Перейти к содержимому

IPB Style© Fisana
 

Фотография

Первая мировая война, парады Императорской армии и царская семья в фотографиях из архива Я.И. Давидовича

продажа

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1 MichaSobolev87

MichaSobolev87
  • Новички
  • 1 сообщений
  • Город:Москва

Отправлено 19 September 2018 - 12:48

Редкие фотографии Николая II и членов августейшей семьи, сановников и высшего света Российской империи, снимки парадов Российской Императорской армии и маневров во время Первой Мировой войны из архива наследников Якова Ивановича Давидовича (1899-1964).

 

Яков  Давидович был крупнейшим юристом Ленинграда, в разные годы преподавал в ведущих учебных заведениях города на Неве— Ленинградском государственном университете,  Ленинградском юридическом институте,  Военно-юридической академии, наконец,  Высшей школе МВД СССР.  История Российской Императорской армии была настоящей страстью ученого-правоведа. Его знания в этой области ничем не уступали его профессиональным юридическим знаниям, а домашняя коллекция, кропотливо и с любовью собираемая на протяжении десятилетий,—вполне могла поспорить с иным музейным фондом. Истоки увлечения Давидовича, по всей видимости, коренятся в обстоятельствах его молодости, а именно—службе в Добровольческой армии в период Гражданской войны. Этот факт своей биографии Яков Иванович, по понятным причинам, тщательно скрывал.

 

Об эрудиции Давидовича красноречиво свидетельствует следующий эпизод. Литературовед Ираклий Андроников занимался атрибуцией так называемого  «вульфертовского портрета». Мнения о нем в научных кругах разнились: одни, и в их числе сам Андроников, полагали, что на нем изображен Михаил Лермонтов, другие же со скепсисом возражали, полагая, что это портрет неизвестного офицера 1830-х годов, который чем-то и похож на великого поэта, но утверждение, что это действительно он крайне спорно. Андроников обратился к за консультацией к Давидовичу.

  «Прихожу к нему домой, спрашиваю ещё с порога: 
— Яков Иваныч, в форму какого полка мог быть одет офицер в девятнадцатом веке, если на воротнике у него красные канты?
— Позвольте… что значит красные? — возмущается Яков Иванович. — Для русского мундира характерно необычайное разнообразие оттенков цветов. Прошу пояснить, о каком красном цвете вы говорите? 
— Об этом! — И я протягиваю клочок бумаги, на котором у меня скопирован цвет канта. 
— Это не красный и никогда красным не был! — отчеканивает Яков Иванович. — Это самый настоящий малиновый, который, сколько мне помнится, был в лейб-гвардии стрелковых батальонах, в 17-м уланском Новомиргородском, в 16-м Тверском драгунском и в лейб-гвардии Гродненском полках. Сейчас я проверю…

Он открывает шкаф, перелистывает таблицы мундиров, истории полков, цветные гравюры.
 — Пока всё правильно, — подтверждает он. — Пойдём дальше… Если эполет на этом мундире кавалерийский, в таком случае стрелковые батальоны отпадают. Остаются драгуны, уланы и Гродненский гусарский полк. Тверской и Новомиргородский тоже приходится исключить: в этих полках пуговицы и эполеты «повелено было иметь золотые». А на вашем портрете дано серебро. Следовательно, это должен быть Гродненский… А как выглядит самый портрет? Я показал ему фотографию.

— Вы дитя! — восклицает Яков Иванович. — Это же сюртук кавалериста тридцатых годов. В это время в Гродненском полку введены перемены и на доломаны присвоены синие выпушки. Но сюртуки оливкового цвета сохранены по 1845 год, и до 1838 года на них оставался малиновый кант… Итак, — заключает Яков Иванович, складывая книги высокими стопками, — всё сходится в пользу Гродненского. 
— Яков Иванович, — восклицаю я, — вы даже не знаете, какой важности сообщение вы делаете! Ведь на основании ваших слов получается, что это Лермонтов…
— Простите, — останавливает меня Яков Иванович. — Этого я не говорю! Пока установлено, что это офицер гусарского Гродненского полка. И не больше. А Лермонтов или не Лермонтов  — это не по моей части».

 

Еще один подобный случай встречаем в мемуарах дочери Давидовича—писательницы Людмилы Штерн.  Ее другом и частым гостем был будущий нобелевский лауреат, а тогда еще только начинавший свой путь юный поэт Иосиф Бродский. Людмила Яковлевна вспоминала, как однажды отец повел их с Иосифом в Русский музей. Они остановились перед монументальным полотном Ильи Репина «Торжественное заседание Государственного совета 7 мая 1901 года в день столетнего юбилея со дня его учреждения», на котором изображено свыше 80 сановников императорской России. Бродский с иронией спросил отца своей подруги, знает ли он хотя бы одного из них. Давыдович снисходительно улыбнулся и ответил:

 

- Молодой человек, я знаю всех!

 

И несколько часов, порой пускаясь в мельчайшие биографические подробности,  рассказывал биографии каждого из них.

 

Более 70 фотографий из уникального собрания Давидовича выставлены на продажу. Подробности - в лс.

Прикрепленные изображения

  • архив 1.jpg
  • архив 2.jpg
  • архив 3.jpg
  • архив 4.jpg
  • архив 5.jpg
  • архив 6.jpg

Сообщение отредактировал MichaSobolev87: 19 September 2018 - 12:48

  • 0




Рейтинг@Mail.ru DDoS Protection Powered by DDos-GuarD
Copyright © 2019 Антиквариат.ру