14-й танковой бригады в центре Чижовки действовали одни, без пехоты, пытаясь прорваться к своим. Наступающие дивизии продолжай бои на окраинах с задачей овладения Чижовским плацдармом. 206-я дивизия вела огневой бой и успеха в продвижении не имела.

60-я армия на второй день наступления не продвинулась вперед.

38-я армия 13 августа возобновила наступательные действия, но немцы оказали упорное сопротивление. Лишь на отдельных направлениях удалось незначительно вклиниться в оборону противника. От огня противотанковой артиллерии врага ударные группы армии несли тяжелые потери. 96-я танковая бригада 7-го корпуса основную массу танков потеряла 13 августа в районе Спасского. 86-я бригада 7-го корпуса потеряла танки у рощи юго-западнее Перекоповки. 89-я бригада получила основные потери, нарвавшись на минное поле северо-восточнее реки Большая Верейка. 1-я танковая бригада основные потери понесла в районе деревни Рубцово. 49-я танковая бригада атаковала Скляево-5, затем Каверье, где получила серьезные потери.

14 августа войска Воронежского и Брянского фронтов продолжили выполнение поставленных задач. 40-я армия Воронежского фронта пыталась развить наступление. Противник оказывал упорное сопротивле­ние и подтягивал резервы. На участке 60-й армии противник контратаковал, особенно в полосе 107-й дивизии, которая вынуждена была отойти. В связи с ее отходом 303-я дивизия повернула правый фланг на юго-запад. 232-я дивизия вела бой в районе Хвощеватки, Губа­реве, Гнездилово.

38-я армия вела огневой бой, но успеха в продвижении не имела. Ударные группы армии несли большие потери от артиллерийского огня противника. 40-я армия вела наступление с задачей овладеть южной ок­раиной города Воронежа и районом Чижовки. Части 60-й армии про­должали отбивать контратаки противника.

14 августа 1942 г. Ставка Верховного Главнокомандующего приказала командующему войсками Брянского фронта: «1. Ввиду явного не­успеха наступательной операции 38 армии и нецелесообразности ее дальнейшего продолжения... наступление прекратить и ее войскам с 15 августа перейти к глубокой и прочной обороне, выделив сильные резервы. 2. 7 танковый корпус вывести в резерв Ставки Верховного Главно­командования в район Ельца, где привести его в порядок»(15).

15 августа 1942 г. войска 40-й армии Воронежского фронта продолжа­ли выполнять поставленную задачу. 6-я дивизия выполняла прежние зада­ми. 333-й полк атаковал противника на западном берегу реки Воронеж, за­хватил 3 дома по улице Ласковая, севернее дамбы. Правый фланг полка закрепился в 50-ти метрах от восточной окраины города. 125-й полк в 3.00 атаковал врага и занял 4 дома по улице Набережная. 100-я дивизия и 14 танковая бригада продолжили наступать в районе школы. 206-я диви­зия занимала прежнее положение, пытаясь наступать в районе Шилово.

16-17 августа 1942 г. части 40-й армии Воронежского фронта закреп­лялись на окраине Чижовки. 206-я стрелковая дивизия удерживала плац­дарм в районе Юневки. На этом боевые действия по захвату плацдарма на южной окраине города Воронежа для 40-й армии закончились.

17 августа 1942 г. перешли к обороне и части 60-й армии. С 17 августа по 15 сентября 1942 г. 60-я армия активных боевых действий не вела.

Таким образом, операция войск Воронежского и Брянского фронтов, длившаяся с 5 по 17 августа 1942 г., осталась незавершенной. Были выполнены задачи первого дня наступления. Армии не смогли окружить и уничтожить противника на Воронежском плацдарме, выйти к Дону, освободить Воронежскую область. 60-я армия не продвинулась вперед, 40-я армии не выполнила поставленных задач. С большими потерями армии удалось закрепиться на Чижовском плацдарме и окраинах городского правобережья. Задача взятия плацдармов на западном берегу реки Дон районе Костенки - Александровка не была выполнена. 206-я дивизия ы крепилась на правобережье у села Юневка, но так и не смогла продолжить наступление на село Шилово.

6-я армия также выполнила задачу лишь первого дня наступления – захват плацдармов, соединиться с 40-й армией ей так и не удалось. 6-я армия захватила и удержала Коротоякский, Сторожевской, Щученский плацдармы.

Штабы армий подробно разобрали причины неуспеха операции. По их отчетам можно проследить общее: плохая разведка, не сумевшая вскрыть систему огня противника и установить точно наличие минных полей; авиация противника преобладала в воздухе; артиллерийская подготовка была слабой, в результате чего огневая система вражеской обороны не была уничтожена; отсутствовало четкое взаимодействие пехоты с танками и артиллерией; противник занимал господствующие высот на правобережье рек Дона и Воронежа, глубоко просматривал местность, что не позволяло достичь внезапности наступления; направлении главных ударов в полосе действий 40-й и 60-й армий не изменились с момента окончания июльских наступательных действий, что позволило противнику укрепиться.

В итоге боевых действий войска 40-й армии в наступательной опера­ции потеряли 8 877 человек.

Наибольшие потери понесли части 38-й армии. В боях приняли участие три танковых корпуса, со стороны противника появлялись лишь одиночные машины. С 8 по 18 августа 1942 г. противник вывел из строя 287 наших танков 37.Основные потери танки несли от огня противотанковой артиллерии. Всего за период боевых действий с 12 по 15 августа 38-я армия потеряла в живой силе: убитыми - 3748 человек, раненными - 9654 человека, пропавшими без вести - 2043 человека. Общие потери составили 15567 человек(16).

Содействовала на­ступлению 38-й армии 15-я Воздушная армия. За пять дней операции проведено 47 воздушных боев, во время которых сбито 47 самолетов противника, собственные потери составили 41 самолет.

К сентябрю 1942 г. командованием Воронежского фронта была раз­работана еще одна операция наступательного характера. Цель опера­ции: концентрическими ударами основных сил 60-й и 40-й армий в об­ход Воронежа с запада и юга окружить противника в городе Воронеж, отрезав его от переправ через реку Дон. Уничтожить его группировку на восточном берегу реки, главными силами выйти и прочно закрепиться па фронте: колхоз «1-е Мая», «Ударник», село Малышево.

38-я армия частью сил должна была нанести удар по западному бере­гу реки Дон в направлении сел Нижняя Верейка, Ольховатка, Русская Гвоздевка и в дальнейшем наступать в тыл Воронежской группировки противника с ближайшей задачей к исходу первого дня операции выйти на рубежи Скляево-1, Скляево-5, Репное, Панская Гвоздевка.

60-я ар­мия, сковывая противника против села Подклетное, а также между За­донским шоссе и рекой Воронеж, наносила удар в направлении роща «Фигурная» и вспомогательный удар западнее Задонского шоссе. В пер­вый день операции предполагалось выйти на северо-западные и запад­ные окраины города Воронежа. Затем предполагалось уничтожить противника в го­роде Воронеже, овладеть северной и северо-западной частью города до линии железной дороги, уничтожить врага в районе Подклетное, выйти на реку Дон на участке Старые Семилуки, колхоз «1 Мая», совхоз «Ударник». Главную роль и основную задачу плана выполняла 40-я ар­мия. В задачу 40-й армии входило: нанести удар из Монастырщенки и Чижовки, навстречу 60-й армии и уничтожить противника в Воронеже.

6-я армия выполняла прежнюю задачу – наступать в районе Коротояк-Урыв – Сторожевое -1, выйти на р. Девица, и частью сил вести наступление на север для уничтожения противника, совместно с 40-й армией.
Для большей централизации боевых действий 2 сентября 1942 г. 38-я армия Брянского фронта были передана Воронежскому фронту.

Подготовительный этап операции проходил с 1 по 14 сентября 1942 года. Противник активных боевых действий не вел, ограничиваясь разведкой боем. «7 сентября в самый разгар подготовки к наступлению пришло неожиданное распоряжение Ставки в тот же день отправить в район Сталинграда четыре стрелковые дивизии, полученные фронтом для проведения операции. В связи с этим операцию пришлось временно отложить. Командующий Воронежским фронтом убедил И. В. Сталина о возможности проведения операции имевшимися силами»(18).

15 сентября 1942 г. войска ударных группировок перешли в наступление. Группировка 38-й армии имела успех только на своем левом фланге, прорвавшем оборону противника в направлении деревни Ольховатка. Группа 60-й армии трижды переходила в атаку в 6.35, в 13.00 и 15.20, но каждый раз пехота попадала под губительный огонь как у пе­реднего края, так и из глубины обороны противника.

15 сентября 1942 года войска ударной группировки 40-й армии после 55-минутного аршине артиллерийского удара и массированного удара авиации в 6.35 перешли и отступление. 6-я стрелковая дивизия 84-м и 125-м полками вышла на переулок Кутузова, улицы Льва Толстого, Тихонов Бугор, переулки Комарова и Саженев. Противник для восстановления положения сводным батальоном 539-го полка 323-й пехотной дивизии при поддержке 10 танков в 18.00 с направления Краснознаменной улицы перешел в ожесточённую атаку. В бой вступил 333-й стрелковый полк, который отбил контратаки противника. В бою немцы потеряли до 500 человек убитыми и ранеными, захвачено в плен 13 солдат. Потери дивизии: убито 107 человек, ранено 432 человека.

100-я дивизия в первую половину дня овладела рубежом по улице 11арковая, пятиэтажной школе и продолжала развивать успех с задачей освободить Военный городок. К 20 часам, после тяжелых боев с боль­шими потерями, дивизия приостановила наступление: 472-й стрелковый полк в районе кирпичного завода, 454-й полк — в 200 метрах западнее пятиэтажной школы, 460-й полк левее кирпичного завода. В результате действия вражеской авиации связь с полками нарушилась. В бою диви­зия потеряла убитыми и раненными свыше 325 человек.

229-я отдельная бригада вышла на рубеж красной школы и продол­жала наносить удар правым флангом в направлении психиатрической больницы. За день боя бригада потеряла убитыми и ранеными до 200 человек и 2 танка. 206-я дивизия 722-м полком продвинулась к красной школе. 737-й полк в составе только двух батальонов был остановлен ог­нем у леса южнее Чижовки. 141-я дивизия 687-м полком вела наступательный бой с задачей овладеть селом Шилово. 796-й стрелковый полк, силами одного батальона продолжал удерживать плацдарм на западном берегу реки Дон в районе села Юневка, западнее устья реки Воронеж.

25-й танковый корпус в течение дня переправлялся на западный бе­рег реки Воронеж. К 9.30 от каждой бригады было переправлено по од­ной роте. Переправа проходила под непрерывным огнем вражеской авиации, К 15.30 на правый берег переправилась 162-я танковая брига­да, 16-я мотострелковая бригада. 111-я танковая бригада переправилась наполовину, 175-я бригада переправу не начинала.

14-я танковая бригада одним танковым батальоном во взаимодействии с 100-й дивизией и батальоном 229-й стрелковой бригады стремительно атаковала противника в Чижовке. К 9.30 десять танков ворвались в Военный городок. Остальные танки бригады вели бои южнее пятиэтажной школы. От артиллерийского огня бригада потеряла один танк «КВ» и 12 танков «Т-34».

16 сентября 1942 г. 38-я армия вела бои на прежних рубежах. Передовая группа, прорвавшаяся в Ольховатку, была окружена противником и почти полностью погибла. 60-я армия 16 сентября возобновила наступ­ление, но успеха не имела.

40-я армия 16 сентября в 6.30 минут также пе­решла в наступление. 6-я стрелковая дивизия подверглась контратаке и пила вытеснена на Аксенов Бугор, южные окраины улицы Веры Фигнер, Одоевского, кирпичный завод. Восстановить положение не удалось. При поддержке артиллерии дивизия вновь перешла в наступление, незначительно улучшив свое положение.

100-я дивизия с танковым батальо­ном 14-й бригады вела тяжелые уличные бои на юго-восточной окраине Военного городка.

229-я стрелковая бригада к 13.00 заняла красную школу в Чижовке и к исходу дня продолжала вести бой на западной окраине Чижовки и окраине психиатрической больницы.

159-я дивизия к исходу 15 сентября сосредоточилась за 100-й дивизией и вступила в бой.

206-я стрелковая дивизия к исходу дня вышла к психиатрической больнице.

141-я стрелковая дивизия обороняла плацдармы на западном берегу реки Дон в районе сел Шилово, Юневка, Александрова, Архангельское и боевых действий не вела.

25-й корпус занимал исходное положение и готовился к атаке в районе Чижовки.

162-я танковая бригада и 16-я мотострелковая бригада вели бой за овладение психиатрической больницей. 14-я танковая бригада вместе с 100-й и 206-й дивизиями сражалась за освобождение Военного городка и психиатрической больницы.

67-я танковая бригада заканчивала переправу на западный берег реки Воронеж. 17 сентября 38-я армия отбивала атаки противника, 60-я армии боевых действий не вела. 17 сентября 1942 г. на участке 40-й армии фашисты силами 323-й и 57-й пехотных дивизий оказывали упорное сопротивление боевым действиям наших войск. Особенно прочно удерживался Военный городок и психиатрическая больница. Артиллерийским минометным огнем враг сдерживал наступление, постоянно обстреливались переправы через реку Воронеж. Авиация противника группами через каждые 1-2 часа бомбила боевые порядки 40-й армии и переправы. 25-й танковый корпус занял оборону в районе пятиэтажной школы и западной окраины Чижовки и зарыл танки в землю, используя их как неподвижные огневые точки.

18 сентября 1942 г. 38-я армия частями 167-й стрелковой дивизии, 253-й и 104-й стрелковых бригад вела огневой бой с врагом. На участке 240-й дивизии противник двумя батальонами при поддержке 5 танков в 6.00 перешел в контратаку из Ольховатки на хутор Мокрый. Потеряв танки и 250 солдат, гитлеровцы отошли на исходное положение. 40-я армия продолжала отбивать контратаки противника. В ночь на 19 сентября 1942 г. командующий Воронежским фронтом Н. Ф. Ватутин вновь обратился в Ставку с просьбой о резервах. Верховный Главнокоман­дующий в директиве № 000 передал в 0.30 минут следующее: «У нас нет, к сожалению, в настоящее время возможности дать вам три диви­зии. Если не хватает у вас сил для продолжения наступления, можете постепенно перейти на оборону, с тем, чтобы прочно удерживать дос­тигнутые рубежи» (19). Но командующий фронтом все еще надеялся на успех операции. 38-й армии была поставлена частная задача по освобож­дению деревни Ольховатка.

Наступательные действия 40-й армии почти прекратились. Фашисты непрерывно контратаковали при поддержке мощного артиллерийского и минометного огня. За светлое время отмечалось до 200 самолетовыле­тов вражеской авиации. Основное внимание командующего фронтом было сосредоточено на наступательных действиях 38-й армии. Директивой командующего фронтом № 000 на 19 сентября назначалось продолжение наступления. В этот день ударная группа 38-й армии в 13.00 перешла в наступление, но, как и в предыдущих боях, встретила хорошо организованный огонь противника.

Атаки ударной группы 60-й армии были безуспешны, части вели огневой бой на прежних рубежах. 40-я армия весь день 20 сентября подвергалась массированным ударам с воздуха, особенно в районе Чижовского плацдарма и переправ через реку Воронеж. В течение светлого времени дня отмечались действия свыше 150 самолетов противника, среди кото­рых действовали 42 пикирующих бомбардировщика, появившиеся впер­вые. Авиация врага действовала без прикрытия своих истребителей.

21 сентября 1942 г. 38-я и 60-я армии вели бой на прежних рубежах. 40-я армия подвергалась непрерывному обстрелу артиллерийско-минометным огнем, авиация бомбила Чижевский плацдарм и переправы через реку Воронеж. 22 сентября 1942 г. на участке 38-й армии немцы в 11.30 силами до полка пехоты атаковали 240-ю дивизию. Контратака была отбита. Были уничтожены 100 солдат и офицеров и 3 танка противника.

По указанию Н. Ф. Ватутина 60-я армия перешла к обороне(2сен­тября на участке 40-й армии в 11.30 после огневого налета фашисты вне­запно перешли в наступление на кирпичный завод с направления Розари­ум Зелентреста и Военный городок, силами до батальона с танками. В на­правлении пятиэтажной школы свыше двух батальонов с танками, психи­атрическая больница - силою до полка с танками. На всех направлениях наступление поддерживали свыше 60 танков. Войска ударной группиров­ки 40-й армии отбросили атакующие части врага и вынудили их к отходу в исходное положение. В 14.00 противник повторил массированный удар с воздуха и возобновил наступление. В все атаки были отбиты. В 18 часов группами бомбардировщиков противник нанес третий массирован­ный удар с воздуха ив 18.30 вновь начал наступление на кирпичный завод и пятиэтажную школу. К 20.00 атаки были отражены.

23-24 сентября 1942 г. части 38-й армии продолжали наступательные действия. За период боев с 20 по 24 сентября части ударной группировки 38-й армии потеряли 4800 человек убитыми и раненными (2сентяб­ря 40-я армия подвергалась массированным ударам вражеской авиации.

На участке 60-й армии 24 сентября проводилась частная операция в районе села Губарево. В ночь на 24 сентября 232-я стрелковая дивизия полностью переправилась на западный берег реки Дон и в 6.30 перешла в наступление на Губарево. В результате боя дивизия овладела камено­ломнями на северной опушке леса у Губарево. Фашисты, подтянув ре­зервы, сумели остановить ее дальнейшее продвижение. В период с 25 по 29 сентября 60-я армия продолжала оборонительные бои. 232-я стрелковая дивизия также перешла к обороне. С 27 сентября активных боевых действий на участке 40-й армии не было.

На участке 6-й армии наступать не могла и вела бои за удержание плацдармов. 7 сентября был оставлен Коротоякский плацдарм (22).

28 сентября Ставка предложила командованию Воронежского «1. В ближайшее время ни на севере, ни на юге фронта никаких наступательных операций не проводить, войскам предоставить возможность отдыха и принять все меры к прочному закреплению занимаемых рубежей» (23).

28 и 29 сентября противник боевых действий не вел и перешел к обороне65. Однако командующий фронтом все еще надеялся добиться хотя бы частного успеха в полосе действий 38-й армии. С 30 сентября – 4 октября ударная группа 38-й армии, усиленная 161-й стрелковой дивизией и 7-й истребительной бригадой, возобновила наступательные действия по выполнению прежней задачи. К сожалению, продвинуться вперед частям не удалось.
В итоге наступательной операции только 40-я армия за время боев с 15 сентября по 3 октября понесла потери: убито и умерло за этапы санитарной эвакуации - 3440 человек, ранено и контужено — 7383, заболело с эвакуацией — 252 человека, пропало без вести - 940 человек, по другим причинам - 34 человека. Всего потерь - 17078 человек (24).


Сообщение отредактировал никон 2014: 09 July 2015 - 21:32

  • 0

#15 никон 2014

никон 2014

    Старшiй Унтеръ-Офицеръ

  • Пользователи
  • 461 сообщений
  • Город:Герой Воронеж

Отправлено 01 July 2015 - 02:10

Наступление 38-й армии по правому берегу реки Дон на Гвоздевку-Губарево-Семилуки из района Чуриково--Гнездилово начавшееся 15 сентября 1942 г. долгое время либо вообще не упоминалось, либо вскользь двумя словами. Не любили советские полководцы делится воспоминаниями о летних боях за Воронеж, а ведь это были не какие то частные эпизоды, а крупномасштабные операции четырех общевойсковых армий (6-й, 40-й, 60-й и 38-й), десятка танковых корпусов (1-й ,7-й, 11-й, 17-й, 18-й, 24-й, 25-й) и отдельных танковых бригад Воронежского и Брянского фронтов при поддержке 2-й и 15-й воздушных армий проводившиеся почти без перерывов в июле, августе, сентябре и октябре 1942 г. с целью уничтожить воронежскую группировку врага и очистить от противника междуречье Воронежа и Дона. Крупные фронтовые операции следовали одна за другой, результат конечно был, но не тот на который рассчитывало советское командование. Слишком силен был враг и слишком слабы были силы наступавших. Измотанные в двухмесячных боях войска не смогли полностью разгромить хорошо укрепившегося противника. Подразделения 38-й армии взломали немецкую оборону, освободили деревню Гнездилово и продвинулись на восемь километров до н.п. Ольховатка, именно опорный пункт немцев в Ольховатке не позволял нашим войскам выйти в тыл частям противника стоявшим по западному берегу реки Дон, окружить их, уничтожить и развивая наступление достичь н.п. Русская Гвоздевка и Медвежье, разгромить стоявших в обороне на этом рубеже гитлеровцев, продвинуться дальше и выйти на подступы к городу Семилуки, н.п. Губарево и Ендовище, очистив весь правый берег Дона,до Семилук, от врага. Ольховатка, маленькая деревенька полуживая из десятка саманных домиков с соломенными крышами стоящая неподалеку от реки Дон напротив села Новоживотинное в 28-ми километрах от Воронежа стала для наступавших частей непреодолимым препятствием. Фашисты создали здесь глубоко эшелонированную оборону, маленькую деревушку превратили в настоящую крепость, немцы прекрасно понимали, что будет означать для них потеря этого населенного пункта. Кровопролитнейшие бои шли более двадцати дней, деревня многократно переходила из рук в руки, потери с обеих сторон были колоссальные. Лично командующий фронтом Ватутин приказал во что бы то ни стало освободить Ольховатку и уничтожить находившиеся в этом районе войска противника. Ежедневно новые полки и батальоны наступая буквально по трупам своих товарищей штурмовали Ольховатку, но без успеха. Взломать оборону нацистов так и не удалось. В сентябрьских и октябрьских сражениях за Ольховатку и несколько близлежащих деревенек и лесков погибли многие тысячи советских воинов. К сожалению об их подвиге не написано нигде и ничего. Ни в краеведческой литературе, ни в военной. Удивительно, но даже в самом населенном пункте за который шли кровопролитнейшие бои и погибли тысячи, а может десятки тысяч воинов 38-й армии, нет ни памятника ни обелиска.


Материалы из рукописи книги «Враг остановлен» капитана 1 ранга, кандидата исторических наук, доцента, академика Петровской академии наук и искусств Анатолия Тихоновича Березнева.

"38-я армия передана в состав Воронежского фронта. 30 августа 1942 года Ставка ВГК приказала:

«1. Передать в состав Воронежского фронта 38-ю армию в составе 167, 237, 240, 340 стрелковых дивизий, 104, 248, 250, 229 и 253-й стрелковых бригад, 8 кавалерийского корпуса в полном составе, 96, 86, 150 танковые бригады, 1112, 396, 611, 1241, 1244 артиллерийские полки, 148-й миномётный полк, 399 зенитную артиллерийскую дивизию, 66-й гвардейский миномётный полк, 1288 артполк ПВО со всеми армейскими тыловыми частями и учреждениями, со всей материальной частью, вооружением и запасами.

2. Передачу закончить ко 2 сентября 1942 года.

3. Разгранлинию между Брянским и Воронежским фронтами установить: Мичуринск, Доброе, Водопьяново, Долгоруково, Казинка — все пункты, кроме Казинки, для Брянского фронта. Станция Мичуринск — общего пользования.

4. Обязать командующего Брянским фронтом в районе Долгоруково иметь 106-ю стрелковую бригаду и 2-ю истребительную дивизию для обеспечения стыка фронтов.

Заместитель Верховного Главнокомандующего Г. К. Жуков». (ЦАМО.Ф.48 а. Оп.3408.Д.72.Л.169.).

Уже 1 сентября 38-я армия получила приказ готовить наступательные действия в южном направлении вдоль правого берега Дона с целью выйти в тыл воронежской группировки противника. В это время 40-я и 60-я армии должны были окружить и уничтожить противника в районе Воронежа. Для этой наступательной операции фронт получил из резерва Ставки четыре дивизии.

3 сентября в Оперативной сводке Генерального штаба РККА №246 говорилось: «38-я армия к исходу 2.09 занимала положение: 8-й кавалерийский корпус — 55-я кавалерийская дивизия оборонялась на рубеже Козинка, Тербуны-2, Покровка; 112-я кавалерийская дивизия занимала оборону на рубеже высот 236,1, 224,2 (4 км северо-западнее Хрущёво); 21-я кавалерийская дивизия сосредоточена в районе Бурдино, Дубровское, лес (3 км юго-восточнее хутора Березовка); 248-я стрелковая бригада обороняла рубеж: высота 224,2, северо-восточная окраина Ивановки, Хрущёво; 240-я стрелковая дивизия с 86 танковой бригадой занимали оборону: лес (2 км восточнее Ивановки), высота 218,7, лес (2 км южнее Перекоповки); 237-я стрелковая дивизия с 96 танковой бригадой оборонялась на рубеже колхоз (1,5 км южнее Озёрок) северные скаты высоты 213,8 (4 км юго-западнее Ломово); 86-я танковая бригада сосредоточена в районе Перекоповка; 90 танковая бригада сосредоточена в районе Озёрки; 340-я стрелковая дивизия с 250-й стрелковой бригадой занимала оборону в районе Долгое, Муравьёвка, Лукино, 104-я стрелковая бригада сосредоточена в районе рощи (2 км северо-западнее Нижней Верейки), Фомино-Негачёвка». (ЦАМО.Ф.28.Оп.1072.Д 481 з.Л.25-26).

6 сентября 104-я отдельная стрелковая бригада отведена в район Фомино-Негачёвки. На следующий день полк 240-й стрелковой дивизии занял оборону южнее Фомино-Негачёвки. 253-я стрелковая бригада расположилась во втором эшелоне у этого села. 229-я стрелковая бригада сосредоточилась у Крещенки.

7 сентября командующему Воронежским фронтом Ставка приказала перебросить под Сталинград 4 стрелковые дивизии, которые фронт только что получил. Несмотря на это, командующий фронтом операцию не отменил и решил проводить её своими силами. 9 сентября 21-я кавалерийская дивизия сосредоточилась в районе Крещенки, а 229-я стрелковая бригада ночью пешим порядком направлена в Хлевное для отправки в 40-ю армию Воронежского фронта.

15 сентября части 38-й армии перешли в наступление своим левым флангом. Оно сопровождалось контратаками противника и продолжалось до конца месяца. В какие-то дни наступление немцы останавливали. Происходила перегруппировка сил, усиленная разведка, и на следующий день всё повторялось снова.

Противник в полосу прорыва армии на левом фланге направил пехотную дивизию. В районе Ольховатки, где наметился прорыв, немцы окружили наш полк и почти полностью его уничтожили. Часть красноармейцев оказалась в плену.

16 и 17 сентября советские войска вели упорные бои. Причём 17 сентября фашисты перешли в контратаки. Так, против частей 167-й стрелковой дивизии, оборонявшей хутор Мокрый, пошли в наступление два немецких батальона, поддержанные 5-ю танками. Атака противника была отбита. На поле боя остались все танки, горевшие дымными кострами, и почти двести пятьдесят трупов.

19 сентября Н. Ф. Ватутин приказал командующему 38-й армией наступать на Ольховатку и освободить её. Однако в течение девяти дней непрерывных боёв удалось взять деревню Гнездилово, а дальше продвинуться наши войска не смогли.

28 сентября Ставка потребовала от Н. Ф. Ватутина «в ближайшее время ни на севере, ни на юге фронта никаких наступательных операций не проводить, войскам предоставить возможность отдыха и принять все меры к прочному закреплению занимаемых рубежей», а также вывести в резерв Ставки четыре стрелковые дивизии 17-го и 24-го танковых корпусов. (ЦАМО.Ф.48.Оп.3408.Д.72.Л.216) Готовилось мощное контрнаступление под Сталинградом. Для Николая Фёдоровича, которого на фронте прозвали «генералом от наступления», этот приказ был явно не по душе."




ИЗВЛЕЧЕНИЕ ИЗ ОПЕРАТИВНЫХ СВОДОК ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА КРАСНОЙ АРМИИ
Воронежский фронт.


на 08.00 15.09.42
-----------------
38-я, 60-я и 40-я армии продолжали занимать и укреплять прежние позиции. Артиллерийским огнем за 14.9 уничтожено 6 дзотов и до батальона пехоты противника.
6-я армия. Части 25 гв. сд с 13.30 14.9 вели напряженные бои с перешедшей в наступление 168 пд немцев при поддержке 60-70 танков из района Сторожевое 1-е в направлении района Титчиха.
Организованным огнем артиллерии, минометов, "РС" и действиями нашей авиации атака противника была отбита. Противник отброшен в исходное положение. Уничтожено до 1000 солдат, офицеров и 7 танков противника.
160 сд частью сил с утра 14.9 вела бой за овладение районом выс. 160,2, но успеха не имела.
1 иптбр переправилась на зап. берег р. Дон и сосредоточилась в лесу зап. нп Титчиха.

на 08.00 16.09.42
-----------------
38-я армия левофланговыми частями с утра 15.9 перешла в наступление с рубежа Чуриково-Вериловка в южном направлении.
167 сд, уничтожив в районе Каверья и сев.-вост. Рубцово до 16 дзотов противника, к 21.00 вышла на рубеж 800 м южн. пункта Верейские выс. -0,5 км вост. Рубцово-1 км вост. выс. 172,1.
253 сбр в 13.00 овладела безымянными высотами, что сев.-вост. нп Скляево 4-е и левым флангом вышла в район 0,5 км сев. нп Скляево 5-е.
104 сбр к исходу дня вышла на рубеж (иск.) выс. 166,6- 1 км сев.-зап. нп Ольховатка.
240 сд овладела безымянными высотами вост. пункта Мокрый и сев. частью нп Гнездилово.
Противник, оказывая сопротивление, мелкими группами отходил в южном и юго-восточном направлениях.
Частями армии захвачено 14 пленных.

на 08.00 17.09.42
-----------------
38-я армия частями ударной группы с 6.00 16.9 продолжала вести наступательные бои на своем левом фланге.
240 сд во взаимодействии с 104 сбр при поддержке 150 и 86 тбр к 17.20 16.9 овладела нп Ольховатка, продолжая наступление в южном направлении.
167 сд и 253 сбр в течение дня 16.9 вели огневой бой на прежних рубежах.
По неполным данным, за 15.9 и первую половину дня 16.9 в боях частями армии уничтожено до 3 батальонов пехоты противника, разрушено 16 дзотов, захвачено 9 орудий, 14 пулеметов, 2 рации, 6 грузовых машин и взято в плен 34 солдата.

на 08.00 18.09.42
-----------------
38-я армия силами ударной группы продолжала вести наступательные бои, но, встретив сильное огневое сопротивление и контратаки противника, успеха не имела.
167 сд и 253 сбр вели бой у вост. окраины нп Рубцово, сев. окраины нп Скляево 4-е и у сев.-зап. окраины нп Скляево 5-е.
104 сбр, отразив контратаку противника силою до роты пехоты, вела бой перед сев.-вост. окраиной нп Скляево 5-е и в лощине, что в 1 км сев.-зап. нп Ольховатка. Уничтожено 18 дзотов и захвачено 1 миномет, 1 зенитная установка, 4 тяжелых пулемета, 4 автомата и 25 винтовок противника.
240 сд, 150 и 86 тбр к исходу дня 17.9 вели бои в районе Ольховатка, отразив две контратаки противника - первая силою до пп с танками и вторая силою до двух пп с танками. Уничтожено до 4 батальонов пехоты и около 13 танков противника.
Под давлением противника наши части оставили нп Ольховатка.

на 08.00 19.09.42
-----------------
38-я армия частью сил вела напряженный бой с контратакующим противником в районе Ольховатка; на остальных участках фронта вела огневой бой на прежних рубежах.
167 сд и 253 сбр закреплялись на достигнутых рубежах, отражали атаки мелких групп противника и вели разведку.
240 сд с 7.00 до 18.00 18.9 отразила пять контратак противника силою от батальона до двух батальонов пехоты с танками и к исходу 18.9 занимала оборону на рубеже 500 м сев. нп Ольховатка-южн. окр. Гнездилово.

на 08.00 20.09.42
-----------------
38-я армия частями ударной группы в 16.00 19.9 возобновила наступление.
167 сд наступала в направлении Рубцово, медленно продвигаясь вперед. В 16.30 части дивизии отбили контратаку противника с направления Рубцово.
104 сбр наступала в направлении нп Ольховатка. Результаты наступления бригады уточняются.
250 сбр сосредоточена в районе Ниж. Верейка.
В положении остальных частей армии изменений не произошло.
Частями армии за период с 15 по 17.9 уничтожено до 3350 солдат и офицеров противника, рассеяно и частично истреблено до 10 рот пехоты, уничтожено 5 минометных и 3 артиллерийские батареи, 26 орудий, 8 танков, одна бронемашина и 5 автомашин противника. Взято 60 пленных. Захвачено 2 орудия, 13 минометов, 46 пулеметов, 16 автоматов, 70 винтовок и другое военное имущество противника.


на 08.00 21.09.42
-----------------
38-я армия частями ударной группы с 13.00 20.9 вела наступательные бои в прежних районах, но успеха не добилась.
167 сд отбила четыре контратаки противника силою до батальона каждая.
Уничтожено свыше роты солдат и офицеров, захвачено в плен 7 человек.

на 08.00 22.09.42
-----------------
38-я армия частями ударной группы продолжала вести наступательные бои на участке Рубцово-Ольховатка.
На участке 237 сд в 11.30 21.9 отбита атака противника силою до роты пехоты на выс. 218,7 (2 км юго-вост. Хрущево).
240 сд с 11.30 21.9 вела бой за овладение района Ольховатке. В 15.00 в Ольховатка высажен танковый десант, который вел уличные бои в этом населенном пункте.
Подвижная группа (150 тбр и 21 кд) в 15.00 21.9 перешла в наступление в направлении нп Ольховатка. Данных о ее положении к исходу дня не поступало.

на 08.00 23.09.42
-----------------
38-я армия частями ударной группы в 14.00 22.9 возобновила наступление в направлении нп Ольховатка, но, встретив сильное огневое сопротивление противника, к исходу дня вела бои на прежних рубежах.

на 08.00 24.09.42
-----------------
38-я армия на левом фланге закреплялась на занимаемых позициях и отражала контратаки противника в районе Ольховатка.
104 сбр отразила атаку противника силою до батальона пехоты с танками.
Части 240 сд в течение дня 23.9 отбили три атаки противника силою до батальона пехоты с танками каждая из района Ольховатка. Уничтожено до 400 солдат и офицеров противника.

на 08.00 25.09.42
-----------------
38-я армия частями ударной группы в 14.00 24.9 возобновила наступление в направлении нп Ольховатка, но, встретив сильное огневое сопротивление противника, к исходу дня вела бои на прежних рубежах.
240 сд отбила контратаку противника силою до полка пехоты и к 20.00 24.9 полностью очистила от автоматчиков рощу сев.-вост. нп Ольховатка.

на 08.00 26.09.42
-----------------
38-я армия частями ударной группы в 14.30 25.9 пыталась возобновить наступление в районах Рубцово, Ольховатка, но, встретив упорное сопротивление противника, успеха не имела и вела огневой бой, оставаясь на прежних рубежах.
18 тк и 21 кд сосредоточились в районе Мокрый.

на 08.00 27.09.42
-----------------
38-я армия частями ударной группы в 12.00 26.9 пыталась возобновить наступление в районе Ольховатка, но, встретив упорное сопротивление противника, успеха не имела и вела огневой бой на прежних рубежах.
В результате полного очищения рощи "Редкая" (2 км сев.-зап. Рубцово) от автоматчиков противника установлено, что противник оставил в этой роще 1673 трупа, 3 орудия, 6 минометов, 18 автомашин, 129 автоматов, несколько тысяч патронов и мин.

на 08.00 28.09.42
-----------------
38-я армия частями ударной группы продолжала вести наступательные бои на участке Рубцово-Ольховатка.
21 кд вела бой в окопах противника на высотах в 2 км сев.-вост. нп Хвощеватка.
В положении остальных частей армии существенных изменений не произошло.
Частями армии уничтожено свыше 200 солдат и офицеров противника. Захвачено 1 орудие, 5 минометов, 6 пулеметов и 159 винтовок противника.

на 08.00 29.09.42
-----------------
38-я армия в течение 28.9 закреплялась на занимаемых позициях, частью сил отбивала попытки противника вести разведку.

на 08.00 30.09.42
-----------------
38-я армия частью сил вела бои местного значения в районах Ивановка и Ольховатка.
3 разведгруппы из состава 248 сбр вели бои в окопах и траншеях противника на сев. окраине нп Ивановка. Уничтожено свыше 250 немцев.
104 сбр закреплялась на занимаемом рубеже. Огнем зенитных пулеметов бригады сбит самолет противника Хе-111.
Части 240 сд вели огневой бой на прежнем рубеже. Уничтожено до двух рот пехоты противника.
Подразделения 17 кп 21 кд отразили атаку противника силою до роты пехоты из района юж. окраины нп Ольховатка, полностью уничтожив эту роту.
Положение остальных частей армии оставалось без изменений.

на 08.00 01.10.42
-----------------
38-я армия частями ударной группы с 6.40 30.9 пыталась возобновить наступление на фронте Рубцово-Ольховка, но, встретив сильное огневое сопротивление противника, существенных результатов не добилась и к исходу дня вела бои на прежних рубежах.

на 08.00 02.10.42
-----------------
38-я армия, занимая прежние позиции, вела огневой бой на участке Ивановка, Рубцово-Ольховатка.
161 сд с 180 тбр вышла к переднему краю обороны противника и закреплялась в районе 3 км сев. нп Хвощеватка.

на 08.00 03.10.42
-----------------
38-я армия левофланговыми частями с 13.30 2.10 возобновила наступление.
67 кп 21 кд с танковым десантом (30 танков Т-34) вышел на южн. окраину нп Ольховатка и вел бой за этот населенный пункт.
17 кп вел бой на юго-вост. окраине нп Ольховатка.

на 08.00 04.10.42
-----------------
38-я армия на левом фланге частью сил продолжала вести наступательные бои в районе Ольховатка.
Части 104 и 250 сбр вели упорные бои на сев.-зап. и сев.-вост. окраинах нп Ольховатка.
Батальон 86 тбр с танковым десантом из состава подразделений 67 кп вел ожесточенные бои на южн. окраине нп Ольховатка, отразив до шести контратак противника. Уничтожено 450 солдат и офицеров противника. Подбито 11 и уничтожено 6 танков противника.
На участке 7 иптбр отбита атака противника силою до роты пехоты из района рощи сев. нп Хвощеватка.

на 08.00 05.10.42
-----------------
38-я армия в течение 4.10 закрепилась на достигнутых рубежах. В положении частей армии изменений не произошло.

на 08.00 06.10.42
-----------------
38-я армия продолжала занимать прежние позиции, укрепляла их и вела разведку.
На участке 167 сд отбита попытка противника силою до двух взводов вести разведку. Уничтожено до 20 солдат противника.

на 08.00 07.10.42
-----------------
38-я армия продолжала занимать прежние позиции, укрепляла их, вела разведку и производила частичную перегруппировку сил.
253 сбр в ночь на 6.10 передала участок обороны частям 167 сд и сосредоточилась в районе Крещенка.
240 сд, передав участок обороны частям 161 сд, в ночь на 6.10 сосредоточилась в районе Прибытково.
21 кд с утра 6.10 находилась на марше в район Углянец.

на 08.00 08.10.42
-----------------
38-я армия оставалась на прежних позициях и производила частичную перегруппировку сил.
240 сд сосредоточилась в районе Вислая Поляна-лес южн. этого пункта-Большая Поляна.
253 сбр сосредоточилась в районе юго-вост. окраины нп Тербуны 2-е.
21 кд сосредоточена в районе Углянец.
Положение остальных частей армии оставалось без изменений.

на 08.00 09.10.42
-----------------
38-я армия занимала прежнее положение.
104 сбр и 7 иптбр к утру 8.10 сосредоточились в районе Крещенка-Фомино - Негачевка.
250 сбр приступила к передвижению в новый район.

на 08.00 10.10.42
-----------------
38-я армия оставалась на прежних позициях и производила частичную перегруппировку сил.
240 сд и части 55 кд занимали оборону на рубеже (иск.) Солдатское - (иск.) вост. окр. нп Козинка-зап. часть нп Тербуны 2-е.
253 сбр сменила части 112 кд и обороняла рубеж выс. 236,1-выс. 224,2 (5 км зап. нп Хрущево).

на 08.00 11.10.42
-----------------
38-я армия обороняла занимаемые позиции, вела артиллерийско-минометную перестрелку и производила частичную перегруппировку сил.
8 кк после ночного марша к утру 10.10 сосредоточен на дневку в районах:
112 кд - Верх. Колыбелька, Трещевка;
55 кд - Колабино, Замятино;
21 кд в 18.30 10.10 выступила из района Вертиловка-Песковатка в новый район.

на 08.00 12.10.42
-----------------
38-я армия производила частичную перегруппировку сил.
86 тбр сосредоточена в районе рощи, что юго-вост. нп Седелки.
150 тбр сосредоточена в районе Ниж. Ломовец - роща юго-вост. этого пункта.
8 кк с 5.00 11.10 находился на дневке в районе Воробьевка-Воронежская Лозовка-Трухачевка. С 18.30 11.10 корпус продолжал совершать марш.
Положение остальных частей армии оставалось без изменений.

на 08.00 13.10.42
-----------------
38-я, 60-я, 40-я армии продолжали удерживать прежние позиции.

на 08.00 14.10.42
-----------------
38, 60 и 40-я армии занимали прежние позиции и укрепляли их.

Сообщение отредактировал никон 2014: 09 July 2015 - 11:03

  • 0

#16 никон 2014

никон 2014

    Старшiй Унтеръ-Офицеръ

  • Пользователи
  • 461 сообщений
  • Город:Герой Воронеж

Отправлено 01 July 2015 - 02:29

...
  • 0

#17 никон 2014

никон 2014

    Старшiй Унтеръ-Офицеръ

  • Пользователи
  • 461 сообщений
  • Город:Герой Воронеж

Отправлено 01 July 2015 - 02:32

Из сообщения Совинформбюро от 25 января 1943 года: «25 января войска Воронежского фронта, перейдя в наступление в районе Воронежа, опрокинули части немцев и полностью овладели городом Воронеж. …Количество пленных, взятых под Воронежем, к исходу 24 января увеличилось на 11 000 солдат и офицеров. Таким образом, общее количество пленных, взятых в районе Воронежского фронта, дошло до 75 000 солдат и офицеров».



Освобождение Воронежа.

15 декабря 1942 года началась одна из самых крупных битв в истории Воронежского сражения, и всей Великой Отечественной, операция по освобождению Воронежа от нацистских оккупантов. Одна из лучших операций Красной Армии, в результате успешного завершения которой за короткое время были освобождены Воронежская, Курская, значительная часть Белгородской и часть Орловской области, разгромлены и почти полностью уничтожены венгерская королевская армия и итальянский экспедиционный корпус, 2-я немецкая армия и некоторые румынские части. Операция по уничтожению Воронежской группировки врага проходила в несколько этапов, без успешного проведения каждого из которых было бы невозможно решить главную задачу--окружить и уничтожить врага на Воронежском плацдарме, освободить город Воронеж и преследуя остатки разгромленных фашистских армий изгнать гитлеровцев из Курска, Белгорода и Харькова. Многочисленные неудачные попытки в течение почти всего лета и осени 1942 г. окружить гитлеровцев в районе Воронежа и штурмовать сам город убедили командование в невозможности решить задачу таким образом. Верховным Главнокомандованием было принято единственно правильное решение о проведении операции в три этапа, последовательно и без оперативной паузы уничтожая по частям вражеские войска разгромить группу армий "Б". Наступать на хорошо укрепившегося противника в лоб, который в течение семи месяцев ежедневно улучшал и совершенствовал оборону, не лишив его возможности перебрасывать резервы, тем более в условиях зимы было бы безумием. Немцы заминировали тысячи квадратных километров перед своими оборонительными укреплениями, находясь на высоком правом берегу с которого отлично просматривалась и простреливалась вся пойма они были почти неуязвимы. Бугры донские меловые правобережные почти вертикальные на которые просто взобраться то очень сложно, а на некоторые вообще невозможно, немцы облили водой превратив в ледяные горки. Глубокий снег и лютый мороз делали еще более нереальным решение задачи. Единственным местом где взломать оборону врага было возможно, кантемировский участок. Противник не успел создать серьезных укреплений на этой линии после Сталинградской операции "Кольцо", к тому же здесь в обороне стояли итальянские и румынские подразделения, боеспособные слабо. Операция началась 15-го декабря силами 6-й армии Воронежского фронта при поддержке Юго-Западного фронта прорывом вражеской обороны под Дерезовкой и Новой Калитвой и завершилась в скором времени успешно разгромом итальянских и румынских войск. В результате проведения Кантемировской операции которая являлась вспомогательной для операции "Малый Сатурн" и первой в череде трех последовательных операций по ликвидации Воронежского плацдарма врага и освобождению Воронежа, был освобожден г. Кантемировка, значительные территории Воронежской и часть Волгоградской областей. Следующим этапом операции по освобождению Воронежа стала Острогожско--Россошанская операция в результате которой были разгромлены остатки итальянской армии и немалая часть венгерской. Территория контролируемая немцами в районе Воронежа значительно сузилась, ширина образовавшейся в результате двух предыдущих операций, дуги, была чуть более ста километров, что создало условия для окончательного разгрома Воронежской группировки врага и освобождения г.Воронеж. Над почти всей 2-й немецкой армией и части сил 2-й венгерской армии нависла угроза окружения. Поняв это, противник стал отводить свои войска из Воронежского выступа, который мог в ближайшие дни превратиться в Воронежский котел.


Острогожско-Россошанская и Воронежско-Касторенская операции.

В ходе наступления под Сталинградом и Кантемировской операции советские войска отбросили противника от Волги до Дона. К исходу 12 января войска Воронежского фронта (генерал-лейтенант, с 19.01.1943 г. генерал-полковник Ф.И. Голиков) в составе 38, 60-й и 40-й общевойсковых. 3-й танковой и 2-й воздушной армий, 18-го отдельного стрелкового. 4-го танкового и 7-го кавалерийского корпусов занимали рубеж Козинка, Подгорное, река Воронеж и далее по левому берегу Дона до Новой Калитвы. 20 км западнее Кантемировки, удерживая плацдармы на правом берегу Дона в районах 1-е Сторожевое и Щучье.

Северо-западнее Воронежского фронта действовала 13-я армия (генерал-майор, с 14.02.1943 г. генерал-лейтенант Н.П. Пухов) Брянского фронта, а южнее — 6-я армия (генерал-лейтенант Ф.М. Харитонов) Юго-Западного фронта. Всего в составе группировки советских войск на Верхнем Дону с учётом части сил Брянского и Юго-Западного фронтов имелось 398 тысяч человек, 6160 орудий и миномётов. 1060 танков и САУ. 208 боевых самолётов. Ей противостояли основные силы немецко-фашистской группы армий «Б» (генерал­полковник, с 1.02.1943 г. генерал -фельдмаршал М. Вейхс): 2-я немецкая. 2-я венгерская армии, часть сил 8-й итальянской армии, поддерживаемые авиацией командования ВВС «Дон» и частью сил 4-го воздушного флота. — всего 430 тысяч человек, 3350 орудий и миномётов, 360 танков и штурмовых орудий, около 300 боевых самолётов. Более двух третей неприятельских сил и все его танки действовали перел Воронежским фронтом.

Оборонительные позиции перед ле­вым крылом Брянского фронта и перед Воронежским фронтом противник совершенствовал в течение шести месяцев. Тактическая зона обороны состояла из двух полос. Глубина основной полосы достигала 6—8 км. Наиболее развита оборона была непосредственно в районе города Воронеж и перед сторожевским и щучьинеким плацдармами. Другая полоса обороны была подготовлена на удалении 12—20 км от переднего края основной полосы и состояла из одной, местами из двух прерывистых траншей, окопов и отдельных опорных пунктов, оборудованных на господствующих высотах и в населённых пунктах.

Перед 6-й армией Юго-Западного фронта войска противника, ослаблен­ные в ходе декабрьских боёв, не успели создать прочной обороны. Она состояла только из одной оборонительной полосы. Кроме того, советские войска на этом направлении занимали выгодное положение, позволявшее нанести глубокий охватывающий удар во фланг и тыл группировке врага, оборонявшейся на Дону, южнее Воронежа. Моральное состояние противника после разгрома под Сталинградом резко упало. Дезертирство, например, в венгерской армии приняло значительные размеры. Иногда сдавались в плен не только отдельные группы солдат, но и целые подразделения.

По замыслу операции войска Воронежского фронта во взаимодействии с фланговыми армиями Брянского и Юго-Западного фронтов вначале должны были последовательно разгромить острогожско-россошанскую и воронежско-касторненскую группировки врага и, используя образовавшуюся в его обороне брешь, нанести удары на Харьков, а затем на Полтаву. Операция готовилась около трех недель. Координацию действий фронтов осуществляли прибывшие в их расположение представители Ставки ВГК — генерал армии Г.К. Жуков и генерал-полковник A.M. Василевский.

Командование Воронежского фронта приняло смелое решение: за счёт ослабления второстепенных участков создать мощные ударные группировки в полосе наступления 40-н и 3-й танковой армий. Такое решение основывалось на подробных разведданных о положении вражеских войск. В результате принятых мер по маскировке и дезинформации, противник до последнего момента не подозревал о готовившемся широком наступлении советских войск. Но, несмотря на интенсивную и напряжённую подготовку, некоторые мероприятия не удалось завершить в установленные сроки. К началу операции не прибыли из резерва Ставки 4-й танковый корпус, лыжно-стрелковые бригады, некоторые другие соединения и части. В войсках имелось по одному-два боекомплекта боеприпасов вместо трёх — трёх с половиной, предусмотренных планом. В связи с этим для обеспечения 3-й танковой армии пришлось использовать часть материальных средств Юго-Западного фронта.

Острогожско-Россошанская операция началась на рассвете 13 января после артиллерийской подготовки наступлением войск первого эшелона 40-й армии (генерал-лейтенант К.С. Москаленко) со сторожевского плацдарма при поддержке 2-й воздушной армии (генерал-майор авиации К.Н. Смирнов). Главная полоса обороны противника была прорвана на 10-километровом участке. Вражеское командование, израсходовав в течение дня свои тактические резервы, начало перебрасывать сюда часть сит из оперативного резерва с юга.

С утра 14 января советские войска развернули наступление ещё с двух направлений: со щучьинского плацдарма — 18-й и 18-й отдельный стрелковые корпуса; из района населенных пунктов Кантемировка, Талы — 3-я танковая армия (генерал-майор П.С. Рыбалко) и 7-й кавалерийский корпус Воронежского фронта. В тот же день в наступление перешла и 6-я армия Юго-Западного фронта. К исходу 15 января войска 40-й и 3-й танковой армий прорвали оборону врага на всю тактическую глубину и разгромили его четыре дивизии. 18-му стрелковому корпусу не удалось полностью преодолеть вторую полосу вражеской обороны. Противник успел занять её своими резервами и задержал продвижение частей корпуса. Но привлечение резервов противника к участку прорыва 18-го стрелкового корпуса ослабило его оборону, и ударная группировка фронта фланговым ударом успешно выполнила поставленную задачу.

Главные силы 40-й армии и 15-й танковый корпус 3-й танковой армии, развивая наступление по сходящимся направлениям на Алексеевку. вышли к исходу 18 января в район Иловское, Алексеевка и завершили таким образом окружение всей острогожско-россошанской группировки врага.

В этот же период 12-й танковый корпус, наступавший от Россоши на Каменку, вышел в район Карпенково где установил связь с частями 18-го отдельного стрелкового корпуса. К этому времени эти части, преодолев сопротивление резервов противника, вели бои в 8 км северо-восточнее Карпенково. К 19 января советские войска окружили в районе Алексеевка, Валуйки, Россошь крупную группировку противника (13 дивизий) и расчленили её на две крупные изолированные одна от другой части. Первая из них (острогож-ско-алексеевская), состоявшая из ос­татков пяти дивизий, была окружена в районе Острогожск, Алексеевка, Карпенково. При этом три дивизии из этой группы были блокированы нашими войсками в Острогожске, где образовался самостоятельный очаг окружения. Вторая (россошанская) группа, в которой насчитывалось до восьми дивизий, оказалась в районе Сагуны, Россошь, Старая Калитва. К моменту завершения окружения противника было уже пленено около 52 тысяч человек и примерно столько же убито и ранено. В период с 19 по 27 января группировки врага были ликвидированы. В ходе Острогожско-Россошанской операции было разгромлено 15 диви­зий и нанесено тяжёлое поражение ещё 6 дивизиям противника, что резко изменило соотношение сил в пользу советских войск. От врага были очищены важные в оперативном отношении железнодорожные участки Лиски — Канте-мировка и Лиски — Валуйки. Войска Воронежского фронта продвинулись на 140 км, создали угрозу тылу воронежско-касторненской группировки противник! и благоприятные условия для наступления на харьковском направлении. Это вынудило немецкое командование начать отвод войск с восточной части воронежского выступа. Чтобы предотвратить их отход из района Воронежа, командующий Воронежским фронтом, по согласованию со Ставкой, решил без оперативной паузы начать Воронежско-Касторненскую операцию, которая проводилась с 24 января по 17 февраля 1943 г.

Замысел операции предусматривал окружение противника в районе Воро­нежа ударами по сходящимся направлениям на Касторное: с севера — 13-й армии (генерал-майор Н.П. Пухов) и юга — 40-й армии, с одновременным рассечением вражеской группировки встречными ударами: с северо-востока — 38-й армии (генерал-лейтенант Н.Е. Чибисов) и юго-востока — 60-й армии (генерал-лейтенант И.Д. Черняховский) в общем направлении на Нижнюю Ведугу.

24 января 40-я армия Воронежского фронта, усиленная 4-м танковым корпусом, неожиданно для противника перешла в наступление в общем направлении на Касторное. Наибольшего успеха добился 4-й танковый корпус, который к исходу дня прорвался в расположение врага на глубину до 16 км, 25 января в результате удачного манёвра корпус овладел районным центром Горшечное, но вынужден был остановиться, так как из-за снежных заносов не подошли автозаправщики и танки оказались без горючего. Опасаясь окружения войск в районе Воронежа, немецкое командование начало их отвод за Дон. Передовые части 60-й армии перешли к преследованию противника и 25 января освободили Воронеж.

В тот же день начала наступать 38-я армия. Чтобы задержать советские войска, продвигающиеся к Касторному. немецкое командование перебросило в район Горшечное два пехотных полка, ранее выведенных из боевых порядков с рубежа реки Дон. Одновременно противник ускорил отвод войск, находившихся западнее Воронежа.

26 января, как и предусматриваюсь планом, в наступление перешли войска 13-й армии Брянского фронта, которые за день продвинулись на 6—7 км. 4-й танковый корпус 40-й армии, заправившись горючим, которое ему доставили самолётами, возобновил с рассветом 27 января преследование врага.

К исходу 28 января войска 13-й и 38-й армий и 4-го танкового корпуса вышли в район Касторное. а стрелковые соединения 40-й армии — в район Горшечное и перерезали основные пути отхода воронежско-касторненской группи­ровки противника. В это же время главные силы 13-й армии начали развивать наступление в западном направлении. 29 января войска 13. 38-й и 40-й армий заняли Касторное и юго-восточнее его окружили до девяти вражеских дивизий противника. Однако в результате начавшейся подготовки к проведению Харьковской наступательной операции, с внутреннего фронта окружения было снято более половины войск. Борьбу с окруженной группировкой противника, продолжавшей действовать компактно, вели только часть сил 38-й и 40-й армий, а с 7 февраля — только 38-й армии. В результате противник смог прорвать кольцо окружения и начал продвижение тремя группировками в направлении Тим, Обояиь. 9 февраля остатки семи вражеских дивизий соединились в районе Солнцева и к 17 февраля вышли к Обояни.

Сильные удары советских войск, нанесённые на острогожском и касторненском направлениях, привели к разгрому группировки противника на Верхнем Дону и к образованию в его обороне слабо прикрываемой войсками 400-километровой бреши от Ливен до Купянска. Это создало условия для развития наступления на курском и харьковском направлениях. Ещё 21 января A.M. Василевский и военный совет Воронежского фронта представили в Ставку соображения о дальнейших действиях на этих направлениях. Ставка согласилась с их предложениями и 23 января поставила фронтам задачу на дальнейшее наступление с целью разгрома немецкой группы армий «Б» и освобождения харьковского промышленного района. 2 февраля началась Харьковская наступательная операция, продолжавшаяся до 3 марта.

Главный удар по-прежнему наносили войска Воронежского фронта, имея задачу завершить разгром группы армий «Б», овладеть Курском. Харьковом, на 15— 20-й день выйти на рубеж Курск. Ракитное. Грайворон. Богодухов. Валки.

2—3 февраля войска Воронежского фронта возобновили наступление, сломили сопротивление противника, овладели Курском (8 февраля), Белгородом (9 февраля), Харьковом (16 февраля). С середины февраля вследствие больших потерь, понесённых в предыдущих боях, перебоев в снабжении и снижения активности авиации из-за большой удалённости аэродромов темпы наступления начали снижаться. Фронт не располагал также резервами. Несмотря на это, в первых числах марта Ставка и фронтовое командование, ошибочно оценив обстановку, потребовали решительного наступления к Днепру. Однако с выходом передовых соединений на подступы к Сумам и Полтаве обстановка южнее Харькова резко ухудшилась. Крупная контрударная группировка войск противника создала угрозу прорыва из полосы Юго-Западного фронта во фланг и тыл Воронежского фронта. Стало ясно, что в условиях весенней распутицы без надёжной авиационной поддержки наступление следует приостановить. Войска перешли к обороне на достигнутом к 3 марта рубеже восточнее линии Рыльск, Суджа, Лебедин, Змиев, сосредоточив усилия на отражении контрнаступления врата. 13-я армия Брянского фронта овладела городами Фатеж (7 февраля), Малоархангельск (23 февраля) и закрепилась северо-западнее реки Свапа.

В Воронежско-Харьковской операции боевые действия велись 50 суток на глу­бину 360—520 км со среднесуточным темпом наступления 7—10 км. Советские войска нанесли группе армий «Б» тяжёлое поражение: 2-я венгерская и 8-я итальянская армии были почти полностью уничтожены; 2-я немецкая армия потеряла основную часть боевой техники. Было разгромлено 26 дивизий врага, взято в плен 86 тысяч солдат и офицеров. Советские войска освободили от оккупантов значительные территории, ряд крупных административных и промышленных цент­ров — Воронеж, Курск, Белгород, Харьков.

Эта операция явилась примером подготовки и проведения последовательных по фронту и глубине фронтовых наступательных операций без оперативных пауз. В ней использовались наиболее эффективные и решительные способы разгрома противника: рассечение его группировок, окружение и уничтожение их по частям. Операция характерна проведением крупных перегруппировок войск в условиях бездорожья, достижением внезапности наступления, чётким взаимодействием видов Вооружённых сил и родов войск. Потери советских войск в операции составили: безвозвратные — около 55,5 тысячи человек, санитарные — свыше 98 тысяч человек.

Однако закрепить достигнутый успех не удалось. Немецкое командование, сосредоточив в районе юго-западнее Харькова мощную группировку в составе 4-й немецкой танковой армии и оперативной группы «Кемпф», 4 марта нанесло контрудар по войскам Воронежского фронта. В результате неудачи в Харьковской оборонительной операции были оставлены Харьков и Белгород. Войска Воронежского фронта, отойдя с боями на 100—150 км, остановили противника на рубеже Краснополье, Белгород, река Северский Донец до Чугуева, образовав южный фас так называемого курского выступа.

Сообщение отредактировал никон 2014: 09 July 2015 - 10:56

  • 0

#18 никон 2014

никон 2014

    Старшiй Унтеръ-Офицеръ

  • Пользователи
  • 461 сообщений
  • Город:Герой Воронеж

Отправлено 25 July 2015 - 20:32

"Итог который немецкому командованию пришлось подвести на этом участке фронта в конце января 1943 г., был поистине тяжелым. За 14 дней русского наступления группа армий "Б" была полностью разгромлена".   ( Бутлар. Мировая война 1939--1945. М., 1957, стр.206.) 

 

 

 

 

На завершающем этапе Воронежского сражения 26 дивизий врага были окружены и уничтожены. Много гитлеровцев попало в плен, еще больше было убито. Нацисты понесли серьезный урон, их возможности  значительно уменьшились. Восполнить потери в людях и технике  понесенные в сражениях под Воронежем и Сталинградом немцы так и не смогли. После Воронежа немецкие войска на востоке навсегда перестали наступать---так писал Гудериан в своих воспоминаниях. Около четырехсот тысяч солдат и офицеров врага нашли свою могилу на нашей земле. Понесли большие потери и защитники города. Почти пол миллиона воинов Красной Армии погибло в сражениях под Воронежем. Большая их часть полегла в боях за сам город. Известный Воронежский поэт А. Жигулин в своих воспоминаниях писал о том что видел в лесах и полях под Воронежем десятки тысяч непогребенных тел защитников города, коими были устланы все окрестности. Защитники города стояли насмерть, но не пропустили врага. К сожалению далеко не все из них похоронены даже спустя более чем семь десятилетий. Я об этом могу говорить не понаслышке. Я один из тех кто начинал поисковое движение в конце 80-х начале 90-х. Более тридцати лет занимаюсь поиском без вести пропавших героев. Был начальником  многих крупных поисковых экспедиций. Более 20 лет провел почти безвыездно в полях, пока не появился в семье малыш, потом получалось пореже выезжать в экспедиции. Всего за тридцать лет организовал и участвовал более чем в двух тысячах экспедиций больших и малых в составе поисковых клубов Воронежа "Бриг" и "Арго". Был членом поисковых клубов  "Бриг" и "Арго" практически с самого начала их организации, то есть с начала 90-х годов.  В результате этой работы только мной лично найдено более полутора тысяч защитников города. К сожалению их имена так и останутся навсегда неизвестными, большинство бойцов и командиров не имели при себе опознавательных медальонов. Лишь у примерно ста были так называемые смертники, небольшие пластиковые футляры с запиской в которой указано имя, фамилия, отчество, адрес проживания и другие данные. Имена этих героев вписаны золотом в историю ратной славы государства на мраморных плитах воинских мемориалов. Дети и внуки защитников города могут теперь по праву гордится своими отцами и дедами, которые стояли насмерть на этих рубежах и остались в своих окопах и артиллерийских капонирах сжимая в руках винтовки, прижав к груди снаряд, навечно. Могут положить на могилку цветы и помянуть в день великой победы и великой скорби. Хотелось бы написать много хороших слов о поисковиках и их не легкой работе очень нужной всему обществу и государству. Эти ребята в счет своего свободного времени и на свои средства ведут эту колоссальную работу, которую должно было проделать государство, но по какой то причине не смогло или не захотело. Миллионы наших отцов--героев сложивших голову на полях сражений Великой Отечественной остались лежать непогребенными. Несмотря на проделанную поисковыми отрядами за тридцать лет колоссальную работу в лесах и оврагах, болотах и на пахотных полях тысячи тысяч воинов погибших во время войны лежат непогребенными и сегодня. Далеко ходить не надо за примером, в центральном городском парке культуры и отдыха и ботаническом городском саду каждый год поисковики находят десятки и сотни бойцов Красной Армии погибших защищая наш город. Присыпанные листвой и поросшие мхом останки героев семьдесят лет лежат непогребенными в самом центре города. Аналогичная картина по всему городу и пригородам. В 1995 году проводилась юбилейная вахта памяти, в которой участвовало несколько десятков человек, членов поискового клуба "Арго" руководителем которого был Роман Евгеньевич Поляков, нам в помощь были приданы курсанты школы милиции, института связи и авиационного училища, всего за несколько дней работы в ЦПКиО "Динамо" нами было найдено несколько десятков бойцов и командиров Красной Армии погибших в июле 42-го при штурме города. Мной лично было найдено в парке и саду в те дни пятеро бойцов, и к сожалению только один медальон с запиской. Хоронить их во время войны было некогда и некому, а после освобождения долгое время было не до того, вернувшиеся жители отстраивали заново родной Воронеж снесенный почти под чистую залпами катюш и артиллерийских орудий, ежедневными бомбежками  и обстрелами. Воронеж был признан одним из самых разрушенных городов Европы и внесен в список пятнадцати подобных. Стоял вопрос о том чтобы не восстанавливать руины, а строить город на новом месте. Не может народ считать себя достойным, пока не погребены герои благодаря подвигу которых все мы живем. Не могут ныне живущие считать себя даже людьми пока их отцы и деды сложившие голову на войне лежат как собаки в канавах и ямах, в парках и лесах непогребенными. Каждому герою отдавшему жизнь за родину и за всех нас, за наше счастливое сегодня, должны быть возданы почести и каждый должен быть погребен на мемориале славы. Их близкие должны иметь возможность прийти и поклонится своим отцам и дедам, должны знать о героическом их подвиге---отец их не сдался, не бежал, не перешел на сторону врага и не предал, а пал смертью храбрых защищая родину. Имена всех защитников Воронежа должны быть выведены золотом на мемориальных плитах. Большую работу проводят поисковики  и по патриотическому воспитанию молодежи, ежегодно десятки тысяч мальчишек и девчонок по всей стране от Черного моря до Балтики участвуют в поисковых мероприятиях,  в экспедициях и всероссийской вахте памяти. Только там, на полях сражений, видя останки своих дедов и прадедов, побывав на передовой прошедшей войны возле дотов и дзотов, блиндажей и стрелковых ячеек, воронок и капониров, они начинают понимать какой была та война на самом деле. Глядя на гильзы в  бруствере окопа, осколки торчащие из деревьев, куски искареженного, разорванного и простреленного металла. Немалый вклад превносят поисковики и в сохранение памяти о войне, почти в каждом городе России 9 мая в день победы поисковики проводят памятные мероприятия, хоронят найденных на полях сражений героев защитников родины, гремит в их честь ружейный салют, звучит траурная музыка. На эти мероприятия приходят тысячи горожан, выступают представители общественности, ветераны. Активисты поискового движения выпускают книги в которых рассказывают о своей работе и о том, что услышали от очевидцев тех событий, местных жителей и ветеранов, увидели сами на полях сражений. Ведь мы по сути являемся теми же самыми очевидцами, нашим глазам под тонким слоем земли открывается та же картина которую видели бойцы Красной Армии. А в некоторых случаях мы видим и можем рассказать о том о чем кроме нас рассказать больше и некому. О героической гибели воинов сложивших свои головы защищая родину, кроме нас бывает рассказать уже некому. Бойцы сражались насмерть и гибли целыми батальонами, полками, дивизиями и мы, бывает, единственные кто знает об их подвиге. Многое, военные археологи могут поведать о той войне. Ведь в блиндажах и траншеях все осталось так как оно было во время войны. Под слоями земли нам открывается вся правда о великой войне. Не книжная, не киношная, не плакатная, а истинная, подлинная, настоящая. Простая лопата в руках военного археолога превращается в машину времени. Снимая слой за слоем землю мы переносимся в иное время и в иной мир. Мы ходим по траншеям по которым ходили наши деды, можем заглянуть в блиндаж или дзот, увидеть как жили и воевали воины Красной Армии, услышать хруст гильз под ногами и звон осколков ссыпающихся с бруствера, увидеть из окопа на передовой войну глазами простого русского солдата. В процессе поисковой работы открываются новые ранее неизвестные факты военной истории. Как пример могу привести сражение под Ольховаткой во время операции по ликвидации Воронежского плацдарма врага в сентябре/октябре 1942 г. ,ни в одной книжке ничего никто не написал в советский период об этих боях. Максимум две--три строчки можно вычитать в краеведческой литературе о том, что войска 38-й армии нанесли удар по правому берегу Дона в направлении Воронежа. И все. Вопросы стали возникать только после того как на полях возле этой и нескольких близлежащих деревушек поисковиками были найдены многие тысячи погибших воинов. Большую пользу приносят и музейному делу поисковые организации -- из найденных артефактов формируются экспозиции музейные по всей стране. Предметы найденные на полях сражений поисковиками заполняют тысячи малых и больших музеев, от школьных и музеев в домах детского творчества до крупных областных и национальных. Немало за время поисковых работ нашими руками приведено в порядок воинских мемориалов и братских могил.  


Сообщение отредактировал никон 2014: 08 August 2015 - 15:04

  • 0

#19 никон 2014

никон 2014

    Старшiй Унтеръ-Офицеръ

  • Пользователи
  • 461 сообщений
  • Город:Герой Воронеж

Отправлено 30 July 2015 - 08:49

Теперь о том, что такое поисковая работа. Поисковая работа делится на несколько этапов -- работа с источниками информации (книги, архивы, население), работа в полях по поиску мест гибели защитников отечества, поиск останков воинов Красной Армии, установление имен по смертным медальонам или каким либо сохранившимся документам, надписям на предметах снаряжения и амуниции, или на личных вещах (ложках, кружках, расческах и т.п) , поиск близких погибших воинов и торжественное захоронение  защитников отечества. Работа эта долгая, кропотливая, тяжелая физически и морально. И не каждому по силам такой труд. Теперь более подробно об всем этом. Прежде чем отправиться в экспедицию к местам сражений необходимо провести большую подготовительную работу. Изучить архивные документы, литературные труды (воспоминания ветеранов, мемуары военачальников, очевидцев), найти участников сражений. Это отнимает немало времени и сил. Следующий этап выезд к местам боев и общение с местными жителями, участниками или очевидцами. Собственно полученные от них сведения и помогают найти в большинстве случаев погибших солдат. Бывает прежде чем найдется человек обладающий какой либо информацией, обойдешь несколько деревней, постучишься чуть ли не в каждую дверь. Времени прошло не мало, из памяти многое стерлось и сведения зачастую носят очень приблизительный характер. Однако именно они помогают определить район поисков. Далее самая многотрудная часть дела, поиск места сражения. На это бывает уходят годы, а то и десятилетия. Тысячи километров по полям и оврагам, лесам и болотам приходиться оттоптать прежде чем будет найдено место где у последней черты сложили свои головы защитники родины. Десятки, а то и сотни разведывательно -- поисковых экспедиций предшествуют проведению Вахты Памяти. По лесам, оврагам, полям, пешочком, осматривая каждую ямку, каждый куст, каждую кочку. По заросшим кустарником колючим чащобам, по пояс в болотной жиже или по колено в грязи.  За свою жизнь я провел несколько тысяч небольших разведывательно -- поисковых экспедиций и несколько десятков крупных в которых участвовало иногда по несколько сотен человек. Большим экспедициям всегда предшествуют малые разведывательно -- поисковые, большая экспедиция это финал работы, когда множество людей иногда из самых разных регионов страны приезжают для того чтобы собрать незахороненых бойцов на очередном найденном поле боя. Немного о том как это происходит. С чего начинается вахта памяти, вахта начинается с прочитанном в книге рассказе участника боев или информации о какой либо боевой операции Великой Отечественной. Бывает, что в литературе указывается предельно точно место сражения -- такая то сторона поселка, такая то опушка леса, такого то названия овраг или дорога, с подробностями, какое расстояние до этой высоты, леса или оврага, с привязкой к координатам и каким либо обьектам. Но такое бывает редко, обычно формулировка расплывчатая -- " в районе", "недалеко от", "на поле", "у леса" и тому подобное. Или вообще ничего кроме скудной информации о том что такая то армия наносила такой то удар в таком то направлении. Все приходиться разыскивать самим, выезжая на места боев где проходило наступление или была линия фронта. По оврагам и лесам, пешочком обходя день за днем всю площадь. Как ни странно казалось бы прошло семь десятков лет, все фортификационные сооружения давно должны затянуться, заплыть, сравняться с землей. А нет, ничего подобного, в некоторых случаях по траншеям можно ходить в полный рост. Вот такие то укрепления и высматриваем, вышагивая лес, овраг или поле метр за метром. Наткнувшись на остатки военной фортификации, блиндажи, траншеи, капониры, доты  и дзоты принимаемся за работу, металлодетектор и щуп здесь основные инструменты, при помощи приборов электронных и поисковых различных приспособлений обследуем ямы подзаплывшие некогда которые были передовой. 

В первые же минуты поиска по находкам становиться понятно что именно происходило -- по гильзам, осколкам, рваному металлу , каким либо предметам. Большую помощь оказывают, как я уже писал выше, местные жители. Свидетелей тех грозных дней осталось мало, однако живы их дети, внуки. Они рассказывают что сами видели во время войны либо то что слышали от других, показывают места куда после боев стаскивали убитых. Обычно это воронки от бомб и снарядов, траншеи, блиндажи, либо какие нито хозяйственные ямы, -- силосные, ледники, погреба, колодцы и т.д. Рассказывают о том где видели в лесах, оврагах или полях погибших наших солдат и где проходили бои.      


Сообщение отредактировал никон 2014: 30 July 2015 - 14:50

  • 0

#20 никон 2014

никон 2014

    Старшiй Унтеръ-Офицеръ

  • Пользователи
  • 461 сообщений
  • Город:Герой Воронеж

Отправлено 31 July 2015 - 16:22

"Началось сражение за Воронеж , и, как мы увидим, для немцев оно было одним из самых роковых за время войны. Русские, сосредоточенные к северу от Воронежа, прибыли вовремя, чтобы спасти положение, возможно, они спасли всю кампанию. Нет никаких сомнений, что дело обстояло именно так". 

( Дж.Ф.С. Фуллер. Вторая мировая война. М., изд. иностранной литературы, 1956, стр. 243--244.)

 

 

 

 

Вот с этой бумаги начинается каждая крупная поисковая экспедиция. К сожалению от местных властей как ни печально помощи либо совсем никакой, либо незначительная. Очень жаль, что не все понимают казалось бы простые истины. Этот документ выписан для разведывательно -- поисковых работ в местах где шли тяжелейшие и кровопролитнейшие бои летом и осенью 42-го, где погибли десятки, а может быть и сотни тысяч бойцов и командиров Красной Армии. Каждый год в этих местах мы находим сотни и тысячи погибших героев защитников отечества. Удивительно и невероятно, что ни в художественной, ни в специальной, об этом сражении либо совсем ничего нет, либо пара скудных, пустых строчек. Ничего ни о колоссальных потерях наступавших частей, ни об операциях проводившихся в этих местах, в советский период нигде не было написано. Четыре месяца здесь, одна за другой проходили крупные наступательные операции силами 38-й армии Брянского, а затем Воронежского фронтов. Все поля и леса здесь засыпаны многими тысячами незахороненных тел защитников родины. В одном только небольшом леске между деревнями Ольховатка и Гнездилово мной  найдено более двухсот погибших и оставшихся после сражения непогребенными воинов Красной Армии. Лежали там где их застала смерть в огненном 42-ом -- возле деревьев и на полянах, в окопах и траншеях, по обочинам тропинок и дорожек. Ольховатка стала последней чертой для многих тысяч наших солдат. Бои за нее велись почти месяц, много раз поселок переходил из рук в руки. Командующим Воронежским фронтом генералом Ватутиным, лично, перед наступавшими частями была поставлена задача во что бы то ни стало взять деревушку и разгромить оборонявшихся на этом участке гитлеровцев. Каждый день новые полки, дивизии, и бригады шли на штурм деревеньки из десяти саманных домиков по трупам своих товарищей и погибали под пулеметным и артиллерийским огнем врага. Взять этот стратегически важный населенный пункт, несмотря на колоссальные потери, нашим войскам так и не удалось. Задачи поставленные перед войсками 38-й армии по разгрому стоявших в обороне по линии Дона от Н. Верейки до Семилук немецких войск и выходу к Воронежу не были решены. Войскам удалось продвинуться на глубину до восьми километров, освободить ценой чудовищных потерь несколько населенных пунктов. Может по этому так не охотно вспоминали об операциях 38-й армии летом и осенью 42-го в своих мемуарах советские военачальники. Вообще о всех наступательных операциях с июля по октябрь проводившихся в районе Воронежа почти без перерывов в советское время не писали почти ничего. А ведь это были не какие то местные или вспомогательные, а крупные фронтовые стратегические операции проводившиеся четырьмя общевойсковыми армиями (6-й, 60-й, 40-й, 38-й) , двумя воздушными армиями, и девятью танковыми корпусами и несколькими отдельными танковыми бригадами, что по численности равно приблизительно трем полноценным танковым армиям, по уничтожению Воронежского плацдарма противника и ликвидации его здешней группировки. Воронежский плацдарм имел центральное значение как для компании 42-го года, так и для всей войны. Именно отсюда немцы могли нанести удар на Москву глубоко охватив сражавшиеся армии Брянского и Центрального фронтов, что впоследствии позволило бы их окружить и уничтожить, почти беспрепятственно выйти на подступы к столице с юга и юго-востока. Именно здесь под Воронежем враг смог в единственном месте форсировать Дон и создать большой и хорошо укрепленный плацдарм для дальнейшего продвижения. Десяток переправ через Дон под Воронежем позволяли в короткое время, скрытно перебросить на плацдарм огромную группировку для удара на Москву. Крупные лесные массивы на северной и южной окраинах , да и сам город позволяли незаметно сосредоточить массу войск и техники. Город превращенный врагом в крепость являлся надежным рубежом для снабжения и обеспечения наступавших частей. В то же время Воронеж был главным пунктом фронтового прикрытия для наступавших на Кавказ и Сталинград гитлеровских армий. Он обеспечивал их безопасность и гарантировал от возможного контрудара Красной Армии на севере во фланг рвавшихся к Волге немецких войск. Для Красной Армии после ликвидации плацдарма врага под Воронежем и уничтожения оборонявшейся на этом рубеже группы немецких войск открывались большие перспективы. Ничто более не помешало бы продвижению наших армий на запад, к Курску и Белгороду. Так оно и произошло несколькими месяцами позже, зимой 42--43 г.г. , во время Острогожско--Россошанской и Воронежско--Касторенской операций. Вот почему бои под Воронежем носили такой ожесточенный характер. Все понимали значение которое имел город. Да уничтожить Воронежскую группировку врага и освободить город летом и осенью 42-го не удалось, но были освобождены значительные территории, захвачены многочисленные плацдармы, с которых и началось освободительное наступление Красной Армии завершившееся полным разгромом группы армий "Б" и освобождением Воронежа, Курска, Белгорода, Харькова, и ряда других крупных городов. Летом нашим войскам удалось освободить почти половину правобережной части города -- почти всю южную часть (Чижовку, Гусиновку, некоторые прибрежные кварталы) , всю северную часть ( центральный парк культуры и отдыха "Динамо", Ботанический сад, Березовую рощу, район СХИ, Архирейскую рощу, часть кварталов в районе Ипподрома и Задонского шоссе, гражданский аэродром на северной окраине и село Подгорное, тем самым ликвидировав опасность исходившую от Воронежского плацдарма врага, сузив часть берега реки Воронеж которую контролировали гитлеровцы в самом городе до нескольких сотен метров, что не позволяло немцам использовать плацдарм для крупного наступления на Москву. Опасность столице нашей родины была ликвидирована и это главный результат этих наступательных операций. В летних боях под Воронежем было уничтожено большое количество техники врага, разгромлены десятки гитлеровских дивизий. Сражение носило столь ожесточенный характер, что немцам приходилось снимать целые дивизии из под Сталинграда, чтобы перебросить их в помощь своим частям оборонявшимся в районе Воронежа. Были скованы боями под Воронежем  многочисленные немецкие армии, это не позволило гитлеровцам перебросить их и использовать на других участках фронта. Наш солдат дрался отчаянно, каждый метр этой земли поливая своей кровью. В то время когда под Сталинградом наши войска оставляли один за другим оборонительные рубежи, в Воронеже день за днем громя нацистов продвигались вперед воины Красной Армии, освобождая дом за домом, улицу за улицей, квартал за кварталом. Наш город не носил имени Сталина, здесь не командовал войсками будущий руководитель партии и советского государства Никита Сергеевич Хрущев. Может поэтому гигантская битва за Воронеж, результатами превосходящая и Сталинградскую битву, и Курскую, и битву за Кавказ, оказалась забытой. Очень печально, что о таких сражениях как сражение 38-й армии за Ольховатку нет почти ничего ни в специальной, ни в художественной, ни даже в краеведческой литературе. Чудовищно, что там, на месте гибели многих тысяч бойцов и командиров нет ни памятника, ни обелиска, ни даже какой нито дешевенькой таблички. А до того как открыли архивы, что случилось совсем недавно, никто из жителей города и не подозревал даже о том, что такое сражение вообще было. И только мы из года в год хоронили сотни и тысячи найденных на полях и в лесах вокруг Ольховатки и других расположенных рядом деревень, защитников родины, так и оставшихся забытыми и непогребенными, если бы не наш труд быть может об их подвиге так никто никогда и не узнал бы. Разве заслужили они, тысячи погибших в этом месте воинов, такое отношение со стороны тех кто обязан им жизнью. Много героев отдавших свои жизни за наше и наших детей счастье найдено возле Ольховатки и наконец то предано земле, сотни близких и родных этих героев узнали об их судьбе, их отец, брат, сын не предал родину и не перешел на службу к нацистам, не бросил своих товарищей и спасая свою шкуру не сдался в плен, не предал свою страну и свой народ, а стоял насмерть и погиб на этом рубеже защищая отечество. Дети и внуки могут прийти на могилку к своим отцам и дедам и помянуть их в день великой радости и великой скорби. Сотням героев возвращены имена и вписаны золотом в историю ратной славы отечества на мраморе воинских мемориалов. Их подвиг и их имена возвращены из небытия. Героям возданы заслуженные почести. К этому делу и я имею самое прямое отношение, собственно на моих трудах и строилась вся поисковая работа в этих местах, благодаря мне собраны на полях и в лесах под Ольховаткой тысячи солдат и командиров. Я был первый кто туда приехал и первый кто начал вести поисковые работы в тех местах. В далеком 1987 году когда об Ольховатке и слыхом никто не слыхивал, а в литературе не было ни где ни одного слова, мне повстречался паренек из местных который и рассказал мне, то что слышал от стариков и видел сам на полях и в лесу восточнее деревни. Я доехал до поселка, встретил на улице стариков, они мне и показали где находится этот самый лес о котором узнал от местного паренька. Небольшая рощица вся была в тысячах больших и малых впадин. Как впоследствии выяснилось это были ячейки и блиндажи времен войны. По всему лесу лежали куски гусениц и катки от танков, полусгнившие каски, колючая проволока, стабилизаторы и разорваные боевые части от эрэсов, какое то другое непонятное ржавое железо. На брустверах окопчиков кое где торчали из земли гильзы, патроны, осколки. Посередине леса лежал щиток от пушки с отколотым краем, выкрашенный в камуфляжный цвет -- серо-зеленый в пятнах. В то время в Воронеже еще не существовало поисковых клубов которые занимались поиском без вести пропавших воинов , они появились гораздо позже. В начале 90-х в подвальном помещении 19-й школы железнодорожного района Воронежа юными энтузиастами был организован поисковый клуб "Арго", не помню уж кто о нем мне поведал, но как то узнал, пришел, рассказал ребятам о том, что видел в лесу этом, что слышал от стариков. Первая экспедиция в Ольховатку клубом была организована тогда же в начале 90-ых. С этого времени и началась работа по поиску и захоронению погибших и оставшихся непогребенными в тех местах воинов Красной Армии. С тех пор прошло много лет, тысячи воинов собраны на полях сражений в этих местах, но тысячи остаются лежать незахороненными и сегодня. Каждый год едут туда поисковые экспедиции со всей страны и продолжают это святое и благородное дело, однако до завершения еще очень и очень далеко. В одной только Ольховатской роще, только мной одним найдено более двухсот воинов и к сожалению всего один смертный медальон, который я нашел у бойца в кармане среди личных вещей в самую первую экспедицию под Ольховатку в составе поискового клуба "Арго" в начале 90-х. Бойца этого помню хорошо, так как нашел его со своим другом Олегом Соляником буквально за десять минут до отьезда в Воронеж, медальон был абсолютно целый, раскрутился легко, бумажка с информацией была слегка влажная, но отлично читалась. Боец сидел на корточках в небольшой ячеечке, с ним была проржавевшая насквозь каска, полусгнившая саперная лопата, стеклянная фляжка, пачки с патронами. Из личных вещей на удивление хорошо сохранившийся коробок со спичками, зеркало, расческа -- возможно  все это было в тряпишном портмоне или завернуто в материю. Такое не редкость в общем то, документы в портмоне или завернутые в непромокаемый матерьял ( брезент, кирзу, ерзац-кожу), находят довольно часто. В двух шагах от меня под деревом на поверхности под тонким слоем листьев и земли еще одного бойца нашел и Олег. Записку с личными данными бойца, его последнее письмо родным, по сути похоронку на себя самого написанную его же рукой, отдал Роману Полякову для дальнейшей работы по розыску родственников погибшего солдата. В последний день  состоялось торжественное захоронение найденных бойцов в братской могиле в Гнездилово или в Скляево. Моросил  дождик, алые ленты венков как пятна крови блестели на сырой ярко рыжей глине, люди стояли тихо, по щекам текли слезы. Хмурое осеннее небо серыми тучами живописало мрачные пейзажи. Звенящую тишину разрывал печальный плач покидавших родные места журавлей и глухие удары комьев сырой земли о крышки гробов. Капли дождя будто слезы текли по мраморным плитам солдатских могил. Казалось само небо плакало в этот день. В этот осенний, если не изменяет память, 1992 года день, мы прощались с несколькими десятками отдавших за нашу жизнь и жизнь всех ныне живущих русских и не только русских людей самое дорогое, что может быть у человека, свои жизни, юными мальчишками, вчерашними школьниками. Как один, эти по сути еще дети, поднимались из траншей в атаку под пулеметный огонь врага и ложились замертво. Положив на алтарь победы свои жизни, они защитили нашу свободу, наше счастье, наше будущее и будущее наших детей, право быть людьми, народом, государством. За все что есть у нас сегодня заплачено их кровью, их жизнями. Вечная им слава. Ольховатка, эта маленькая деревня для многих тысяч бойцов и командиров Красной Армии стала одной большой братской могилой. Поле боя возле этой деревни впечатляет размерами. Через каждые пятьдесят, сто метров линия траншей, дотов, укрытий и так на многие километры во все стороны. Особенно запомнился лес между Ольховаткой и Гнездилово, убитые лежали сплошным ковром по всему лесу, окопы, блиндажи, воронки -- вся земля от края до края изрезана войной. Бумага которая ниже, выдана мне для разведывательно--поисковых работ в районе Ольховатки, возле сел Каверье, Скляево, Нижняя Верейка. В одну из этих поисково--разведывательных экспедиций в поселке Каверье Рамонского района местные жители показали место где по их рассказам погибли и остались лежать незахороненными сотни воинов Красной Армии на склоне широкой балки  возле реки Верейка, в результате в 2003 году мной совместно с Антиповым Борисом Николаевичем была организована экспедиция в которой принимало участие несколько десятков человек членов поискового клуба "Бриг" и клуба  "Коминтерн" Коминтерновского района г. Воронежа. Фотоотчет об этой экспедиции ПО "Коминтерн"   

http://ok.ru/group/52055337730218/album/52058045546666/524103571114?cmd=PopLayerPhoto&st.layer.cmd=PopLayerPhotoOuter&st.layer.completeChunk=on&st.layer.type=GROUP&st.layer.revNav=off&st.layer.limitedUi=false&st.layer.fre=off&st.layer.showNav=on&st.layer.photoAlbumId=52058045546666&st.layer.photoId=524103571114&st.layer.navStartPhotoId=524103571114&st.layer.photoThread=off&st.layer.sbd=off&st.cmd=anonymGroupAlbumPhotos&st.groupId=52055337730218&st.albumId=52058045546666&st._aid=Groups_Photo_Album_openPhoto.  

Прикрепленные изображения

  • IMG_8262.JPG

Сообщение отредактировал никон 2014: 08 August 2015 - 15:16

  • 0

#21 никон 2014

никон 2014

    Старшiй Унтеръ-Офицеръ

  • Пользователи
  • 461 сообщений
  • Город:Герой Воронеж

Отправлено 01 August 2015 - 16:52

"Стоило только начать намеченную кампанию, как в план был внесен ряд существенных, и как потом оказалось, роковых изменений. Во первых, Красная Армия остановила немцев у Воронежа, во вторых, советские войска не дали поймать себя в западню--по крайней мере в большом числе--в излучине Дона. Эти два обстоятельства заставили Гитлера изменить свой первоначальный план".   ( А. Верт. Россия в войне 1941--1945т гг. М., стр. 290.)   

 

 

 

 

 

Немного о своих трудах на этом поприще. Без малого тридцать лет я занимаюсь этим благородным делом, нужному каждому гражданину страны и обществу, государству в целом. За это время мной проведено более двух тысяч малых и несколько десятков крупных экспедиций по местам сражений Великой Отечественной Войны. Был многократно начальником поисковых экспедиций и командиром поисковых отрядов, участвовал в организации многих крупных поисковых экспедиций и общероссийских мероприятий посвященных памяти героев сложивших голову в борьбе с нацизмом, таких как "Общероссийская Вахта Памяти". За время поисковых работ мной найдено более полутора тысяч бойцов и командиров Красной Армии, к сожалению большинство из них так и останется безымянными, лишь у примерно ста бойцов были смертные медальоны или какие либо предметы по которым можно было установить имя погибшего. За это время по лесам и оврагам, полям и болотам пройдено тысячи километров, перекиданы лопатой тысячи тон земли. К сожалению удалось бы сделать гораздо больше если бы нам помогало государство как должно. Все что было сделано, было сделано за свой счет, на свои скудные сбережения, в счет своего свободного времени. На моих трудах строилась и строится по сути почти вся поисковая работа в области. Результатом моих многочисленных поисково--разведывательных экспедиций стали десятки найденных мной в девяностые и нулевые полей сражений на территории области, на которых поисковиками собраны десятки тысяч незахороненых воинов Красной Армии. Все они с должными почестями преданы земле на воинских мемориалах. Именно это я считаю главным результатом своей работы. Чуточку поподробнее об этом. Перечислю все места сражений которые мне удалось найти во время поисково--разведывательных экспедиций. 1987 год, Ольховатка, ни в одной книжке того времени не описанное сражение, я был тем человеком кто нашел это неизвестное поле боя, самым первым из поисковиков кто туда приехал и первым кто начал поисковые мероприятия в том районе, первая крупная поисковая экспедиция организована в те места в 1992 году с моей помощью и при моем участии поисковым клубом "Арго", за время проведения поисковых работ в районе Ольховатки и нескольких ближайших деревень найдено и захоронено с 1992 года по сегодняшний день несколько тысяч бойцов и командиров РККА. 1988 год, поле битвы в районе с. Подгорное в пригороде Воронежа, на пахотных полях и в сосновой посадке на южной окраине села недалеко от окружной автодороги, между селом и песчанным карьером,  абсолютно случайно по выпаханным при сельхозработах на картофельном поле предметам обнаружено место где в июле 42-го оборонялись защитники города, всего мной за время всех поисковых экспедиций найдены на поле и в сосновой посадке останки 32 бойцов и командиров, к сожалению ни одного медальона, захоронены возле Памятника Славы на Задонском шоссе, всего же в этом месте поисковыми клубами Воронежа найдены останки более сотни воинов. После войны траншеи были засыпаны, поле на месте сражения и гибели воинов Красной Армии распахали и посадили картофель, другую часть поля боя также сровняли и распахали в 40--50 годы а на его месте посадили сосны. До войны здесь была рощица по названию "Длинная", бои были такой силы что от рощицы остались в траншеях одни обгорелые сучья. О том что сражение в этом месте носило ожесточенный характер говорит тот факт, что в одних и тех же траншеях лежали вперемешку и русские и немцы. Размер этого поля боя примерно три на два километра. 1988 год, с. Сторожевое, на пахотном поле между большим оврагом на окраине села  и Сторожевским  лесом мной было найдено место сражения которое произошло в августе 1942, в 1993 году мной и руководителем поискового клуба "Бриг" Антиповым Борисом Николаевичем организована экспедиция в этот район, в экспедиции участвовали два поисковых клуба, клуб из Свердловской области и воронежский клуб "Бриг", всего несколько десятков человек, я командир поисковой группы "Брига" и начальник экспедиции, за время экспедиции найдено шесть бойцов РККА и один венгерский солдат, так же без вести пропавший судя по неломаному смертному венгерскому медальону, медальон и останки венгерского солдата передал директору местного колхоза по его просьбе, с его слов к ним иногда приезжали венгерские ветеранские делегации, коим он и вознамерился передать останки солдата.  За время всех экспедиций в эти места  мной найдено примерно десять погибших бойцов РККА. Всего же там с начала девяностых и по сегодняшний день найдено несколько сот без вести пропавших оставшихся непогребенными воинов Красной Армии. 1989 год, между с. Малая Покровка и Перекоповка Семилукского района примерно в сотне километров от Воронежа, в результате поисково--разведывательной экспедиции по информации полученной от местной жительницы найдено место сражения и гибели летом 1942 г. воинов Красной Армии, первая поисковая экспедиция в те места была организована мной и руководителем поискового клуба "Бриг" Антиповым Б. Н. в 1993 году, Антипов Борис начальник экспедиции, я командир поискового отряда, лагерь расположили на территории ретрансляционной вышки, в экспедиции участвовали члены двух поисковых обьединений, воронежского ПО "Бриг" и поискового отряда из города, если не ошибаюсь, Первоуральск Свердловской области, всего около тридцати человек. В лесу нами были найдены в эту экспедицию останки примерно ста бойцов и командиров РККА, 9 мая в день победы все воины были захоронены на мемориале в с. Большая Верейка . Мной лично за время всех экспедиций в этот район собрано более сотни бойцов и командиров погибших здесь летом 42-го . Всего же за время всех экспедиций в этих местах с 1993 г. по сегодняшний день  найдено несколько сотен погибших воинов. 1992 год, в результате поисково--разведывательных экспедиций, между деревнями Ольховатка и Скляево мной было обнаружено место сражения и гибели воинов Красной Армии. В так называемом Гаврюшином лесу, овраге расположенном рядом и на пахотных полях с той поры и по сегодняшний день  мной найдено несколько десятков воинов Красной Армии погибших летом 1942 г. , в 1994 г. Николаем Душутиным и поисковым обьединением "Тризна" при моей помощи и участии туда была организована первая крупная экспедиция в которой участвовали поисковики г. Воронежа и ребята из Свердловской области те же самые, что приезжали на Вахту Памяти в с. М. Покровка. В результате этой экспедиции найдено большое количество погибших незахороненных воинов Красной Армии. 1995 г. Возле дороги на с. Скляево мной было найдено очередное место где сражались и погибли воины Красной Армии, на высоком кургане недалеко от поселка в видимых незапаханных траншеях были обнаружены останки пятерых погибших летом 1942 г. наших солдат, в том же году мной была организована совместно с Б.Н. Антиповым, руководителем ВГОМО "Бриг", экспедиция. В полях вокруг высоты по словам участвовавших в последующих экспедициях на этот холм, было найдено немало погибших советских воинов. 1995 год, во время разведывательно--поисковых работ в Шиловском лесу на южной окраине Воронежа , примерно в полутора километрах от опушки леса в местах где шли кровопролитные бои за Чижовский плацдарм в сентябре--октябре 1942 г. мной было найдено место этого сражения  и останки семерых советских солдат. Во время проведения Вахты Памяти посвященной пятидесятилетию победы над фашизмом мной был организован выезд группы поисковиков ПО "Тризна", в этой экспедиции участвовали Поляков Р.Е. руководитель поискового клуба "Арго" , ныне покойный Душутин Николай один из руководителей ПО "Тризна", Голомедов Вячеслав член поискового клуба "Арго", Парахневич Игорь один из руководителей ПО "Тризна", на это поле боя и были проведены поисковые работы. 2000 год, в процессе разведывательно--поисковых мероприятий в районе Ольховатского прорыва сентября--октября 42-го в Ольховатском лесу мной были найдены останки восьми красноармейцев, тогда же мной совместно с Антиповым Б.Н. руководителем ВГОМО "Бриг" была организована туда экспедиция поисковым отрядом ВГОМО "Бриг". 2002 год. Во время разведывательно--поисковых мероприятий возле деревни Чибисовка Семилукского района недалеко от так называемого Маринихиного леса на поле боя за лесом были мной найдены останки двух советских солдат, в том же году мной совместно с Антиповым Б.Н. руководителем ВГОМО "Бриг" туда организована крупная поисковая экспедиция в которой участвовало в общей сложности около сотни человек. 2003 год, во время разведывательно--поисковых мероприятий в районе села Каверье мной от местных жителей получена информация о том, что за селом на склонах широкой балки возле р. Верейка вернувшиеся в родное село после бегства фашистов местные жители видели множество погибших воинов Красной Армии, с их слов солдаты так и остались лежать непогребенными на лугу и высоте над ним, мной совместно с руководителем ВГОМО "Бриг" Антиповым Б.Н. была организована крупная поисковая экспедиция в которой участвовали два поисковых обьединения --ПО "Коминтерн" и ВГОМО "Бриг". 2004 год, в составе экспедиции ВГОМО "Бриг" в Большую Верейку участвовал в организации и проведении поисковых работ, местные жители рассказали что в низине есть яма в которую были стащены после боев жителями несколько погибших бойцов и командиров РККА, в результате проведенных поисковых работ яма с останками бойцов была найдена. Женщины пожилые которые показали эту яму в которой находились останки семерых воинов, рассказали как это произошло в том страшном 42-ом, по их словам когда перестали стрелять они вышли из погребов в которых прятались, недалеко от своего дома возле дороги которая шла по краю небольшого овражка они увидели погибших военнослужащих, по их словам это были командиры РККА так как на них были синие галифе с лампасами. В этой экспедиции принимали участие кроме меня известный воронежский краевед и писатель Александр Курьянов, руководитель ВГОМО "Бриг" Антипов Б.Н., и многие прочие. 2009 год, в результате поисково--разведывательных мероприятий в городе Воронеже в лесу возле дороги Воронеж--Семилуки на позициях 107-й стрелковой дивизии мной были найдены останки пяти красноармейцев у одного из которых был обнаружен смертный медальон с хорошо читаемой запиской. Тогда же мной совместно с руководителем ВГОМО "Бриг" Зверевым Алексеем Николаевичем была предпринята экспедиция. Интересна судьба этого красноармейца, согласно данным ОБД "Мемориал" красноармеец Нилов  уроженец Смоленской области в 1941 году пропал без вести, после войны его долгое время пытался найти отец. Числился пропавшим без вести с 1941 года, а сложил голову аж в 42-ом на окраине Воронежа. И так бывает однако.        


Сообщение отредактировал никон 2014: 08 August 2015 - 15:47

  • 0

#22 никон 2014

никон 2014

    Старшiй Унтеръ-Офицеръ

  • Пользователи
  • 461 сообщений
  • Город:Герой Воронеж

Отправлено 06 August 2015 - 18:55

"В конце января 1943 года на северном участке бывшего фронта наступления немецкой армии пришлось оставить Воронеж. Итак, летняя компания 1942 года закончилась для немецкой армии тяжелым поражением. С этого времени немецкие войска на востоке навсегда перестали наступать". 

( Г. Гудериан. Итоги второй мировой войны. М., изд. иностранной литературы, 1957, стр. 129.)    

 

 

 

 

 

Какой ценой, то, о чем писал Гудериан, нашему народу далось, в своих воспоминаниях поведал знаменитый воронежский поэт Анатолий Жигулин, после изгнания немцев он был в числе первых немногих возвратившихся в родной Воронеж. На пепелище, на поле боя усыпанное телами погибших и тысячами мин, снарядов, неразорвавшихся авиабомб и прочих смертельно опасных сюрпризов. То что он увидел и описал в своем рассказе "Черные камни" лишь малый фрагмент той печальной картины. Так или почти так выглядела большая часть земли воронежской затронутая войной. Поля покрытые трупами можно было увидеть везде где грохотали бои, под Россошью и Кантемировкой, Землянском и Семилуками, Острогожском и Богучаром, Ольховаткой и Перекоповкой и многих других местах. Жигулин пишет, что собрали погибших воинов только в 1949 году, после того как территория была разминирована. К сожалению к этому времени окопчики пообсыпались , блиндажи завалились, траншеи и воронки занесло песочком. Талые весенние воды и дожди, ветра гнавшие поземкой опавшие листья, скрыли от глаз людских многие тысячи погибших в 42-ом героев. Собрали немногих.             

 

 

 

 

А. Жигулин. "Черные камни".

 

А вокруг Воронежа — севернее, западнее, южнее — широко раскинулись поля боев. Мне шел четырнадцатый, Славе — двенадцатый год. С товарищем своим (еще по улице Лассаля, но сгоревшему дому) Юркой Суворовым мы ходили по этим полям.

Разбитый ангар гражданского аэродрома. Взойдешь на взгорок — и насколько хватит взора — поля, плавные спуски к лугам, к Дону, от Семилук до Подгорного — все покрыто трупами. Многие места были минированы, но мы не боялись — ходили. Шла весна 1943 года, едва-едва начинала пробиваться травка, и мины на черной земле становились заметны. Ставили ведь их люди, ставили в спешке, порой под огнем… Я шел впереди, пристально всматриваясь в землю. Убитые были в основном наши, но порядочно было и немцев.

У мальчишек всегда сильна тяга к оружию. Мой Володя в абсолютно мирное время ухитрялся все-таки добывать где-то патроны, порох, делал из трубок пушечки. А уж наша оружейная страсть в сорок третьем году и позже удовлетворена была через край! Бывалые фронтовики удивляются моему знанию стрелкового оружия последней войны. Но ведь солдат мог всю войну пройти с винтовкой или автоматом одной системы. А у нас было все: от легкого, почти игрушечного на вид итальянского карабина до наших противотанковых ружей. У кого-то из ребят я видел даже большущий автомат канадского производства, бог весть как попавший в Воронеж. А наши мосинские трехлинейки и немецкие винтовки фирмы «Маузер» — этого добра было навалом, они валялись всюду, как дрова. ППШ, пулеметы: МГ-35 и наши «дегтяревские» — все было. Но пулеметы, в сущности, нам были не нужны. Вообще было нужно оружие, которое можно скрыть под одеждой. Поэтому из винтовок мы делали обрезы.

Всем хотелось иметь револьвер или пистолет, но они были редкостью и ценились дорого. У меня был немецкий «вальтер» (9 мм) и наган (револьвер с барабаном, называли его еще милиционерским, «легавским»). Наган мне подарил «на всякий случай» дядя Вася (В. М. Раевский), вернувшийся из госпиталя инвалидом. Он был ранен в бою, когда, лежа на земле, окапывался. Пули задели несколько позвонков, пришлось потом долго лежать в госпитале. «Вальтер» я купил на толкучке у барыги за 10 золотых пятерок 1901 года. Он был хорош тем, что был разработан под патрон «парабеллума», а этих патронов было очень много.

Сейчас разыскивают без вести пропавших героев войны. Находят иногда чудом сохранившиеся документы убитых, записки в гильзах и тому подобное. А во время войны (да и несколько лет после нее) десятки тысяч трупов в полях и в лесах вокруг Воронежа лежали незахороненными. Путешествуя но тем местам пешком или на велосипедах, мы, мальчишки, видели это своими глазами. В первые годы после боев легко было различить немцев и русских по шинелям, по оружию, по каскам, по документам. Но оружие постепенно подбирали, одежда истлевала. Году в сорок шестом остались одни лишь косточки белые. Но и тогда еще можно было различить останки — но пуговицам. Ржавые железные — наш солдат, белые окислившиеся — немец (алюминиевые были у них пуговицы). К сорок девятому году, когда наконец все разминировали, и этих примет не осталось.

Поле боя между Воронежем и Подгорным мне особенно хорошо известно: каждое лето мы с ребятами ездили через него на велосипедах на Дон — купаться, ловить рыбу. На наших глазах это поле меняло облик. В сорок девятом году останки убитых наконец собрали и захоронили у Задонского шоссе около города в большой братской могиле. Сейчас над могилой памятник погибшим в боях за Воронеж.

Я немало мог бы написать о войне. Но этот материал хоть и годится для стихов, но далеко не всегда. Многое требует прозы. Вот почему несколько неуклюжим получилось стихотворение «Поле боя» (1967). Да, я хорошо помню лица восемнадцати-двадцатилетних мальчишек с винтовками, принявших на себя в 1942 году страшный удар — лавину танков на земле и лавину бомб с неба. Промороженные, высушенные ветрами, их тела сохранились еще к весне 1943 года.


Сообщение отредактировал никон 2014: 09 August 2015 - 20:21

  • 0

#23 никон 2014

никон 2014

    Старшiй Унтеръ-Офицеръ

  • Пользователи
  • 461 сообщений
  • Город:Герой Воронеж

Отправлено 09 August 2015 - 18:42

 

" 4.VII.1942 г. Против северного участка группы "Вейхс" становится чувствительным натиск противника, который, вероятно, будет усиливаться.

  5.VII.1942 г. 24-я танковая дивизия и дивизия "Великая Германия" рискуют быть истребленными в наступлении на укрепленный Воронеж.  

  17.VII.1942 г. В районе Коротояка, Воронежа отбиты атаки противника с танками. Бои под Воронежем стоят больших потерь.  

  27.VII.1942 г. В районе Воронежа отбита атака противника . По видимому, его войска с большим количеством танков заняли новые исходные позиции в районе южнее, восточнее и севернее города. Наши войска несут большие потери. Следует ожидать новых атак противника".  ( Дневник Гальдера. М., Воениздат, 1960, стр. 150, 151, 169, 182.)

 

Думаю будет правильно если я более подробно в этой теме расскажу о работе по поиску без вести пропавших воинов Красной Армии и захоронению оставшихся незахороненными на местах сражений бойцов и командиров РККА, в Воронеже, ибо как сказал великий Суворов, война не окончена пока не похоронен последний солдат. Тем более, что мне как никому другому есть, что сказать. Являясь одним из тех немногих кто начинал в конце 80-х это благородное, очень нужное всему обществу, государству и каждому гражданину, дело. Из многих сотен экспедиций, которые были проведены поисковыми организациями города с начала девяностых и до середины нулевых, не пропустил почти не одной, участвовал за редким исключением во всех экспедициях с первого дня до последнего, многие из них организовывал лично, многими руководил. Расскажу о самых крупных или интересных, необычных. Таковых было десятка три:

 

1992 г. Экспедиция под Ольховатку Рамонского р--на поискового клуба "Арго", с моей помощью организованная и проведенная, участвовало несколько десятков человек, в том числе и я. В последний день экспедиции состоялось торжественное захоронение на мемориале в селе Скляево найденных в этом районе бойцов и командиров РККА.

 

1993 г. Областная Вахта Памяти в районе с. Сторожевое , с моей помощью организованная и проведенная, вместе со мной участвовало несколько десятков человек в том числе довольно большой поисковый отряд из Свердловской области, я командир поисковой группы ВГОМО "Бриг" и за отсутствием руководителя ВГОМО "Бриг" начальник поискового лагеря. В последний день экспедиции состоялось торжественное захоронение найденных защитников отечества. 

 

1993 г. Областная Вахта Памяти в районе сел М.Покровка и Перекоповка, с моей помощью организованная и проведенная, я командир поискового отряда экспедиции, кроме меня в ней принимало участие несколько десятков поисковиков воронежского поискового обьединения "Бриг" и большой поисковый отряд из Свердловской области. В последний день экспедиции состоялось торжественное захоронение найденных в лесу между Перекоповкой и М.Покровкой примерно ста бойцов и командиров РККА.

 

1994 г. Областная Вахта Памяти в районе сел Ольховатка и Скляево, с моей помощью организованная и проведенная, участвовало около сотни поисковиков из воронежского поискового клуба "Арго" и большой поисковый отряд из Свердловской области. Начальник экспедиции Николай Душутин, один из организаторов и руководителей ПО "Тризна".     

 

1994 г. Экспедиция ВГОМО "Бриг" на поле боя между селами Подклетное и Подгорное.

 

1994 г. Экспедиция на высоту в районе села Скляево.       

 

1995 г. Областная Юбилейная Вахта Памяти, поисковая экспедиция клуба "Арго" в район села Подклетное центрального района г. Воронеж. 

 

1995 г. Областная Юбилейная Вахта Памяти, поисковая экспедиция клуба "Арго" на поле пахотное в районе села Подгорное в пригороде Воронежа.

 

1995 г. Областная Юбилейная Вахта Памяти, поисковая экспедиция клуба "Арго" в Долгий и Шиловский лес. 

 

1995 г. Областная Юбилейная Вахта Памяти, поисковая экспедиция клуба "Арго"  в самом городе Воронеже, на территории центрального парка культуры и отдыха "Динамо" и Ботанического сада. 

 

1995 г. Областная Юбилейная Вахта Памяти, поисковая экспедиция клуба "Арго" в самом городе Воронеже, в районе сельско--хозяйственного института, лесо--технического института и дендрария.

 

1995 г. Областная Юбилейная Вахта Памяти, поисковая экспедиция клуба "Арго" в Ботаническом городском саду и лесном массиве неподалеку от Задонского шоссе.

 

1995 г. Областная Юбилейная Вахта Памяти, поисковая экспедиция клуба "Арго" на поле боя между селами Подклетное и Подгорное.

 

1999 г. Экспедиция поисковая ВГОМО "Бриг" в лес между селами Перекоповка и М.Покровка.

 

2000 г. Экспедиция поисковая ВГОМО "Бриг" в лес находящийся в нескольких километрах восточнее села Ольховатка Рамонского района.

 

2002 г. Областная Вахта памяти организованная и проведенная мной совместно с руководителем ВГОМО "Бриг" Антиповым  Б.М. в районе села М.Покровка.

 

2003 г. Вахта Памяти в Ростовской области, на реке Миус. В ней участвовало несколько поисковых отрядов из Ростовской области, поисковая группа под моим начальством воронежского поискового обьединения "Бриг", поисковики из Краснодарского края.  

 

2003 г. Вахта Памяти в районе села Каверье Рамонского района организованная мной совместно с руководителем ВГОМО "Бриг" Антиповым Б.Н.

 

2004 г. Экспедиция разведывательно--поисковая в район села Б.Верейка, помимо меня принимали участие  еще несколько поисковиков ВГОМО "Бриг" и Саша Курьянов, воронежский писатель и краевед.

 

2008 г. Вахта Памяти в районе села Губарево Семилукского района организованная и проведенная ВГОМО "Бриг", помимо меня в ней принимали участие десятка три членов поискового клуба "Бриг", а также ребята из ПО "Коминтерн".     .

 

2008 г. Экспедиция поисковая в район села Гремячье Рамонского района.

 

2009 г. Экспедиция поисковая организованная в рамках Вахты Памяти 2009 в лесной массив по улице 9-го Января города Воронежа.  

 

И несколько значимых разведывательно--поисковых экспедиций о которых стоило бы рассказать. Начать хотелось бы с рассказа о самых интересных и запомнившихся  экспедициях. Такими для меня являются экспедиции в район с. М.Покровка и Перекоповка. они же и одни из самых крупных мной организованных совместно с руководителем поискового обьединения "Бриг" Антиповым Б.Н. Малых разведывательно--поисковых в те места не счесть, несколько сотен, если не больше, крупных, в которых я участвовал было три. Первая в 1993 г., вторая в 1999 г., и третья в 2002 г., самая памятная, во время которой я познакомился со своей будущей подругой жизни. В далеком 89 году по информации прочитанной в книге я поехал в район М.Покровки и Перекоповки поговорить с местным народом, послушать рассказы очевидцев, ветеранов и участников событий. С этого и началась поисковая работа в тех местах. В результате разведывательно--поисковых мероприятий за несколько недель до начала Всероссийской Вахты Памяти 2002 в воронежской области на границе двух областей в совершенно глухих местах мной на краю леса были найдены в окопе оплывшем двое погибших воинов Красной Армии, у одного был обнаружен медальон с запиской в которой содержалась вся личная информация.  

 

Всероссийская Вахта Памяти 2003 на территории воронежской области в районе с. М.Покровка.

 

Я организатор и начальник экспедиции, Борис Николаевич Антипов руководитель ВГОМО "Бриг" и руководитель Областной Вахты Памяти 2003. В экспедиции участвовало за все время проведения, с 28 апреля по 10 мая, около сотни человек, членов нескольких поисковых организаций города, учащиеся воронежских школ и гимназий, местные жители. Это была одна из самых крупных экспедиций которые я когда либо организовывал и проводил. В мои обязанности входило руководство всеми поисковыми работами экспедиции, я решал кому где и сколько работать, распределял участки работы и группы поисковиков которые должны были их проводить, контролировал ход поисковых мероприятий. Экспедиция организована по проведенным мной разведывательно--поисковым мероприятиям которые были осуществлены в этом же году чуть ранее. В мои обязанности также входил присмотр за детьми, которых было как никогда много в этой экспедиции и воспитательно--образовательная работа. Дети были естественно без родителей, возрастом от семи до четырнадцати лет, как девчонки так и мальчишки, и доставляли много хлопот. Они по моему настоянию также участвовали в поисковых работах--занимались раскопками, чистили найденные артефакты и т.п . Во время отсутствия Бориса соответственно на мне были и обязанности начальника поискового лагеря. Работы поисковые должны были вестись в найденных мной во время разведывательно--поисковых выездов  районах где проходили во время войны ожесточенные боевые действия. Первым таким районом было поле на другой стороне широкой балки в низине которой и находился наш лагерь. Поле располагалось за так называемым Маринихиным в семи километрах  на запад от лагеря в районе с. Чибисовка и Солнцево, местные старики в один голос говорили о кровопролитных боях которые здесь шли летом 42-го, о тяжелых и продолжительных боях в тех местах рассказывали и люди жившие далеко от этого леса и этих деревень, о кровопролитных боях в районе Маринихиного леса я слышал от пожилых людей в Малой Верейке, и даже Ведуге. Местные дедульки и бабульки рассказывали, что поля вокруг леса во все стороны были усыпаны телами погибших красноармейцев.  Посреди пашни в несколько десятков гектар поздней осенью предыдущего и весной этого же года мне удалось найти передовые траншеи как немецкие так и напротив в сотне метров от них русские. Распределив всех ребят, я выбрал самых грамотных парней для поисковых работ на тех полях. Однако каково было наше удивление, когда пришли на место и начали поисковые работы мы увидели, что через два штыка из земли начинает сочиться вода. Найденное мной поле боя располагалось на высоте, воды в земле уж никак не должно быть в это время, в этих местах вода талая сходит на месяц раньше и даже в низинах можно к маю работать. Ниже высоты на полсотни метров, по уровню, в паре километров от нее, мы нашли на пахотном поле, абсолютно случайно, по пути так сказать, наши артиллерийские позиции -- глубина блиндажей под три метра, земля абсолютно сухая, почему там, гораздо выше , стояла на поле вода, непонятно. На этой позиции убитых защитников родины не было, снаряды от сорокопятки разорванные и целые, видимо прямое попадание в место где лежали ящики со снарядами. Природная аномалия да и только. А ведь это было как раз то место о котором говорили жители всех близлежащих деревень. Местные жители, оказавшиеся волей судьбы в самом эпицентре боев, рассказывали о том, что видели своими глазами во время войны. О страшных, кровопролитных боях, километрах полей усеянных телами погибших бойцов и командиров РККА. Да собственно то, что на этих полях шли ожесточеннейшие бои, мы  видели своими глазами. На пашне, на поверхности, через каждый шаг торчали вывернутые плугом из траншей осколки, гильзы, снаряды, куски кожаных ремней, касок, котелков солдатских, танковой брони, гусениц и масса рваного и простреленного непонятного полусгнившего железа -- свидетельства кровопролитнейших боев. В современной военной литературе есть несколько слов о том, что происходило на этих полях. В июле 1942 года здесь рвали немецкую оборону бригады 5-й танковой армии генерала Лизюкова, а в августе именно в этом месте, возле н.п. Солнцево, Высочкино, и Чибисовка было предпринято крупное наступление силами 38-й армии Брянского фронта с целью ликвидации Землянской группировки противника и выходу на ближайшие подступы к г. Воронежу, что являлось частью крупной стратегической операции по ликвидации воронежского плацдарма противника и уничтожению находившейся здесь группировки врага, которую с 5 по 18 августа проводили Воронежский и Брянский фронты. Эти поля, по моему плану, должно было быть основным местом поисковых работ этой экспедиции. Не понятно и не обьяснимо почему на поле которое находилось на самой высокой точке в округе в двух штыках от поверхности стояла вода, хотя на сто метров ниже на дне глубокого оврага, недалеко от этой высоты, в самой низине, возле ручья где располагался лагерь экспедиции почва была сухая на пару метров в глубину. Производить раскопки было совершенно невозможно. Второй намеченной точкой для поисковых работ было поле примерно в десяти километрах от лагеря и лес который тянулся по краю оврага. Незадолго до того мной на краю леска были найдены в окопчике два красноармейца которых завалило взрывом полутонной бомбы, судя по воронке, которая находилась от окопчика в пяти шагах. У погибших была скрученная восьмеркой винтовка, один из них вернее всего был командир--на груди лежал разбитый взрывом бинокль, также он был в портупеях. У другого бойца имелся личный идентификационный медальон--пластиковый футлярчик в котором лежала скрученная рулончиком длинная военкоматовская бумажка в которую была вписана его рукой информация--имя, фамилия, отчество, год рождения, адрес проживания и т.д. Многих помню, а вот имя этого солдата совсем стерлось из памяти. Медальон с запиской отдал Борису, руководителю ВГОМО "Бриг", он занимался розыском родных и близких бойца через военкоматы и органы местной власти. К сожалению клубный уазик Борис забрал, и, десять, а может и все пятнадцать километров пришлось поисковому отряду идти пешком, все жутко вымотались во время этого перехода. Более пешком никто  не соглашался туда идти, а уазик с этого времени и до конца экспедиции был в пользовании Бориса, ему требовалось решить какие то вопросы с администрацией и ответственными структурами министерства обороны по предстоящему девятого мая захоронению найденных бойцов и командиров на мемориале в с. Большая Верейка. Я уверен, что и сейчас там,  в лесах и полях лежат тысячи, а может и десятки тысяч непогребенных тел защитников отечества погибших в том страшном 42-ом. Что такое один единственный уазик на сотню человек участвовавших в экспедиции. Руководителю Вахты Памяти и ВГОМО "Бриг" нужна машина? Конечно нужна. 9 мая должно было состояться крупное мероприятие посвященное дню победы в центре Б.Верейки, захоронение найденных нами воинов Красной Армии и траурный митинг, требовалось согласовать кучу вопросов, решить множество проблем. И нам для поисковых работ она просто необходима. Если бы государство в должной мере помогало, нам удалось бы больше, гораздо больше. Что удалось еще сделать в этот день.  Обследовали артиллерийские позиции, собственно по которым и наносили немцы бомбовый удар, несколько капониров орудийных, блиндажи, ходы сообщений, пулеметные гнезда, погибших красноармейцев более не было найдено, но зато разное военное железо порадовало малышню--пулеметные диски, коробки, артиллерийские гильзы и т.п. Артиллерийский пятак располагался несколько поодаль от первой линии, метрах в двухстах, передовые траншеи находились на пашне, напротив. Так как предполагали еще не раз вернуться туда, но уже на машине и с глубинным прибором, на поле не пошли, а решили обследовать лесок соседний. Однако ничего из этого не вышло, девушки и дети заныли, пришлось возвращаться в лагерь. На следующий день я с Алексеем Зверевым решил обойти ближайшие деревни, поговорить со стариками. В Чибисовке, маленькой деревушке, из нескольких деревянных домиков мужчина преклонных годов показал яму на лугу недалеко от своего дома в которую по его воспоминаниям были стащены местными два красноармейца. Еще один убитый боец лежал по его словам метрах в двадцати от них в канаве. В этот день к сожалению  бойцов найти не удалось, позже Алексей вернулся туда с металлоискателем и сумел отыскать погибших героев. В последующие дни мы исследовали близлежащие к лагерю леса и овраги. Следующим местом которое было найдено мной в результате разведывательно--поисковых работ проведенных в этом районе незадолго до проведения Областной Вахты Памяти был большой овраг в нескольких километрах на юго--запад от лагеря весь склон которого был изрезан траншеями и блиндажами, орудийные капонирами и квадратами под минометы.В одном из них мы нашли несколько  ящиков с 82 мм минами для батальонного советского миномета, саперную лопату, советскую каску, лом и еще какой то будущий музейный инвентарь. В другой ложбинке я нашел крупные части от немецкого легкого танка Т III -- люки и  прочее менее понятное крупное железо. Различных частей от немецкого легкого танка было столько, что для всей этой кучи железа еле хватило места в уазике. Возможно в этом месте находилась ремонтная база танковых частей противника. В полусотне метров от укрытий в которых нашли части немецкого легкого танка Т-III начинался небольшой овражный лесок в котором были десятки танковых закатов и блиндажей. Осенью предыдущего года я уже бывал здесь, один из местных жителей рассказывал, что в детстве он с друзьями раскапывал эти блиндажи, находили снаряды, снаряды нас мало интересовали, поэтому блиндажи мы не стали исследовать. Музейными экспонатами коими мы заполняли школьные экспозиции и музеи в домах детского творчества, экспедиция была богата как никогда. За два дня до окончания экспедиции  я и несколько самых толковых и беспокойных парней предприняли еще один поход в ранее разведанные мной места, на поле километрах в десяти от лагеря находились немецкие передовые позиции, траншеи судя по большому количеству в них советских шлемов, штыков, цинков из под патронов и прочего, красноармейцы брали штурмом, видимо на какое то время закрепились в них но удержатся не смогли. Немцы использовали в своих целях брошеное имущество, патронные ящики подкладывали под ноги, в касках жгли костерки для сугрева. Нас интересовал один вопрос, куда немцы стащили убитых красноармейцев, которых видимо было немало. В последний день экспедиции состоялось торжественное захоронение найденных нами в результате этой и предшествующих экспедиций нескольких десятков героев сложивших свои головы за отечество. От этой экспедиции у меня остались самые лучшие воспоминания, все ребята участвовавшие в ней показали себя с самых лучших сторон, ни об одном из них ничего плохого вспомнить не могу, все красавцы, все молодцы. К сожалению все намеченное мной сделать не удалось. В одном случае помешала аномалия природная, в другом отсутствие транспорта. Вся эта экспедиция была построена целиком на результатах моих разведывательно--поисковых работ, как и большинство прошлых и будущих. Обстоятельства непридвиденные не позволили сделать все мной запланированное в полном обьеме. Думаю, что в ближайшие годы мне удастся собрать новую крупную экспедицию в тот район и довершить начатое.


Сообщение отредактировал никон 2014: 13 August 2015 - 00:41

  • 0

#24 никон 2014

никон 2014

    Старшiй Унтеръ-Офицеръ

  • Пользователи
  • 461 сообщений
  • Город:Герой Воронеж

Отправлено 13 August 2015 - 15:08

Я писал в предыдущем посте о том, что в день закрытия Вахты Памяти состоялось захоронение найденных нами незахороненных погибших воинов Красной Армии. Ниже на фотографии запечатлен этот момент. Погребение состоялось в с. Большая Верейка Рамонского района Воронежской области 9 мая 2002 года. Почтить память воинов отдавших жизнь за родину пришло очень много жителей этого села. На фотографии видно, за оградой мемориального комплекса вплотную друг к другу стоят те кто обязан погибшим героям жизнью и свободой, люди приносили цветы, венки, свечи, многие плакали. Жители села провожали в последний путь героев остановивших фашистов на этих рубежах ценой своей жизни. Всего в этот день было захоронено около сотни бойцов и командиров Красной Армии найденных нами там где их сразила пуля или осколок вражеского снаряда. В окопах и блиндажах, воронках и дзотах, в захваченных вражеских траншеях и погибших от пулеметного огня на нечейной земле. Семь десятилетий лежали бойцы непогребенными. 42 год был пострашнее 41-го. Враг дошел до Волги и Кавказа, кровопролитнейшие сражения шли на улицах и площадях Воронежа и Сталинграда, на берегах Дона и в Калмыкских степях. Отступать было некуда. Гитлеровские орды остановили у последней черты, за которой наш народ и государство ожидала смерть и вечное рабство. Ни шагу назад, стоять насмерть. И стояли. Миллионы непогребенных воинов 41-го и 42-го годов по сегодняшний день лежат присыпанные опавшей листвой и поросшие мхом в лесах и болотах, полях и оврагах. Погибших воинов Красной Армии в многочисленных котлах 41-го или во время отступления 42-го, хоронить было некому. Полки, дивизии и даже армии стояли насмерть, сражались до последнего человека. Защитники отечества навечно остались в своих окопах, пулеметных точках и ходах сообщений. На склонах оврагов и в лесных чащобах, в болотной жиже и жирном черноземе колхозных полей. Где держали оборону или шли в атаку. В глубоких траншеях и на поверхности под тонким слоем дерна или перегнившей листвы. Почти все погибшие во время немецкого летнего наступления 42-го бойцы и командиры остались лежать в лесах и оврагах непогребенными, некому и некогда их было хоронить, оставшиеся в живых бойцы разгромленных немцами частей спасались бегством, стараясь как можно быстрее выйти за Дон. Некоторым удалось пробиться, основная масса или погибла или попала в плен. В оборонительных боях июля 1942 года пытавшиеся остановить врага на означенном рубеже отступавшие, измотанные тяжелыми боями, прорвавшиеся из окружения сильно поредевшие части или немногочисленные, не имевшие боевого опыта подошедшие из резерва подразделения не смогли сдержать мощный удар танковых и пехотных дивизий врага, были смяты и разбиты, почти все они погибли. В районе где проходила Областная Вахта Памяти 2003 боевые действия велись с июля 42-го по январь 43-го. Конкретно в местах где работала эта экспедиция шли оборонительные бои в начале июля 42-го. С шестого июля и до конца месяца наступательные операции проводила 5-я танковая армия, а в начале августа перешла в наступление 38-ая армия при поддержке нескольких танковых корпусов. Как я уже писал выше итог оборонительных сражений начала июля печален, немцы разгромили наши подразделения пытавшиеся остановить врага на нескольких линиях . По левой стороне большого лога от М.Покровки и далее к Федоровке, Чибисовке, Солнцево, Высочкино проходила одна из них. Все оборонявшиеся подразделения погибли. Убитые остались лежать непогребенными в своих окопах и на полях, в небольших перелесках и оврагах. Хоронить их было некому. Захоронения в местах где были разбиты советские войска в 1942 году встречаются крайне редко, подразделения стояли насмерть, большинство погибало и оставались лежать в своих окопах и на полях незахоронеными, некоторые попадали в плен, оставшиеся в живых бежали к Дону. Немцы, где убитые русские солдаты находились рядом с расположением их частей сгоняли военнопленных и жителей для того чтобы те стащили тела в какие либо ямы -- воронки, траншеи, блиндажи, дабы не было эпидемий и не вкушать ароматов, убитые советские солдаты в лесах и болотах, там где не было немецких частей остались лежать где погибли. В деревнях, местные жители собирали убитых красноармейцев со своих огородов, полей, улиц, садов и стаскивали в близлежащие ямы -- колодцы, силосные котлованы, погреба, ледники, каменоломни, где добывали известняк для построек. В дальнейшем эти ямы подзаплывали, распахивались, либо ровнялись с землей. Соответственно когда территорию освобождали о них никто не вспоминал, ни власти, ни сами жители, и это норма. Бывало и похуже, в одну из экспедиций Юбилейной Вахты Памяти 1995, мы, поисковый клуб "Арго" ( командир поискового отряда Рома Поляков ), проводили в п. Подклетное Центрального района г. Воронеж, на одной из крайних к заливным лугам улиц нам показали яму куда местные жители после боя сбросили погибших красноармейцев, яма находилась перед окнами дома со стороны улицы возле проезжей части справа от ворот, так вот эту воронку от бомбы, ставшую братской могилой для десятка убитых русских солдат использовали как мусорку лет тридцать после войны, пока на заполнили мусором по самый верх. Мы прокопали три метра перегнивших отходов прежде чем добрались до останков погибших героев. Воины сброшенные местными жителями после боев в эту могилу погибли в августе 42-го во время штурма этого села в период наступления которое началось 13 августа 1942 года силами 60-й армии из района села Подгорное по левому берегу Дона с целью окружения немецкой группировки в Воронеже. Эта операция закончилась трагично для наступавших частей, немцы подтянув резервы выбили наши войска из только что освобожденного села и отбросили остатки частей на прежние рубежи. Ударная группа 60-й армии, 107-я стрелковая дивизия и танкисты 18-го танкового корпуса были почти полностью истреблены. За исключением нескольких машин были потеряны все танки. Погибшие герои были в полном боевом снаряжении, в касках, на поясе подсумки, котелки, саперные лопаты, не было только обуви, кто стаскивал убитых, поснимал. Это безусловно исключение, такого беспредельного свинства за гранью, я нигде больше не встречал. Однако случаев равнодушного отношения, масса. Постоянное абсолютно явление когда в поселке в котором шли бои находим две три ямы с красноармейцами, за которыми никто и никогда не ухаживал, распаханные на огородах, на улицах под дорогами, во дворах и в садах. Ни холмика, ни таблички, ровное место, о них естественно ни чего не знали местные власти, ни в каких документах не учтены, официальным местом захоронения не являются, погибшие воины числятся без вести пропавшими. В одном дворе Ростовской области в селе Рясное, полторы сотни убитых солдат пролежали прямо перед домом в засыпанном леднике, и семьдесят лет рядом с ними ходили люди. В другом месте этого же села несколько сотен убитых торчали в засыпанном колодце и ни кому не было до них дела. Очень грустно друзья. Собственно это обычная для той войны картина, точно так же в местах нашего прорыва вражеской обороны, в полосе где проходило наступление наших армий или немцы были окружены, оставались тысячи непогребенных гитлеровцев на полях и в лесах, в своих траншеях и блиндажах. В интернете миллионы фотодокуметов которые могут проиллюстрировать мной поведанное. Про оборонительные сражения которые шли здесь в начале июля почти ничего не было написано в советское время, ничего нет и сейчас. Все что мне известно я узнал от очевидцев, местных жителей, которые рассказывали о том, что видели своими глазами и пережили. Я первым начал здесь поиски в далеком 89 году, когда и клубов то поисковых в Воронеже еще не существовало. Самая первая моя разведывательно--поисковая экспедиция в этих местах была в Малую Покровку. Ходил по дворам поселка, расспрашивал стариков о том, что видели сами или слышали от близких людей, друзей, соседей. В тот самый первый день когда в этом районе впервые за все послевоенное время стали вестись поисковые работы, мне удалось найти один из рубежей на котором в 42-ом наши войска пытались остановить фашистов. Несколько человек в поселке на мои расспросы показывали рукой в сторону леса в нескольких километрах от села в сторону Перекоповки, мол поднимешься на бугор увидишь березки торчащие посреди леса поверх всех остальных деревьев, вот к ним и иди, там и был бой. Лес представлял из себя дикую чащу заросшую терновником по краям. Изорвав одежду за несколько часов я вышел к березнячку, то что я увидел впечатляло. Огромные двадцати метровые воронки, тысячи ячеек, траншеи через каждые полсотни метров, сотни блиндажей. Много валялось разного военного железа, цинки из под патронов советские, куски касок, противогазов, колючая проволока, разорванные боевые части эрэсов. Весной 1993 года мне удалось организовать туда первую крупную экспедицию. Я командир обьединенного поискового отряда этой экспедиции, Б.Н. Антипов руководитель Областной Вахты Памяти, командир поискового отряда Свердловцев симпатичная девушка лет двадцати. В поисковых работах участвовало несколько десятков человек, членов поисковых организаций из Свердловской и Воронежской областей, только в этой части леска нами тогда было собрано более сотни погибших красноармейцев, у погибших защитников отечества найдено всего три медальона, один из которых оказался пустым. Фамилию одного бойца помню и сейчас, вот имя отчество подзабыл. Рядовой Фролов геройски погибший в боях за этот лесок летом 42-го похоронен в одной братской могиле с сотнями других героев найденных нами, к сожалению так навсегда и оставшихся неизвестными.  У погибших бойцов и командиров Красной Армии имелось при себе много трофеев, добытых в боях, у некоторых бойцов на ремнях висели немецкие раскладные саперные лопаты, чаще всего встречались алюминиевые фляжки, наши фляги были стеклянными следовательно недолговечными и ненадежными, многие были обуты в немецкие ботинки или сапоги, на некоторых погибших красноармейцах были даже немецкие поясные солдатские ремни вывернутые наизнанку или с заплющенной эмблемой, в карманах всякая мелочь снятая с убитых гитлеровцев--раскладные столовые наборы, фонарики и т.п. Обычное явление для подобных мест, аналогичную картину я видел и в Ольховатке, и в Сторожевом, и во многих других местах где фрицам перепало. Трофеи на войне дело святое. Видимо не слабо помолотили немчуру. Судя по всему бой был очень жестокий, позиции переходили из рук в руки, в одной и той же ячейке стрелковой, в одном лежали углу наши гильзы, патроны, предметы снаряжения, боеприпасы, а в другом немецкие. Найденные бойцы находились там где и погибли, в своих вырытых на скорую руку неглубоких окопах, при них было обнаружено оружие, ящики с патронами, гранаты, при полном боевом снаряжении -- в касках, на поясе саперные лопатки, котелки, подсумки с гранатами и патронами. Ячейки одиночные расположены в полном беспорядке, вероятно окапываться пришлось уже во время боя, где попадали на землю там и окапывались. Повоевали родимые не плохо, в каждом окопе гильз по ведру. Некоторые бойцы лежали на поверхности под тонким слоем почвы, в руках винтовки, гранаты. Погибли когда поднимались в атаку. Немцы взяли этот рубеж, оборонявшие лес и старую дорогу на Перекоповку воины Красной Армии погибли, судя по количеству найденных нами в этом месте убитых бойцов и командиров РККА, погибли возможно все, но  дальше фашисты продвинуться не смогли. Их передовая проходила по самому краю леса который смотрит на Перекоповку. В конце января 43-го в результате успешного наступления частей 38-й армии гитлеровцы были выбиты и отсюда. В предпоследний день той экспедиции 1993 года, на противоположной стороне леса, которая смотрит на Малую Покровку, где проходил самый первый рубеж нашей обороны в этом лесу, в глубоком окопчике я нашел еще одного бойца с медальоном в котором находился скрученный рулончиком военкоматовский бланк куда боец вписал свои личные данные. Погибший паренек лежал раскинув руки распластавшись по всему окопу. При полном боевом снаряжении. В патроннике гильза, рукоятка затвора повернута к верху, видимо настигла героя вражья пуля когда перезаряжал. Одиночные ячейки на этой стороне леса были глубокие, успели подготовится к встрече, в других частях леса наши окопчики не многим более чем по колено. За все время поисков начиная с того далекого 93-го и по наши дни только в этом лесу найдено несколько сотен погибших красноармейцев. Мной одним собрано там что то около сотни бойцов и командиров. Ниже на фото члены поискового отряда "Бриг" хоронят найденных в этих местах в результате поисковых экспедиций воинов Красной Армии. 9 Мая 2002 года. Несут останки погибших героев члены ВГОМО "Бриг"  -- ближний край парень в черных штанах запамятовал кто, справа в очках Агарков Паша, дальний край -- слева, в кирзовых сапогах и галифе песочного цвета я, Сергей Савин, справа рядом Алексей Зверев, будущий руководитель поискового клуба "Бриг". Стоит рядом с нами руководитель поискового клуба "Бриг" Антипов Борис Николаевич, в яме -- слева Ваулин Артем, справа Палагин Игорь.     

Прикрепленные изображения

  • IMG_8283.JPG

Сообщение отредактировал никон 2014: 16 August 2015 - 18:07

  • 0

#25 никон 2014

никон 2014

    Старшiй Унтеръ-Офицеръ

  • Пользователи
  • 461 сообщений
  • Город:Герой Воронеж

Отправлено 14 August 2015 - 18:12

В эту экспедицию встретил свою вторую половинку. На фото я и моя будущая подруга жизни. На земле лежит тот самый люк от немецкого легкого танка Т-III  о котором рассказывал ранее и снарядные гильзы. 

Прикрепленные изображения

  • IMG_8268.JPG

Сообщение отредактировал никон 2014: 14 August 2015 - 22:08

  • 1




Рейтинг@Mail.ru DDoS Protection Powered by DDos-GuarD
Copyright © 2019 Антиквариат.ру